Тотальный израильский кризис достиг наивысшей точки

Кризис наступил внезапно: без фанфар и никого не предупредив о важности этого события. Прошло 62 года. С Израилем не о чем говорить.

В конце концов, исчерпаны все возможности. Планы прошлого раскиданы на географической местности, как белеющие кости динозавров. Единственной целью их было напомнить будущим поколениям о том, что могло произойти, но не произошло.

Последняя тончайшая завеса была снята с так называемого «мирного процесса», который с самого начала и не был «мирным», а являлся лишь разновидностью войны. Время от времени Натаняху дает пощёчину Обаме (а Обама никак не реагирует). Сионистский посол Орен заявляет всему миру, что только Израиль будет определять границы, и никто больше. Либерман рекомендует министрам иностранных дел европейских государств заниматься своими делами и не вмешиваться. Когда решите собственные проблемы, тогда и приходите к нам и давайте свои советы, заявляет Либерман. Израиль, между прочим, не собирается стать Чехословакией 2010 года – тем самым Либерман показывает, что его познания в истории так же запутаны, как и понимание правил поведения, этических, правовых и нравственных норм.

Только на этой неделе Натаняху посетил боевиков, убивших девять турецких граждан на борту судна «Мави Мармара». Их уже наградили "за проявленное мужество", но Натаняху решил поздравить их лично.

Ливни сделала недвусмысленные заявления. Почему Израиль не хочет решать вопрос со страной, которая веками была убежищем для евреев и являлась своего рода арбитром в отношениях между Израилем и арабскими государствами? Зачем же Натаняху настраивать против себя Турцию и сыпать соль на раны? Казалось, ответ стоит искать где-то между недальновидностью, глупостью и безумием. Меир Кахане, последователи которого только что прославляли его человеконенавистнические идеи на улицах Умм аль-Фахма, запрыгал бы от счастья, узнав, как поворачиваются события.

Израиль всегда отрицал любую возникающую возможность укрепления мира с палестинцами, а через них и с другими арабскими странами. Процесс начался не в 1988 году, и даже не в 1973, он начался в 1960-х с идей Насера. В последние два десятилетия арабские государства выработали простую формулу мира – Израиль может сохранить за собой 80% земли, но возвратить 20%, захваченной в 1967 году, и серьезно отнестись к вопросу о беженцах. Данное предложение было безумно и легкомысленно щедрым. Но для Израиля и этого было недостаточно. Открыто игнорируя или отвергая такие предложения, получая от «мирного процесса» то, что хочешь, сбрасывая со счетов всех остальных, Израиль постоянно поворачивается спиной к миру.

Для того чтобы мир был долговременным и прочным, как его характеризуют американские президенты и британские премьер-министры, нужно предложить что-то обеим сторонам, но палестинцам сейчас ничего не предлагают. Израиль собирается поступать по-своему, продолжать получать, что хочет, и ему совершенно наплевать на международное право и на то, что о нем думают. Именно такие сигналы поступают от правительства Натаняху – и получают практическую поддержку на земле в виде лихорадочного строительства незаконных поселений.

Махмуду Аббасу, Хосни Мубараку и королям Саудовской Аравии и Иордании некуда спрятаться, нечем прикрыться: ни горой, ни фиговым листком, ни даже травинкой. Если мы в эти дни ничего с их стороны не слышим, то это потому, что им нечего сказать. Обама молчит по поводу мира на Ближнем Востоке (он лишь случайно сделал формальное заявление о том, как вернуть "мирный процесс" в прежнее русло, то есть - как сделать трупу искусственное дыхание). Молчит и Хилари Клинтон. Очевидно, они сосредоточены на предстоящих выборах в конгресс, но им нечего сказать. Израиль загнал всех в угол.

«Мирный процесс» основывался на допущении, что рано или поздно Израиль будет готов говорить, и когда будут решаться «ключевые вопросы», Израиль сделает необходимые «уступки» (то есть, вернет украденную собственность). Но ничего подобного не происходит. Выводов нет, есть только поселенцы и фашисты, марширующие по Умм аль Фаму с призывами к «смерти террористов».

Они бурно веселятся. Пробки от шампанского с шумом летят повсюду. Израиль говорит о законности и праве на существование. Хотя первым действием этого государства было изгнание коренного местного населения Палестины, лишения их всех прав – и не только права на голосование, но самого главного права – права жить на своей земле, на родной земле. Другими словами, Израиль требует соблюдения своих прав, в которых он отказывает другому народу.Более того, он требует, чтобы жертвы считали зло, направленное против них, «добрыми деяниями». Это полная чушь, но если процветающим в еврейском парламенте фашистам дать волю, День поминовения жертв Накбы будет считаться противозаконным.

А то, что правительство фактически позволило последователям Меира Кахане с его идеями геноцида выставить напоказ свои омерзительные взгляды в Умм аль-Фахме прямо перед людьми, которых они собираются убить или выселить, является показателем того, насколько глубоко расизм укоренился в израильском обществе и государстве. Жизнь государства основана на гармонии его отношений с теми, кто в нем проживает, на желании жить в соответствии с международным правом. По всем показателям Израиль позорно потерпел поражение. Прикрываясь "безопасностью" и "защитой границ", делимитацию которых Израиль отказывается проводить, последние 60 лет он занимается тем, что ведет войну с арабами. Подобное поведение может показаться достаточно странным для "государства", которое без конца твердит о своем желании жить в мире с соседями. В действительности, у Израиля нет никаких "соседей". У него есть определенные договорные обязательства с Египтом и Иорданией, правители которых не выражают настроения своих народов, не говоря уже о чаяниях народов других арабских стран. Израиль не желает справедливого мира. Ради своих нечестных целей он готов навсегда остаться государством военной диктатуры. Он готов вести войну и в любую минуту начать её, чтобы уничтожить всех, кто стоит на пути осуществления сионистского проекта-кошмара.

Палестинцам в такой ситуации не остаётся ничего, как заявить, что все заключенные в Осло соглашения будут аннулированы и недействительны. По сути, есть они – палестинцы, и есть мы – все остальные. Мир будет втянут в сильнейший кризис, который неизбежно возникнет как апофеоз незначительных кризисов (относительно незначительных). Этого нельзя избежать. Мы снова возвращаемся к 1948 году. Лишённый возможности колебаться в одну определенную сторону, маятник между войной и миром сейчас должен качнуться в другую.

Джереми Солт – профессор, преподает историю и политические процессы на Ближнем Востоке в Билкентском университете в Анкаре (Турция). До этого он преподавал в Босфорском университете в Стамбуле и в Мельбурнском университете на кафедре ближневосточных исследований и политической науки. Профессор Солт написал много статей по вопросам Ближнего Востока, в частности Палестины. Работал журналистом в газете «The Age» в Мельбурне.



0 комментариев