Из лучшего «азиатского» в проблемное «европейское»

За последнее время много было написано и сказано об Исламе в Европе, о европейских мусульманах, об их опыте и интенсивном развитии на современном этапе, в том числе в сопоставлении с ситуацией в России. Например, известный исламовед Руслан Курбанов уделил теме мусульманских меньшинств на Западе значительное внимание. Однако мне кажется важным внести еще некоторые дополнения и соображения на данный счет, посмотрев на вопрос с несколько другой стороны.

На мой взгляд, Россию в плане отношений с внутренним мусульманским сообществом необходимо сравнивать не с Европой, а с Азией, точнее с теми азиатскими государствами, в которых проживает значительное исламское меньшинство. Это первое. Второе – опыт соседства мусульман и представителей других религий в России нельзя считать принципиально уникальным, при всем нашем к нему интересе. В целом это тот же опыт, что и азиатских немусульманских государств со значительным коренным мусульманским населением.

Некоторые из числа государств этого типа (условно назовем их «азиатскими») даже когда-то сами были мусульманскими. История их взаимоотношений с приверженцами Ислама знает многое, почти все: и войну, и дружбу; и ненависть, и интеграцию; и апатию, и стремление познать друг друга. Сегодня они, в том числе и Россия, пытаются выстраивать свою политику в отношении Ислама.

И тут начинаются различия. В будущем Россия может выпасть из числа «азиатских» собратьев. Вопрос только в том, где оно окажется.

«Азиатский» тип мусульманских меньшинств

Опыт европейских, и в целом западных, мусульманских меньшинств, несмотря на его недолгую историю, сегодня оказался значительно более изученным, чем аналогичные процессы в Азии. Оно и понятно: то, что происходит в центре мира, заботит экспертов много больше остального.

Но для нас, живущих в России, крайне важно знать то, как Ислам бытовал и бытует в таких странах, как Китай, Индия, Таиланд, Филиппины, Шри-Ланка и даже Бирма и Вьетнам в какой-то степени. К этому же типу, видимо, с оговорками надо отнести следующие европейские страны: Болгария, Греция, Сербия, Македония, Черногория, Украина, Польша, Белоруссия и Литва.

Это для нас не менее, а, может, и даже более важно, для комплексного понимания ситуации. У России в плане Ислама с этими странами много общего; того, что заставляет поставить ее с ними в один ряд «азиатского» типа отношения к мусульманским меньшинствам.

1. Как и в России, в Китае, Индии и др. Ислам является традиционной, исторически укорененной религией. Мусульмане всех этих стран являются коренными жителями на земле проживания, не мигрантами или их потомками, как в Европе. Ислам насчитывает там многие века, но везде не пользуется де-факто равными правами и статусом по сравнению с конфессией или идеологией, к которой принадлежит большинство.

2. Во всех этих странах у мусульманского меньшинства есть проблемы с государством той или иной интенсивности протекания (дискриминация, религиозные и политические права, сепаратизм, замалчивание исторической роли и вклада и т.д.).

3. Везде есть своя «запрятанная история» Ислама. Т.е. Ислам и мусульмане сыграли в истории своих государств куда более важную позитивную роль, чем ту, которую готово признать за ними их государство. Отсюда вытекает проблема отстранения мусульман от влияния на важнейшие государственные процессы.

4. Во всех этих странах проблема мусульманских меньшинств носит двойственный характер. С одной стороны, есть в целом лояльное и более-менее интегрированное сообщество, и, с другой, есть часть последователей Ислама, находящихся со своим государством в конфликте, в том числе вооруженном.

Это очень важно и примечательно. Например, в России, с одной стороны, сообщество мусульман Волго-Урала, с другой, дестабилизированный Северный Кавказ. Аналогично: хуэйцы КНР, вполне вписанные в китайскую государственность, и их «Чечня» - Синьцзян-Уйгурский автономный округ. То же самое в Индии – Кашмир и свыше сотни миллионов мусульман, проживающих в других регионах страны. Таиланд и Филиппины: на юге многолетний вооруженный конфликт, который уживается с присутствием мусульман в центре этих стран. Причем среди них есть и чиновники очень высокого ранга, в том числе военные.

И везде это не религиозная проблема. Есть проблема политико-территориального сепаратизма одних мусульман и несогласие с такой позицией другой части их единоверцев. Эти конфликты уходят глубоко в историю, и далеко не всегда сопротивление шло под лозунгами Ислама.

5. Во всех этих государствах мусульмане – это своего рода «младшие братья», де-факто не имеющие равного статуса с большинством (де-юре это вполне допускается). Такой их статус обусловлен во многом тем, что в свое время их предки потерпели историческое поражение и оказались в подчиненном положении.

При всей схожести с азиатскими собратьями Россия выделяется среди них, может быть, наилучшими по сравнению с остальными условиями для Ислама и его приверженцев сегодня. РФ – это, грубо говоря, лучшее государство «азиатского» типа взаимоотношений с мусульманскими меньшинствами.

Метаморфоза

Изменения в России последних десятилетий касаются напрямую и мусульман. Масштабные миграционные процессы грозят тем, что наша страна в плане Ислама превратится из лучшей «азиатской» в самую проблемную «европейскую». Т.е. с ростом числа мусульман, приезжающих из бывших колоний Российской империи в Средней Азии, Ислам в РФ все больше напоминает «европейский» тип, где подавляющее большинство последователей Ислама – это мигранты или их потомки во втором или в лучшем случае третьем поколении.

Многовековая «азиатская» идентичность Ислама в России на наших глазах стремительно меняется. Это главный вызов, прежде всего, для самих коренных мусульман нашей страны.

Если в 80-е годы прошлого века мусульманин у основной части населения страны ассоциировался с хитроватым, но в целом очень близким «соседом-татарином», то с середины 90-х – это уже крайне враждебный, но еще немного понятный «кавказский боевик». Сегодня же это неграмотный и оборванный гастарбайтер из «Нашей Russia». Пришельцы из чужого мира Джамшуд и Равшан – это лицо Ислама для огромного числа современных россиян.

В этом смысле Россия все больше напоминает Европу, где проблема Ислама и миграции – одно и то же. С одним, правда, отличием – у нас ситуация на порядок хуже, т. к. Россия не готова к такому повороту событий и, что еще хуже, готовится не хочет. У нас принято делать вид, что либо ничего не происходит, либо виноват в наших проблемах кто-то другой и, соответственно, этот другой и должен наши проблемы решать.

Коренное мусульманское население России – сообщества Волго-Урала и Северного Кавказа – через 20-30 лет сами станут меньшинствами по отношению к среднеазиатскому большинству. Это долгосрочный тренд, изменить который невозможно, нравится это кому-то или нет.

Уже сегодня в некоторых российских городах среди прихожан мечетей узбеков, таджиков и киргизов в целом больше, чем коренных российских мусульман. Власти и главы духовных управлений мусульман некоторых регионов так старались сдержать натиск кавказцев на исламские общины Большой России, что в результате неожиданно оказались перед свершившимся фактом того, что отечественное мусульманское сообщество становится таким, каким оно никогда не было.

Думаю, уже можно твердо говорить, что в XXI в. РФ будет не той страной «азиатско-мусульманского» типа, какой она была всегда в своей истории. Мы становимся «европейцами», правда, не по тем показателям, по которым многим бы хотелось.



0 комментариев