Почему король Саудии не принял Кадырова, но принял Евкурова?

Достаточно скромно в России и на Кавказе был освещен последний визит главы Чечни Рамзана Кадырова в Саудовскую Аравию. Хотя было очевидно, что визит призван решить важную дипломатическую проблему.

Речь идет о явном недопонимании, возникшем у Саудовской Аравии по поводу принятой на Богословской конференции в Грозном фетвы не признававшей ряд течений в исламе суннитскими, в том числе и салафитской версии.

Дело в том, что салафитский ислам в Саудовской Аравии является официальной государственной идеологией. И такое решение грозненской конференции вызвало серьезные вопросы саудовского дома к Москве и Грозному.

Напомним, что после этой нашумевшей конференции в Грозном саудовская королевская семья официально пригласила в страну главу Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, хотя до этого традиционного строила отношения только с Рамзаном Кадыровым.

Для Эр-Рияда Евкуров после грозненской фетвы оказался интересным тем, что в отличие от Кадырова он утверждает, что не признает разделения ислама на традиционный и нетрадиционный. Что запрещает мусульманам, чиновникам и силовикам обвинять кого бы то ни было в ваххабизме.

Что примечательно, Юнус-Бека Евкурова принял сам король Саудовской Аравии. А вот Кадырова, который нанес визит сразу по горячим следам после Евкурова, не принял. Встреча Кадырова в Саудовской Аравии была организована на уровне наследного принца.

Согласно официальной версии в ходе своего визита в Саудовскую Аравию Рамзан Кадыров обсудил с наследным принцем королевства Мухаммадом ибн Салманом аль-Саудом вопросы борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом. Об этом и сам Рамзан Кадыров сообщил на своей странице в социальной сети Insragram.

"Накануне вечером у меня состоялась встреча с Мухаммадом ибн Салманом аль-Саудом в его официальной резиденции в городе Даммам. Особое внимание уделили вопросам противодействия идеологии экстремизма, терроризма и борьбе с терроризмом. Мы были едины во мнении, что ни терроризм, ни экстремизм не имеют абсолютно ничего общего с истинным исламом", - сообщил Кадыров.

Глава Чечни отметил, что в ходе беседы было решено провести встречи рабочих групп по взаимодействию в наиболее важных направлениях, представляющих взаимный интерес. Однако об обсуждении последствий грозненской фетвы для отношений России Саудовской Аравии чеченский лидер не сообщил.

Зато сами саудовские СМИ писали о том, что данный политический визит со стороны Грозного был воспринят Эр-Риядом как официальное извинение за возникшее между двумя странами недопонимание по поводу принятой в Грозном анти-салафитской фетвы.

Почему встреча главы Чечни и короля Саудовской Аравии не состоялась? Есть ли в этом элемент восточной дипломатической игры? Попытки выдержать паузу? Насколько глубока обида Эр-Рияда на Москву и Грозный? Был ли визит Кадырова попыткой принести извинения Эр-Рияду на дипломатическом языке? На наши вопросы отвечают известные в России эксперты.

Михаил Рощин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН

Саудовская Аравия играет ключевую роль в мусульманском мире. Там находятся святые места ислама, это одна из наиболее богатых стран в мире. Она себя позиционирует как неформальный центр исламского мира.

Рамзан Кадыров, как человек амбициозный, беспокоится о своем рейтинге. Ясно, что он заинтересован в установлении хороших отношений с Саудовской Аравией и ее правящими кругами.

И для этого глава Чечни прилагает все усилия. Я не могу посоветовать, как лучше себя вести в такой ситуации, думаю, что его советники работают в этом направлении. И правильно делают.

Конференция в Грозном, 25-27 августа 2016 года, наделала большой шум, и была достаточно неоднозначно встречена не только Саудовской Аравией. Критическая реакция в отношении принятой там фетвы «О неотъемлемых признаках отличия истинного Ислама от заблуждений» была и в ДУМ РФ.

Из недавней беседы с мусульманами из Брюсселя я понял, что реакция многих мусульман в Европе тоже была достаточно критической. Нет ничего удивительного, что и в Саудовской Аравии, которая еще большее значение придает идеологическим вопросам, отнеслись к итогам конференции по-своему.

Дискуссии, конечно, нужны. Это безусловно так. Фетва грозненской конференции вызвала противоречивые суждения. В этих условиях, наверное, саудовский монарх предпочел не встречаться с чеченским лидером.

Для такого человека как Кадыров, который хочет играть особую роль, вне зависимости от того, какой пост занимает, доверительные отношения с руководством Саудовской Аравии очень важны.

Заминка во встрече на самом высоком уровне, на мой взгляд, носит временный характер. Любая встреча подобного рода и подобного политического уровня предусматривает тщательную подготовку.

Денис Соколов, руководитель Исследовательского центра RAMCOM

Грозненская фетва изначально была ошибкой, потому что это заведомо противоречивая конструкция, которая является отголоском политического проекта в большей степени, чем сюжетом из исламской науки.

В любом случае за нее пришлось бы платить. На внутреннем публичном пространстве уже немного начали сдавать назад. А то, что на международном уровне с Саудовской Аравией и другими странами придется объясняться за эту странную идею, сомнений ни у кого не было.

Объяснять, почему Рамзана Кадырова король не принял, не имеет смысла. С Кадыровым поговорил достаточно влиятельный человек. Кадыров не является президентом России. И тот факт, что третье формальное лицо в государстве с ним встретился, это уже довольно высокий уровень приема.

Попытки построить синкретическую политическую конструкцию на основе ислама, конечно, будут предприниматься и дальше, поскольку ислам является не просто второй по величине религией в России, ислам является единственной быстрорастущей религией в России.

Он растет за счет нескольких факторов. К исламу все больше обращаются так называемые этнические мусульмане, которые себя считали мусульманами скорее по происхождению, чем по идеологии и по вере. Но постепенно эта ситуация меняется, все больше этнических мусульман становятся практикующими мусульманами.

Кроме того, это не лавинообразный поток, но все-таки представители других этносов, которые не были мусульманами, тоже обращаются в ислам. И, наверное, в России нету более быстрорастущей религиозной общины, чем мусульманская.

И третий фактор, это мигранты. Большое количество людей, которые приезжают в Россию либо работать, либо уже жить, это мусульмане. Попытки построить на уровне государства синкретический проект на основе ислама, будут более совершенными. Грозненская фетва – не первая попытка.

И надо ожидать похожих попыток на федеральном уровне. В принципе грозненская фетва во многом согласована на федеральном уровне. Это будет продолжаться, чтобы нащупать тот конструкт, который позволит максимально включить ислам в государственную рамку.

Поскольку Рамзан Кадыров является главным ответственным лицом за грозненскую фетву, видимо, недоразумения на международной уровне, связанные с ее принятием, тоже исправлять поручено ему.

Такая странная и эклектичная конструкция, сформулированная не без агрессии, в любом случае имела бы такие последствия, как необходимость объясниться и частично дезавуировать эти сюжеты на международном уровне.



0 комментариев