Почему мусульманским лидерам нечего сказать о беде уйгурских единоверцев?

Лагеря для интернированных с миллионом заключенных. Пустые кварталы. Студенты, музыканты, спортсмены и мирные ученые за решеткой. Масштабное высокотехнологичное государство полицейской слежки, которое мониторит и оценивает каждое движение. Будущее более чем 10 млн уйгуров, членов тюркоязычного мусульманского меньшинства Китая, выглядит все более мрачным.

Пока китайские власти ведут жестокие зачистки в Синьцзяне, северо-западном регионе Китая, где живут уйгуры, Ислам стал их главной мишенью. Крупные мечети городов Кашгар и Урумчи ныне пустуют. Заключенных в лагерях заставляют отказываться от Бога и принимать убеждения китайской Коммунистической партии. Молитвы, религиозное образование и Рамадан подвергаются все большим ограничениям и запретам. Даже в остальном Китае арабские вывески снимают со зданий, и партийное руководство поощряет исламофобию.

Но на фоне этой государственной кампании против Ислама мусульманские лидеры и сообщества по всему миру хранят молчание. Пока судьба палестинцев вызывает ярость и сопротивление в мусульманском мире, и миллионы осуждают гонения на рохинья, едва ли кто-то заступается за уйгуров. Ни один глава мусульманской страны не сделал публичное заявление в поддержку уйгуров за это десятилетие. Политики и религиозные лидеры, обычно выступающие за веру, молчат перед лицом политической и экономической мощи Китая.

Многие мусульманские правительства укрепили свои отношения с Китаем и даже поддержали гонения в Китае. Прошлым летом Египет депортировал несколько этнических уйгуров в Китай, где им грозила тюрьма и, возможно, даже гибель. Такие же шаги предпринимали Малайзия и Пакистан в 2011 году.

Это резко контрастирует с тем, как эти же страны реагируют на новости о предвзятости против мусульман со стороны Запада и Израиля. События в Газе спровоцировали протесты по всему исламскому миру – не только на Ближнем Востоке, но также в далеких Бангладеш и Индонезии. Если бы Египет или Малайзия депортировали палестинцев в израильские тюрьмы, шумиха была бы неистовой. Но жестокие и откровенно антирелигиозные преследования против уйгуров не находят никакого отклика.

Часть ответа лежит в плоскости денег. Китай стал ключевым торговым партнером каждой мусульманской страны. Многие входят в возглавляемый Китаем Азиатский инфраструктурный инвестиционный банк или другие китайские инициативы.

Непосредственные соседи Синьцзяна, такие как Пакистан, Афганистан и Казахстан, стоят перед особенно сложной дилеммой. Продолжающиеся преследования задели и их собственных граждан, членов их семей. Но опять же, тесные экономические и геополитические связи с Китаем мешают этим странам высказать претензии.

Проблески надежды в уйгурской проблеме малы и носят местечковый характер. Влияние Китая растет, и все больше мусульманских стран начинают зависеть от его экономической мощи. Шансы единого мусульманского отклика на уйгурский кризис тают с каждым днем…

Перевод с английского языка (в сокращении) специально для Ансар.Ru



1 комментариев


  1. (01.08.2018 22:37) #
    0

    Человеку свойственно предавать.