В новом Сенате США не будет афроамериканцев

Когда два года назад чернокожий политик из Иллинойса Барак Обама дошел аж до президентского поста, казалось, что вместе с его победой рухнули последние преграды на пути этнических меньшинств в большую американскую политику…

Еще чуть-чуть, и мы увидим, как все значимые посты в Вашингтоне будут заняты афроамериканцами, латиносами и нисеями. Потому что Америка обновилась и теперь ей нужно новое поколение харизматичных политиков, которые бы выделялись на привычном белом фоне, а главное, умели мобилизовать электорат.

Но состав участников промежуточных выборов, которые пройдут 2 ноября, показывает ровно противоположное. Американцы всласть наигрались с этническим колоритом в 2008 г. и теперь им захотелось обратно, к старым добрым WASPам. Один черный президент в США пока еще есть, но вот после выборов 2 ноября, независимо от их результата, в стране не останется ни одного чернокожего сенатора. Единственный черный сенатор Роланд Буррис отправится на пенсию и заменить его будет некому. А это значит, что появление еще одного афроамериканца на серьезной должности в руководстве страны в ближайшие годы тоже маловероятно.

Именно верхняя палата американского Конгресса, а не нижняя Палата представителей, выступает главным поставщиком кадров для политической жизни федерального уровня. Сенатора Керри и сенатора Маккейна знает весь мир. Вице-президент Байден и госсекретарь Клинтон – тоже бывшие сенаторы. Ну и сам президент Обама приобрел первую общенациональную известность в качестве сенатора от Иллинойса.

А кто сможет назвать хотя бы одного известного конгрессмена из Палаты представителей? Разве что Нэнси Пелози, и то только потому, что она стала первой в истории США женщиной, занявшей пост спикера нижней палаты Конгресса.

Несмотря на одинаковую годовую зарплату в $174 000, статус сенатора в американской политике неизмеримо выше и перспективнее статуса конгрессмена. У Сената больше полномочий, особенно, в области внешней политики. Сенаторы избираются сроком на шесть лет, а не на жалкие два года, как конгрессмены. Наконец, сенаторов всего 100 человек, по два на каждый штат, а конгрессменов – 435, по одному на каждые 700 000 жителей.

Одно дело – получить большинство голосов в целом штате, некоторые из которых по численности населения и масштабам экономики опережают многие независимые государства. И совсем другое – победить в небольшом избирательном округе на 700 000 человек. Особенно, если большинство избирателей этого округа принадлежат к тому же самому этническому меньшинству, что и сам кандидат в Палату представителей.

Поэтому в среде конгрессменов афроамериканцы уже давно перестали быть редкостью. В нынешнем составе Палаты представителей их 39 из 435. Доля почти такая же, как и во всем населении США. А вот всех негров, побывавших сенаторами за двести с лишним лет истории США, можно сосчитать по пальцам одной шестипалой руки. Двое чернокожих оказались в верхней палате еще в XIX веке, во времена Реконструкции Юга. Еще один – в мятежные 60-е гг.

В последнее время тотальная белизна Сената стала смотреться совсем неприлично, и американцы начали дополнять картину одним черным сенатором. Причем обязательно из Чикаго – города-мечты всех беглых рабов Юга. В 90-е гг. это была Кэрол Мосели-Браун, в 2000-е ее сменил Барак Обама. В 2008 г. на место Обамы пришел Роланд Буррис.

И вот теперь Буррис уходит из Сената. Уходит так неудачно, что лучше бы ему было вообще не приходить. Отсенаторствовав всего два года из положенных шести, Буррис вынужден покинуть свой пост из-за коррупционного скандала. Единственный негр-сенатор, и тот оказался коррупционером. Неприятно, конечно.

Последнего чернокожего верхней палаты обвиняют в том, что свой пост сенатора он купил или готов был купить, а потом соврал под присягой. Буррис сейчас занимает то самое место, которое раньше было у Барака Обамы. Когда Обама ушел на повышение, в Иллинойсе не стали проводить дополнительного голосования. Вместо этого губернатор штата Род Благоевич должен был назначить временного сенатора от Иллинойса, который исполнялся бы свои обязанности до ближайших крупных выборов 2 ноября 2010 г., и на них мог бы попробовать избраться уже на постоянной основе.

Нечистоплотный Благоевич стал обзванивать потенциальных кандидатов в сенаторы, предлагая купить у него эту должность. Бывший генеральный прокурор штата Рональд Буррис согласился заплатить. Он много лет пытался подняться куда-нибудь повыше, баллотировался в сенаторы, в мэры Чикаго, в губернаторы штата, но везде проиграл. А тут такая возможность.

К сожалению, ФБР записывало телефонные переговоры Благоевича, и Буррис оказался втянут в неприятный судебный процесс над губернатором. Умение говорить по телефону очень расплывчатыми фразами спасло Бурриса от ответственности, и он все-таки занял желанный пост сенатора, но испорченная репутация не оставила шансов победить на настоящих выборах.

2 ноября славная американская традиция иметь в верхней палате одного черного сенатора от Иллинойса будет прервана. За место уходящего Бурриса борются демократ-грек Дженулиес и шотландский республиканец Кирк, бомбивший в 1999 г. Югославию. А черные политики, торжествовавшие в 2008 г., снова вернутся к своим маленьким, уютным округам. Пока никто из них не тянет на победу даже в масштабах одного штата.



0 комментариев