Подопытные школьники

С 1 апреля школьники в некоторых российских регионах начнут изучать многосоставный предмет «Основы религиозных культур и светской этики». Эксперты, которые приняли участие в заседании московского политклуба «Росбалта», отмечают (запись круглого стола), что пока педагогический эксперимент проходит крайне неудачно, и винят в этом преимущественно Министерство образования или региональные власти.

Хотя очередное нововведение в школьной жизни стартует 1 апреля, это вовсе не шутка. Ученики четвертых классов всех государственных школ 19-ти регионов России (из 83-х) должны будут приступить к изучению нового предмета. А точнее – одного из его модулей, которых всего 6. Это, в первую очередь, «Основы православной культуры» и «Основы светской этики», преподавание которых вызвало в обществе наиболее жаркие споры, а также «Основы исламской культуры», «Основы иудейской культуры», «Основы буддийской культуры» и, наконец, «Основы мировых религиозных культур».

Все участники заседания московского политклуба «Росбалта», в том числе и представитель Русской православной церкви Герман Демидов, руководящий сектором православного образования Синодального отдела религиозного образования и катехизации, согласились с тем, что многие параметры эксперимента вызывают, по меньшей мере, недоумение. Но разошлись во мнении о том, стоит ли в связи с этим эксперимент прекратить.

Как отметил глава Всероссийского фонда образования Сергей Комков, совершенно непонятно, почему изучение нового предмета начнется с 4-го класса, а сам первый этап эксперимента продлится всего две четверти (последнюю в четвертом классе и первую – в пятом). При этом на преподавание новой учебной дисциплины выделяется всего два часа в неделю за счет русского языка и литературы. Что может ребенок изучить за это время, и как потом оценивать результаты — неясно.

В связи с этим Сергей Комков, а также сопредседатель Совета Института свободы совести Сергей Бурьянов, склоняются к тому, что эксперимент надо остановить. А затем провести полноценную общественную дискуссию, получить письменные согласия у родителей детей, которые сейчас в нарушение своих конституционных прав вынуждены изучать новый предмет, исправить старые или написать новые учебники. И только после этого можно будет начать преподавание.

В свою очередь Герман Демидов подчеркнул, что вопрос о том, нужен или нет «духовно-нравственный компонент» в образовании, вообще не стоит. Речь идет только о создании оптимальной модели преподавания православной и других традиционных религиозных культур, о налаживании взаимодействия РПЦ и Министерства образования. А руководитель проекта «Православные добровольцы» движения «Местные» Никифор Кулаковский вообще заявил, что остановить эксперимент просто нереально, поскольку он «состоит в том, как преподавать новый курс, а не в том – преподавать ли его вообще».

При этом у представителей РПЦ уже возникла масса нареканий. В отличие от Сергея Комкова, считающего, что налицо провокация, при помощи которой чиновники просто хотят «похоронить» новый предмет, представители Русской православной церкви склонны считать происходящее саботажем. Именно так назвал ситуацию, сложившуюся в Пензенской области, протодиакон Андрей Кураев — автор учебника для модуля «Основы православной культуры». Принимая участие в работе политклуба по телефону из Пензы, он предположил, что «имеет место тихий саботаж распоряжений президента, чтобы по окончании эксперимента с преподаванием основ религии в школе развести руками и признать, что эксперимент не удался».

Удивило его и то, что в век Интернета учебники по всем модулям нового курса стали доступны преподавателям всего за день-два до начала занятий, а по требованию чиновников Минобрнауки из книги изъяли первую главу, в которой объяснялось христианское представление о Боге.

Наконец, по словам Кураева, в той же Пензенской области чиновники вовсе не информировали родителей о том, что можно выбрать какие-то другие предметы помимо курса «Основы светской этики».

Тем не менее, прекращать эксперимент никто из представителей Русской православной церкви не хочет. Они предпочитают корректировать проблемы, которые выявились на первом этапе.

В целом, уже сейчас видны два основных противоречия — даже не между сторонниками и противниками введения нового предмета, а среди тех, кто выступает за его появление. Во-первых, что подразумевает под собой понятие «эксперимент» — выяснение того, надо ли вообще вводить такой предмет, или только проверку того, как именно этот предмет должен вводиться и преподаваться. Второе фундаментальное противоречие – можно ли исправить «на ходу» все допущенные нарушения прав граждан и просто педагогические ошибки, или проект должен быть остановлен для внесения радикальных изменений.

Противники введения предмета в нынешнем виде обещают «полный провал» или даже резкий рост «религиозной напряженности на Кавказе» и в других регионах.

Все эти вопросы, судя по всему, будут основными в дискуссии, которая разгорится после 1 апреля на фоне всех проблем, а также случайно или специально допущенных нарушений и затягивания сроков введения нового предмета. И от того, кто в этой дискуссии победит, во многом будет зависеть духовно-нравственное развитие юных россиян — если, конечно, согласиться с тем, что основы морали и нравственности у ребенка закладывает школа, а не семья.



0 комментариев