Исламабад мечется между Россией и Китаем в поисках защиты от США

Завершился официальный визит в Москву президента Пакистана – первый за 37 лет, в течение которых наши страны находились между собой в состоянии непрерывной конфронтации, то и дело грозившей перейти в открытый военный конфликт. Однако теперь всё забыто: Исламабад призывает Россию развивать взаимовыгодную торговлю, приглашает «Газпром» участвовать в разработке национальных месторождений (о чём раньше не могло быть и речи) и даже не исключает возможности российского участия в строительстве газопровода из Туркмении в Индию через Пакистан. Причины столь неожиданного дружелюбия, впрочем, понятны: в Пакистане очень боятся США, практически в открытую обвиняющих Исламабад в укрывательстве Усамы бен Ладена и не очень рассчитывают на помощь своих традиционных союзников – китайцев.

«Я привёз в Москву надежды нашего парламента, правительства, премьер-министра, а также простых людей Пакистана на то, что нам удастся наладить двусторонние отношения с Россией», - подчеркнул Асеф Али Зардари на встрече с президентом России Дмитрием Медведевым. Последним пакистанским руководителем, посетившим Москву с официальным визитом, напомнил Зардари, «был мой тесть», а состоялось это событие в 1974 году. Стоит, правда, напомнить, что президент Зульфикар Али Бхутто, действительно приходящийся тестем нынешнему пакистанскому президенту, спустя пять лет после того визита был смещён в результате военного переворота и вскоре расстрелян, а отношения нашей страны с Пакистаном, особенно после ввода советских войск в соседний Афганистан, балансировали на грани между холодной и горячей войной.

Но Исламабад предлагает оставить прошлое в прошлом, а сегодня Асеф Али Зардари предлагает Москве «расширять и диверсифицировать наше экономическое сотрудничество, распространяя его и на частный сектор». Объём двустороннего торгового оборота между Россией и Пакистаном не превышает сегодня скромной суммы в 363 млн. долларов, но пакистанская делегация привезла в Москву, по её словам, «пакет чрезвычайно интересных предложений».

Одним из них является присоединение России к проекту газопровода TAPI (аббревиатура, расшифровывающаяся «Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия»). Гнать туркменский газ в Индию в обход Ирана предлагала ещё Кондолиза Райс в бытность свою госсекретарём США при президенте Джордже Буше, однако с тех пор проект так и остался на бумаге – главным образом из-за противодействия Тегерана и Москвы, не желающей давать Туркмении на руки альтернативу «газпромовскому» пути экспорта - по российской трубе и через территорию России. Впрочем, Пакистан готов компенсировать «Газпрому» возможные убытки и риски, допустив российскую компанию «к исследованиям и разработке национальных запасов природного газа» - то есть сделав то самое, против чего Исламабад до сих пор категорически возражал.

Не менее масштабным проектом является линия электропередач CASA-1000 (Central Asia – South Asia), участие в которой Пакистан также предлагает России. Суть этого проекта заключается в транзите электроэнергии, вырабатываемой на Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской ГЭС-1 на реке Нарын в Киргизии, через Афганистан в Пакистан и Индию. Ещё один проект предусматривает модернизацию с участием России металлургического комбината Pakistan Still Mills в Карачи, построенного в семидесятых в недолгий период дружбы Пакистана с Советским Союзом.

Эксперт московского Института стратегических оценок и анализа Сергей Демиденкопризвал трезво оценивать предложения, привезённые в Москву Асефом Али Зардари:

- Пакистанцы сегодня мечутся по всему миру в поисках защиты, в страхе перед американцами. После того, как выяснилось, что Усама бен Ладен, которого они искали по горам десять лет, все эти годы с относительным комфортом жил недалеко от столицы, в режимной зоне, в ста метрах от военной академии, ни о каком сотрудничестве США с Пакистаном в деле борьбы с терроризмом невозможно говорить даже для соблюдения политеса. Заметьте, что американцы брали Усаму по секрету от пакистанцев – своих, вроде бы, союзников – а пакистанское военное командование недвусмысленно предупредило, что следующая подобная военная акция встретит отпор регулярных войск. Американцы разочаровались в своей марионетке Зардари, и я вовсе не исключаю, что в ближайшее время он будет удалён со сцены «старым пакистанским способом» – путём военного переворота. Видимо, он тоже это понимает – и сегодня готов предлагать кому угодно и что угодно ради призрачной надежды на спасение.

«СП»: - Но как же традиционный союзник Пакистана – Китай? Неужели китайцы не защитят Зардари, если американцы попробуют его свергнуть?

- Особые отношения Пакистана с Китаем – это полностью заслуга бывшего президента Первеза Мушаррафа. Именно он предложил Пекину совместную борьбу против общего противника – Индии – и именно он навёл Пекин на мысль о создании на пакистанском берегу базы китайского влияния в Индийском океане – порта Гвадар. Китайцам идея понравилась, и современный морской порт на месте рыбачьей пристани был построен в рекордно короткий срок, с 2002 по 2005 годы. А в 2008 году грузооборот порта Гвадар составлял уже 52 000 тонн, причём львиную долю этого грузооборота составляла китайская нефть, купленная в Судане и перевозимая морским путём в Китай. В 2008 году китайцы заложили в 14 километрах от Гвадара аэропорт, пригодный не только для гражданских, но и для военных самолётов. Да и морской порт Гвадара вполне мог стать базой для Флота Южного моря ВМФ Народно-освободительной армии Китая, вместо старого порта Чжанцзян, уже не вмещающего выросший китайский флот.

Все эти планы пришлось пересмотреть, когда американцы, недовольные излишней самостоятельностью Мушаррафа и его прокитайской ориентацией, вынудили его уйти в отставку, а на его место посадили Асефа Али Зардари. Понятно, что к Пекину обращаться за помощью нынешнему президенту Пакистана как-то не с руки. Китайцы, со своей стороны, никуда не торопятся – они подождут, чем кончится дело, кого вынесет наверх после свержения Зардари, а затем приступят к восстановлению связей с новым, сильным лидером.



0 комментариев