Сын казненного мусульманского оппозиционера о последних днях отца

Масштаб страданий членов нашей семьи за последние три с половиной года, в течение которых мой отец Абдул Кадир Мулла находился за решеткой, не поддается описанию. Даже при том, что все члены нашей семьи обладают огромной силой воли и выдержкой, мы все опустошены донельзя.

Моего отца и раньше сажали под арест, но на этот раз масштаб мучений был велик, как никогда.

На этот раз мы пытались предпринимать следующее: посещали его в тюрьме в Кашимпуре в районе Газипур по субботам, пытались обеспечить его предметами первой необходимости, каким-то образом передать их в тюрьму, поскольку у него были проблемы со здоровьем; бегали туда-сюда и продолжали юридические баталии; несли на себе клеймо неспособности сделать что-либо существенное для защиты его, невиновного, от зла тиранов. Все это калечило нашу семью, но вопреки всему, добрая улыбка на невинном лице моего отца делала все испытания терпимыми.

Большую часть его тюремного срока я находился за границей, и в связи с этим я мало что мог сделать. Я находился за границей даже 10 декабря 2013 г., когда администрация тюрьмы сообщила нашей семье о дате и времени последнего посещения отца. Я немедленно взял билет и вылетел в Дакку, прибыв туда утром 11 декабря.

По дороге я молил Аллаха о том, чтобы он дал мне возможность в последний раз увидеться с отцом. Хвала Аллаху, который даровал мне этот шанс – его узаконенное убийство было отсрочено на 2 дня благодаря вмешательству одного судьи.

Когда мы отправились в тюрьму на последнее свидание с ним 12 декабря 2013 г., отец обнял меня и сказал: «Никакой физической мести! Ты отомстишь за эту несправедливость по отношению ко мне тем, что будешь участвовать в делах исламского движения и способствовать водворению Ислама».

Когда мы покинули тюрьму, мы узнали, что этой же ночью должно было состояться узаконенное убийство моего отца. Руководство тюрьмы должно было передать его тело нам, но они этого не сделали. 15 членов семьи были готовы выехать в наш родной район Фаридпур, куда администрация тюрьмы должна была привезти тело отца.

Мы были уже готовы выехать и ждали на первом этаже нашего дома. В это время на нас напали с холодным оружием в руках какие-то воинствующие хулиганы из правящей партии Лига Авами. Нас окружила полиция, но, к нашему глубочайшему шоку, она тоже присоединилась к избиению нашей семьи. Пока полиция жестоко избивала нас и силой загоняла в полицейский микроавтобус, мы все боялись стать жертвами «насильственного исчезновения».

В конце концов, нас увезли в полицейский участок в Дакке. Спустя несколько часов, когда в полицию пришел мой дядя со стороны матери и старшая сестра, чтобы нас освободить, некоторые из нас уже были сильно избиты.

Когда поздно ночью мы вернулись домой, то уже были не в состоянии добраться до Фаридпура, находящегося в сотне миль от Дакки. Полиция поспешно похоронила его и даже не дала нам возможности увидеть тело убитого отца.

Наверное, даже в общинах дикарей люди не относятся к другим людям таким варварским образом. Мой отец взял билет первым классом в рай, а мы остались здесь, в стесненном положении. О Аллах! Даруй нам способности взять на себя огромную ответственность, которую передал нам мой отец!

Сын казненного лидера происламской оппозиционной партии Бангладеш Абдул Кадира Муллы, Хасан Маудуд

Перевела с английского языка Зарина Саидова специально для Ансар.Ru



0 комментариев