Муфтий Татарстана: Пятничные проповеди будут проходить только на татарском

Ради сохранения родного языка пятничные проповеди в мечетях Татарстана будут вестись исключительно на татарском. Об этом заявил муфтий республики Камиль Самигуллин на открытии II форума мусульманской молодежи, который прошел в новой резиденции ДУМ РТ.

По словам Самигуллина, с такими предложениями выступает ряд религиозных деятелей. Их пожелания планируется узаконить на пленуме ДУМ РТ, который должен пройти до Курбан-байрама, сообщает «БИЗНЕС Online».

Как отметил глава мусульман Татарстана, это не значит, что лица, не понимающие татарский язык, будут лишены возможности получать знания.

«Кто хочет научиться татарскому языку — это не сложно. А проповеди на русском можно организовать и в другие дни. Даже в пятницу, например, перед ахшам-намазом. Есть воскресные курсы в мечетях, где занятия ведутся на русском языке. Это все остается. Даже у нас в Галеевской мечети шесть дней в неделю идут уроки на русском и лишь один день в неделю на татарском. Лишь пятничная проповедь будет вестись исключительно по-татарски. Джума — это святое, ее не трогайте, - сказал Камиль Самигуллин. - Ведь если исчезнет родной язык, может и религия исчезнуть. Еще Марджани говорил, что есть три вещи, не являющиеся предписанием ислама, но которые помогают сохранить религию. Это обычаи, язык и национальная одежда».



25 комментариев


  1. (18.07.2016 12:33) #
    0

    Одурел муфтий совсем, - такую чушь порет. Ну кто за раз-два способен выучить язык, тем более чужой? У нас что, народ 100% вундеркинды и полиглоты?

    Рпц библию на татарский перевела для христианизации татар, а этот последний мостик в Ислам для русскоязычных обрубает!

    • (18.07.2016 12:37) #
      0

      Лучше бы как сейчас оставил, 30 на 50 примерно, ладно узбеки как-то еще поймут, а вот кавказцам и таджикам туго будет. Тем более процент татар ходящих в мечеть и так не большой в крупных городах.

      • (18.07.2016 21:50) #
        0

        На самом деле эта проблема есть. Мусульманам-прихожанам не владеющим татарским языком, возможно, сие предложение даже покажется чуть ли не дискриминацией. Однако и уважаемый хазрат, по-моему, приводит весьма убедительный, проверенный временем и фактами довод.

        Корни проблемы, как вы понимаете, исключительно в ограниченности во времени самих прихожан и не более. Лимит времени на проповедь естественным образом может влиять на ее качество. Но отсутствие понимания речи имама вообще кажется вещью недопустимой.. Выход...?

        Мне кажется, наиболее оптимальным будет следующее решение. Прихожане. не владеющие языком, могут прийти на пятничную молитву на полчасика раньше. Помощники имама или он сам до официального начала жума-намаза рассказывают им в необходимом объеме содержание проповеди, которое будет изречено позже на татарском языке. Другая часть прихожан в это время тихонько, на мешая другим, заполняет залы мечети. Потом часть прихожан, не владеющих языком, если они ограничены по времени, могут покинуть мечеть также тихонько, не мешая другим, после прочтения обязательной молитвы.

        • (18.07.2016 22:56) #
          1

          Ассаляму алейкум, брат Фидарис!

          Я употребил такие жёсткие эпитеты не случайно, - это уже второй раз за последний десяток лет всплывает эта тема. И тоже не случайно. А "уши" вот откуда растут, - сначала муфтий Гусман Исхаков заявил, что "против того, чтобы русские принимали Ислам", - и в мечетях запретили хутбы на русском.

          Но его это антиисламское заявление ни от чего не спасло, так же, как и его исполнительного зама. Так же не поможет дубль этого действа Самигуллину, - только заработает себе Огня за препятствование распространению Слову Аллаха.

          Ведь нет никакого "лимита времени", если подходить к делу по Сунне, - Пророк(ﷺ) делал хутбу очень краткой, энергичной, и красноречивой. А ныне она продолжается 40-60 минут, - за это время Пророк(ﷺ) успел бы не то что на двух языках её повторить, но на 4-ех - 6-ти языках. Некоторые мечети, чтобы соответствовать Сунне, делают вместо длинной хутбы длинный вагаз ДО азана, а ПОСЛЕ читают короткую энергичную хутбу НА АРАБСКОМ, - и в намаз.

          Так что, проблема полностью "высосана из пальца", видимо, на Самигуллина "как следует" "надавили сверху" "хозяева дискурса", а он и поддался. Всё - в духе последних "анти-миссионерских" "законов", тютелька в тютельку.

          • (19.07.2016 00:29) #
            0

            Ва алейкум ассалям, брат.

            Если Гусман-хазрат имел такое мнение, - "против того, чтобы русские принимали Ислам" - это грех несомненный.

            Брат, боюсь нам трудно будет найти с десяток имамов, способных составить краткие, энергичные, красноречивые проповеди, как мог наш светлый Пророк(ﷺ) Соглашусь с вами в том, что проблему, по большому счету, надо решать за счет совершенствования уровня образованности самих имамов. В этом главное решение проблем и не только конкретно той, что мы обсуждаем.

            Но согласитесь, у нас ведь еще очень остро стоит проблема языка, как проблем сохранения идентичности, проблема сохранения этноса как таковой. Вера и язык - две главные составляющие идентичности, как для личности. так и для народа, мне так кажется. Потеря языка ведет к деформации идентичности и создает угрозы потери веры. В целом это так, хотя можно привести немало исключающих примеров.

            К сожалению, есть тенденция (она все более усиливается) исключения чтения проповеди на татарском языке имамами татарской национальности, в мечетях с татарским приходом. Во многом причиной низкого посещения татарами пятничных намазов является их языковое обрусение.

            Согласитесь, проблема на самом деле есть. Конечно, мы не должны ограничивать или принижать других братьев по Вере , решать свои проблемы за счет них. Но верить - мыслить религиозные мысли, излагать их на родном языке - мы должны уметь и должны это умение передать потомкам.

            • (19.07.2016 07:23) #
              1

              Брат Фидарис, татарин атеист шаймиев, сосредоточивший гигантский административный и материальный ресурс республики в своих руках, предал российских татар, - обещал защитить татароязычное образование по россии, но пустил все на самотек, - и в результате 309-фз уничтожил татарские школы по всей россии, и добивает их даже в Татарстане. Заки Зайнуллин даёт развернутый анализ ситуации с языком.

              Для этих "татарских" чиновников-манкуртов всё является лишь разменной монетой в погоне за "тёплым местом". Приказ из москвы для них, сколь угодно антиисламский, антитатарский, и антиконституционный, - высший закон. Лишь бы оставили в покое с личным "прихватизированным ресурсом", не раскулачили, как рахимова.

              То, что творят такие, как шаймиев, - самигуллинскими "примочками" и "припарками" ни за что не исправить. шаймиев снимает голову, а самигуллин плачет по волосам, - какая тут логика? Вроде умный парень, - не видит, под чем подписывается?

              Восстанавливать язык через запрет получасовой-в-неделю русской хутбы, - это все равно, что вырезать гланды через ж.пу. Это бред сумасшедшего. Пусть они сначала хоть дорожные и уличные указатели продублируют на татарском, да вывески и информацию на магазинах и учреждениях, - сплошь и рядом там ни слова на татарском!

              В конце концов, если уж предстоит выбор, - то вот хороший вопрос, - за что Аллах спросит, - за язык, или за веру? И заступится ли в день Суда самигуллин за оставших без доступной хутбы, тем более, на фоне тотального запрета "миссионерской деятельности вне религиозных учреждений"?

              Мой совет горе-муфтию, - сначала организовать доступные массовые базовые экспресс-курсы татарского и арабского "в одном флаконе", проанализировать результаты, а уж потом начинать что-то менять, если уж так зудит.

              P.S. В Казани и Татарстане это большая редкость, встретить хутбу исключительно на русском, чаще наоборот, а в основном дублируются. А вам в моксве думрт всё равно не указ, ничего не решают его "фирманы"...

              • (20.07.2016 01:12) #
                0

                К сожалению, у меня нет возможностей общаться в online режиме. Да и опыта упражнения в эпистолярном жанре тоже нет. Мысли иногда посещают и на слова вроде бы ложатся, но набрать на компе - полная беда - уйма времени уходит.

                Брат, я, к стыду, совсем не знаком с анализом Заки Зайнуллина, (вы заинтриговали - теперь найду). Для многих из нас тема языка - наша боль. А для меня, признаться, - личная трагедия, личный грех. Потому что владея языком на бытовом разговорном уровне, не смог как следует обучить ему своих детей.

                Мне кажется, что Шаймиев тоже ощущает эту боль не меньше,. чем мы с вами. На самом деле, абстрагируясь в личном для него плане, - он достаточно "татарский татарин"(это грамматически несуразное, но всеми нами одинаково точно понимаемое определение, я впервые услышал из уст самого Шаймиева.).
                Хоть вы и очень жестко выразились, но по сути я согласен с вами: одно дело - боль, другое - результаты труда в самом широком смысле.. Любой человек находит объяснения и оправдания своим деяниям - так устроена наша психика. Так и Шаймиев: несложно предположить... , но не просто оценить. Сегодня, в свете реально проводимой государственной политики,. становится почти очевидным, что языковое выживание и, тем более, этническая регенерация для нас стали бы возможными только в условиях обладания полным государственным суверенитетом. Такого статуса у нас не было и не предвидится. Я это пишу не в оправдание Шаймиева и его чиновников, а для того чтобы понять и правильно определить стратегию сдерживания тотальной этнической и конфессиональной ассимиляции, возведенной в ранг государственной политики.

                В изложенном смысле, более тесное сцепление Веры и языка,как мне кажется, даст им больше шансов.
                Согласен, прическа не к чему, если голова оторвана от шеи Но за волсами
                все же надо ухаживать пока голова не отрублена - вдруг государство поумнеет или еще что вдруг...

  2. (19.07.2016 00:50) #
    2

    № 2. Из записки директора Казанской учительской семинарии Н. И. Ильминского «О распространении магометанства среди казанских татар»
    1880 г.

    Казанские татары, под этим именем я разумею народность, средоточие которого в отношении нравственной силы и своеобразного образования находится в Казани, а народ этого типа распространен далеко за пределами Казанской губернии, во всей восточной полосе России, и любят себя называть мусульманами, а не татарами. Они больше гордятся своей магометанской верой, чем своей народностью; но дело в том, что вообще вера есть крепкая основа народности. В Восточной России татары именно являются как бы образцами исповедниками ислама, так что киргизы, например, и башкиры, когда с особым усердием начинают содержать магометанскую веру и магометанские обряды, они вместе с тем усваивают и татарский язык и татарский костюм, отказываясь таким образом от своего национального костюма и от родного своего наречия.
    Татары-магометане имеют замечательную силу втягивать в себя и поглощать разные инородческие племена, с какими только приведется им жить по-соседски и вообще быть в сношениях. Судя по наружности казанских татар, можно предположить в[о] многих из них потомков каких-нибудь инородческих племен. Но, не удаляясь во мрак времен отдаленных, можно указать многочисленные примеры отпадения инородцев в недавнее время. Например, в Тетюшском уезде Казанской губернии 3 деревни крещеных чуваш, относящихся к одному православному приходу, в 1865 году вместе с крещеными татарами отпали в магометанство. Их не отличить от настоящих татар, они оделись по-татарски, бросили свой родной чувашский язык — стали говорить по-татарски. Вот только инородцы живут по соседству с татарами, непременно они скоро или медленнее уподобляются татарам. Язык здешних инородческих племен, звуки [родственны] к языку татарскому. Чувашский язык можно почти назвать наречием татарским, а черемисский, вотский по своему внутреннему складу, по синтаксическому устройству и значению форм, по расположению слов в речи и управлению весьма сходны с татарским, и потому все инородцы легко усваивают татарский язык. Национальный характер татар: самоуверенность, бойкость, настойчивость, предприимчивость, изворотливость, дает им преимущества и некоторую преобладающую силу п[е]ред другими инородцами.
    Известен печальный факт отпадения крещеных татар от православия в магометанство. В губерниях Нижегородской, Тамбовской, Пензенской, Саратовской, где числились по нескольку сотен новокрещеных татар, они все отпали, и следа их не осталось; в Симбирской губернии, а равно в соседних с нею уездах Казанской губернии: Тетюшском, Свияжском, Цивильском, а также Спасском и Чистопольском уездах новокрещеные татары все отпали. Впрочем, в последнем, т. е. Чистопольском уезде, остались старокрещеные татары православными. В уездах: Казанском, Лаишевском, Мамадышском магометанское влияние вторгается в среду старокрещеных татар. Тут влиянию магометанства содействовали сами крещеные татары тем, что во многих селениях занимаются отхожим промыслом — портняжничеством, уходят из домов своих на полгода — на все свободное от полевых работ время; шьют они почти всегда у магометан, где и набираются магометанских понятий и привычек. Теперь уже надо считать окончательно и безвозвратно отпадшими селения старокрещеных татар: Двое Азяк — Казанской, Кибяк-Кази — Лаишевского, село (церковь недавно выстроена) Елышево с некоторыми окрестными деревнями того же и других соседних приходов Мамадышского уезда. Губернии: Вятская, Уфимская, Пермская, Оренбургская, Самарская нисколько не счастливее Казанской, там держатся только сильно обрусевшие старокрещеные татары, да чуваши, мордва, кажется, русеют черемисы и вотяки в Самарской, Уфимской, Пермской и Оренбургской губернииXI.
    В подтверждение сильного влияния татар-магометан на разноплеменных инородцев Поволжского края и вообще Восточной России приведу выдержку из частного письма ко мне от 26 февраля 1878 г. одного русского знакомого, человека образованного и патриотически заинтересованного народным вообще и в частности инородческим образованием, инспектора КатаринскогоXII. Вот что он пишет: «Недавно я возвратился из своего путешествия по западной половине Уфимской губернии; был в Стерлитамакском, Белебеевском, Бирском и Уфимском уездах. Там я видел чуваш, черемис и вотяков и должен сказать с прискорбием, что все они окружены преимущественно магометанами, многие живут в одних деревнях с ними и сами почти совсем омагометанились. Особенно черемисы и вотяки-язычники. Они живут по-татарски и между собой говорят преимущественно по-татарски. Малыши черемис и вотяков в школах, открытых в 1871 г., ходят в тюбетейках и говорят между собой по-татарски. Во многих деревнях вотяки отказываются отдавать своих детей в русские школы потому, что у них есть своя татарская школа, в которой учит мулла из татар — это особенно в Бирском уезде. В некоторых школах учитель начинает читать священную историю на русском языке с переводом, но ученики по приказанию родителей оставили совсем школы. Но это не везде, в других близких к русским селениям идет чтение и христианских книг, и ученики изучают даже молитвы с пением их». А в прошлом 1879 г. тот же мой знакомый сообщил мне, что он случайно был проездом во время сырной недели в одном вотском селении Пермской губернии, где все жители этой деревни кутили напропалую. На вопрос моего знакомого (он с ними объяснялся на татарском языке), почему они так пируют, вотяки отвечали, что они теперь в последний раз празднуют масленицу и потом всей деревней переходят в татары, т. е. обращаются в магометанство.
    На этих днях я слышал от одного чувашского священника Цивильского уезда весьма интересный рассказ, показывающий, каким образом производится татарское влияние на иноверцев. В верстах в 10-ти или 12-ти от Подгорного ТемяшаXIII в Цивильском уезде находятся татарско-магометанские деревни. Цивильский уезд пограничен с Ядринским, имеет вместе с ним сплошное чувашское население, которое кроме того, с одной стороны, заходит в Казанский уезд, с другой — в Курмышский и Буинский уезды Симбирской губернии. Таким образом, восточная окраина Цивильского уезда погранична с[о] Свияжским уездом, в котором как бы оканчивается это сплошное население чувашское, и имеет несколько деревень татарских. Тут в чувашских деревнях во множестве находятся по разным причинам: пастухи татары, караульщики татары; татары со многими чувашами вошли в добрую дружбу, иные водят вместе с чувашами пчел, которые обыкновенно хранятся у чуваш, а татары пайщики со своими семьями приписываются к этим чувашам гостить. Чуваши Подгорного-ТемяшскогоXIV прихода искони празднуют Михайлов день (8 ноября), варят пиво, приглашают гостей, пируют до трех дней. Этот же день — престольный праздник в приходской церкви, когда духовные ходят по приходу с молебнами. Рассказывал мне священник-чувашин, младший священник села Подгорный Тимяши ходил в Михайлов день с крестом по домам в приходской деревенской своей половине, почти в каждом доме находил татар, которые были как любимые гости у чуваш. Татары, составлявшие там меньшинство п[е]ред чувашским населением, сами усвоили чувашский язык и, следовательно, имеют полное удобство сообщать свои понятия простодушным чувашам. […]
    В Царевококшайском уезде, почти сплошь населенном луговыми черемисами, в восточной окраине уезда, граничащей с Казанским уездом, живут татары в соседстве с черемисами. Опять тот же наплыв магометан, под видом гостей, приятелей, работников и т. п. Так и везде, и вот татаро-магометанская пропаганда ведется мирно и плавно, в самой дружеской форме, ни к чему, по видимому, не вынуждая, но тем сильнее западает в душу. Если принять в соображение, что татары все поголовно на всех пунктах обширного пространства, где только могут они иметь сношения с крещеными татарами и с другими инородцами — крещеными и язычниками, непременно таким вкрадчивым образом, исподволь действуют на них в одном направлении, то нам представляется показательная картина. Они некоторым образом подобны маленьким, ничтожным насекомым, которые опустошают поля обширнейшие, потому что в громадных массах производят все одинаковую, дружную, одновременную работу истребления […]. Эта работа похожа на действие молекулярных сил в физике: каждый атом материи закрывает в себе почти нулевую, но сумма этих сил, когда одновременно и дружно все они работают, производит действие не только заметное, но и громадное. Так как магометанская пропаганда естественно и неукоснительно ведется каждым татарином-магометанином, то каким-нибудь муллам или богачам, ревнителям магометанской веры, не предстоит надобности прилагать каких-либо своих усилий, им остается радоваться, только общему делу, да развивать иногда незатейливейшим образом, направлять егоXV.
    Противу такой дружной пропаганды ученой массы народа, что видим мы с нашей русской стороны? Народ наш безучастен и неподвижен, и как бы беспомощен. Поэтому распоряжения правительства и меры (учреждений епархиальных, учебных и тому подобных) представляются какими-то отдаленными действиями, которые неспособны произвести отпора серьезного татарской пропаганде. Отчего же наш народ и татарский народ так различны в своих действиях и наставлениях. Отчего наш народ до последнего времени оставался без всякого обучения, а у татар, как вообще у магометан, издавна существуют школы. Магометанская школа-медресе есть заведение народное, самостоятельное, свободное от всяких ограниченностей, уютное и негромоздкое, почти исключительно религиозное. Татары любят свои медресе, богачи без[воз]мездно строят эти школы помногу, что считается у них душеспасительным, наравне с постройкой мечети. Приход гордится своим медресе, учеными муллами и шакирдами. Надо заметить, что в медресе обучаются не одни только юноши своего прихода, но собираются молодые люди с разных сторон губернии. Медресе находятся не только в одной только Казани, они есть до десяти и в разных селениях Казанской и других губерний. Например, знаменито медресе Стерлибашское в Стерлитамакском уезде Уфимской губернии. Его устроил ишан мулла, которые в прежней своей многолетней жизни так его расширил, что в нем обучалось по нескольку тысяч юношей и не только татары, но и киргизы. Народ татарский чтит магометанскую ученость и уважает мулл и шакирдов, потому что дорожит своей верой. Шакирды учатся в медресе подолгу, лет по десять и по пятнадцать. В прежнее время любознательные из них, по окончании курса в заведениях медресе отправлялись для дальнейшего усовершенствования в науках в Бухарию и там учились еще лет десять. Казанские муллы и муллы некоторых селений, где есть свои медресе, почти все доканчивали свое образование в Бухарии. Священная Бухария, где издавна процветала магометанская наука, пользовалась у татар особенным благоговейным уважением. Ее государственное устройство было собственно теократическое. Она дала татарам-магометанам стройно-религиозную закалку и такое горячее усердие к своей вере […].

    Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (г. Москва),
    ф. 424, оп. 1, картон 1, д. 11, л. 1-5.

    Публикацию подготовил кандидат исторических наук Радик Исхаков.

    • (19.07.2016 01:01) #
      2

      Читал также статьи, что до революции 1917 года, мусульмане Кавказа приезжали учиться Исламу в татарские медресе и очень быстро осваивали татарский язык. Также случай из своей жизни: поехали на Камазе с одним человеком (лет 30), он представился как Аслан. Общались мы с ним на чистейшем татарском языке. Я у него спрашиваю: "Почему- Аслан?, у тебя папа, наверное, с Кавказа? ". Он отвечает: "И мама и папа- балкарцы", Я: "А разговариваешь как деревенский татарин,- без акцента, как и где научился?", он: "Приехал в Челны (Набережные),- решил научиться, за 3 месяца освоил". Вот пример для татарской молодёжи.

      • (19.07.2016 01:08) #
        2

        В жизни существует надобность. Татарская правящая верхушка сама виновата, что довела татарский язык до уровня "ниже плинтуса". Раньше татарский язык был языком просвещения среди мусульманских народов России, языком получения религиозных знаний, а теперь татарский язык- язык кухни и эстрады. А Камиль хазрат, пытается, попросту, вернуться к истокам, но всему нужно время. Привьём любовь к родному языку своим детям- может и сохраним нацию (иншаАллах!).

      • (01.09.2016 16:57) #
        -1

        Балкары и кумыки разговаривают на татарском. Ничего в этом удивительного нет. Ранее в Дагестане кумыкский был госязыком, то есть межнационального общения. Тысячи узбеков и азери в Татарстане, прекрасно понимают татарский. А вот для 3-х аварцев и 4-х ингушей, не стоит хутбу вести на русском. Кто хочеть понять, тот выучит даже ради уважения к коренному татарскому народу.

        • (01.09.2016 19:43) #
          0

          Хотел пропустить, но не получилось. По поводу общедагестанского кумыкского языка. Это неверно, ну или не совсем верно. Он не был общедагестанским никогда. Просто на равнинной части Дагестана, на которой преимущественно жили кумыки, господствовал этот язык. Просто потому, что на этой части кумыки были не просто в большинстве, а в подавляющем большинстве. Но это далеко не весь Дагестан, в котором другие народы, в том числе и намного более многочисленные, нежели кумыки, жили и живут в горной и предгорной частях. Вот в этой, можно сказать - основной, части Дагестана вообще никогда и никакой язык не доминировал. До недавнего времени в некоторых местах даже судопроизводство велось на коренном языке.
          Некоторые безбашенные предлагают совершенно глупую и неосуществимую идею о создании общедагестанского языка. Мол, из-за его отсутствия Дагестан раньше не был полноценным государством, а теперь именно из-за этого в обществе разъединение и отсутствие перспективы для процветания. Глупее ничего невозможно, наверное, придумать относительно Дагестана. По крайней мере тот факт, что нынче для всех удобен русский (не буду писать, по какой причине), опровергнуть невозможно.

          Говорить именно за татарский язык не буду, ибо я не татарин.
          Но мы, уважаемый брат, мы все - мусульмане. И выбирая язык хутбы, мы должны учитывать прежде всего то, что имам, как лицо, ведущее хутбу, несёт ответственность за то, чтобы она дошла до каждого, кто его слушает.
          Двери дома Аллаха должны быть открыты для каждого, как и двери в ислам. И не должно быть для этого никаких препятствий. Отправляя нетатар изучать татарский для понимания хутбы, ты тем самым препятствуешь им в получении других знаний. Ты даже не пытаешься дать им доступное наставление, не распространяешь среди них доступный призыв. Не для мусульманина такое отношение к братьям.

  3. (19.07.2016 01:01) #
    0

    Ассаламу Алейкум, дорогие братья и сестры! Проповеди надо читать на арабском, и учить в первую очередь, нужно именно арабский.

  4. (19.07.2016 11:17) #
    0

    Салам алейкум, братья и сёстры!
    Ва алейкум салам, ва рахматуллах, брат Халид!
    Я не татарин и татарский не понимаю, хотя говорят, что все тюркские языки чуть ли не самые лёгкие для обучения. Несколько лет назад был с одним из местных друзей на джума-намазе в одной из мечетей Москвыю Хутба велась на татарском. Друг, свободно владеющий многими тюрскими языками, прекрасно всё понимал, а я - исключительно некоторые положения Корана и тексты хадисов, которые успел изучить. И таких как я в мечети было немало. Т
    о же самое в Дагестане, где куча языков, каждый из которых имеет ещё до десяти и более диалектов. Причём носитель одного диалекта какого-нибудь языка понимает носителя другого диалекта того же языка намного труднее, чем типичный русский украинца.
    В этих условиях единственным удобным языком для хутбы является понятный практически для всех русский. Другое дело - хутба в мечетях, расположенных в местах болеее или менее компактного проживания лиц одной национальности. Это имеет место в больших (по местным меркам) городах (Махачкале, Хасавюрте и др.), а также в подавляющем большинстве сельских поселений. В этих мечетях хутбы читают на местных языках (хотя и не всегда). Собственно это серьёзную проблему не создаёт, так как мечетей немало, за что великая хвала Аллаху, и, допустим, рутулец, не понимающий аварский и кумыкский языке, но живущий в Махачкале, довольно легко доберётся до Центральной джума-мечети, где хутба читается на русском (основная часть) и на арабском (краткая часть непосредственно перед намазом).
    Дагестанский муфтият вообще не занимается "языковым" вопросом, и он в полном объёме решается на уровне каждой мечети, где мусульмане сами определяют наиболее удобный для них язык.
    Да простят меня братья-татары, если покажусь навязчивым или нескромным, но мне кажется, что разрешение вопроса о языке хутбы исключительно на местном уровне самими мусульманами (а не муфтиятами) не повредит ни престижу татарского языка, ни удобству ведения самой хутбы.

    • (19.07.2016 18:06) #
      -4

      Брат 100! Я и не ратую за проведение хутб на татарском, я наоборот, за то, что бы все учили арабский и хутбы проводились на нем. Что может быть лучше? А нац.языки они наоборот, разъединяют.

    • (20.07.2016 01:27) #
      1

      Ва алейкум ассалям, брат.

      Дело ведь не в престиже татарского языка. Если бы только это...?1

  5. (01.09.2016 09:50) #
    0

    Не нравится татарский язык в Татарстане? Чемодан, вокзал и в свою расею. Без вас манкуртов и воздух в Татарстане будет честым. Никто вас в Казанское Ханство не приглашал. Приперлись сами, чтобы уничтожить местных мусульман. А муфтию Самигуллину - Афэрин муфтий! Аллаху Акбар!

  6. (01.09.2016 13:07) #
    2

    Мусульманам надо инфильтровываться в любые структуры упраления, на любых уровнях и там грамотно и тонко защищать свои позиции и расширять их.

  7. (02.09.2016 00:13) #
    -1

    Я думаю, Самигуллин- достаточно умный человек. Престиж языка должен быть, и он это понимает. Если язык просто "кухонный", то он уже считай - мёртвый (1-2 поколения- и всё). Русский язык (через хитро-мудрые и откровенно насильные методы властей России) стал для современных татар языком научного просвещения, везде- и в школе, и в ВУЗах знания дают на русском. Камиль Самигуллин хочет, чтобы хотя бы религиозные знания давались молодому поколению татар через родной татарский язык, сохраняя его престиж среди татарского же народа. Да простят меня братья-мусульмане остальных национальностей, но, муфтий Татарстана учитывает, в первую очередь интересы всего татарского народа, его языка. Ведь, если ничего не предпринимать, татары скоро превратятся целиком в "обрусков". Так и так, больно видеть, как деревенские бабушки татарки, ломая язык, общаются со своими внуками и правнуками на русском, потому как чада их чад уже татарский "не бельмеса". Ну а так, хоть повёл своих детей в мечеть, в пятницу, глядишь, и гены заговорят, услышав татарскую речь в общественном месте, и комплексы пропадут.

    • (02.09.2016 07:57) #
      1

      Умный Самигуллин, или нет, не в этом дело.
      На днях исполнилось 26 лет "суверенитету" Татарстана, а в организациях и учреждениях, магазинах и т.д. Татарстана как говорили по-русски, так и говорят.
      Татарстан начал возврат к латинице, но итог оказался печальным - Москва запретила и Казань замолчала в тряпочку.
      И вот внезапно о татарском языке забеспокоилась структура, весьма подконтрольная властям - ДУМ Татарстана. И никакого окрика из Москвы.
      Объяснение простое - исключительная татарскость в исламских делах Татарстана на данном этапе выгодна именно Москве - qui prodest?
      В чем суть? Divide et impera - разделяй и властвуй. Изоляция ислама в Татарстане от любых мусульман, не знающих или недостаточно хорошо знающих татарский язык - вот промежуточная цель антиисламских сил как в самом Татарстане, так и в Москве.

      • (02.09.2016 08:13) #
        0

        Вот и я о том же.

        http://ansar.ru/society/muftij-tatarstana-pyatnichnye-propovedi-budut-prohodit-tolko-na-tatarskom#115376 и выше.

      • (02.09.2016 22:19) #
        0

        Ирек абзый, в Татарстане около 90% соблюдающих мусульман- татары. Это раз. Два- то, что, сегодня исламской литературы- и на русском, и на татарском- хватит для всех желающих, так что, желающие могут спокойно пополнять недостаток религиозных знаний из книг, а то, что непонятно,- спрашивать у авторитетных хазратов, хвала Аллаху- такие сейчас тоже имеются. Три- то, что престиж татарского языка, в данное время, находится в критической точке(имею в виду- у самих татар), об этом очень чётко сказал Вил Казыйханов:
        "И родной тел, и красивый,
        Папам, мамамның теле.
        Мог я узнать күп нәрсәне
        Син родной тел аркылы.
        Бу языкта коляскада
        Мамкам сказку көйләгән.
        А затем төннәр буена
        Бабуля рассказ сөйләгән.
        А потом ни сәбәптәндер
        Өйрәткәннәр рус язык.
        Якобы, тик шушы телдә
        Алам духовный азык.
        Почему же нас детсадта
        Сиңа өйрәтмәделәр?
        В школе когда обучали
        Синдә сөйләтмәделәр.
        Вузга поступать иткәндә
        Говорят син кирәкми
        Дальше – больше жить иткәндә
        Нужен ли ты вряд ли.
        И родной тел, и матур тел,
        Папам, мамамның теле.
        Только я их обвиняю
        Өйрәтмәгәнгә сине.
        И родной тел, аңлаталар:
        Можно жить и быть синсез.
        Папа, мама и бабуля
        Оставили меня телсез"
        И это не смешно, а печально. Реанимировали в России Ислам- Аллаhы Тагәләгә мең шөкер! Теперь надо реанимировать и татарский язык. И это надо нам с вами, уважаемые соплеменники-татары, чтобы общаться со своими внуками и правнуками на татарском языке- чтобы радовалась душа. Дөньядагы hәр татар баласы узенең ана телен аңлап, ул телдә сөйләшсә, яшьтәшләре белән шул телдә аралашса, татарлыгын яшермәсә- безнең халыкның да тамыры корымас. Наш татарский язык, наряду с нашей религией Ислам, является одним из основ нашей идентичности, нашего культурного кода, и поэтому его тоже нужно беречь.

    • (02.09.2016 09:34) #
      0

      Опять-таки повторюсь, что возможно ошибаюсь из-за незнания ситуации. Но мне кажется, что развитие языка через религиозные организации будет более эффективно и приемлемо для татар и нетатар в следующем порядке.
      Если задались целью развивать язык, то в первую очередь нужно задуматься о достаточности духовных образовательных организаций в Татарстане и других местах компактного проживания татар. Если есть возможность расширения их сети, то расширить её. Ну и реализовывать образовательные программы на татарском языке. Не во всех, а в большинстве организаций. Потому что в случае повальной обязаловки к обучению татарского, можно потерять часть обучающихся, прежде всего нетатар. Последним в случае недовольства можно предложить переход в те духовные образовательные организации, где знание татарского необязательно.
      Конечно, это требует значительных средств, чего может и не быть у этих организаций и их спонсоров. К тому же, количество обучающихся в исламских образовательных организациях несравненно ниже чем количество посещающих джума-намаз в пятницу. Это самые серьёзные минусы такой идеи, на мой взгляд.
      Зато есть такие плюсы, которые, возможно, перекрывают эти минусы.
      Во-первых, полчаса или меньше в неделю явно не сравнить с ежедневным общением.
      Во-вторых, я не уверен, что язык или тягу к нему можно развить исключительно через пятничные публичные религиозные проповеди. Зато ежедневное общение при грамотных учителях вполне способно хоть как-то реализовать это.
      В-третьих. Есть другие формы и методы распространения религии, в которых главенствующую роль нынче играют телевидение, радио и печатные СМИ. Интернет, в конце концов. Все ресурсы, реализующие программы ДУМ, можно перевести на родной язык. Или хотя бы большую часть эфира вещать на татарском. Не хочу хвалить опыт своей республики, но у нас уже давно муфтият перешёл на нечто подобное в телеэфире. Один день вещание на аварском, другой - на даргинском, третий - на кумыкском, четвёртый - на лезгинском м т.д.
      Одно только это перекрывает публичность любой хутбы хотя бы из-за несравнимых размеров аудитории.
      Таким образом, мне кажется весьма очевидным тот факт, что пятничная хутба именно для развития родного языка среди известных форм оказывается чуть ли не наименее эффективной. Зато неимоверно велика опасность отторжения части верующих от мечетей.