Да Винчи исламского мира. Ракеты, роботы и «жизнь в пробирке»…

«Сложись история иначе, на Луне уже давно стоял бы зеленый флаг с полумесяцем» — это написал немусульманин о научных достижениях исламского мира прошлого. Но история сложилась так, что целых шесть месяцев воды реки Тигр были черными от книжных чернил. Монголы, захватившие и спалившие Багдад, нанесли самый сильный удар по науке.

Именно они разорили богатейшую библиотеку тогдашнего мира и научный центр «Дом мудрости» и утопили книги в водах Тигра. А добили систему воспроизводства знаний сами мусульмане, отошедшие от своей религии. И пока мы вновь не вознесем науку на должную высоту, наши руки не должны устать напоминать о прежнем величии нашей цивилизации.

Астрономия, теория эволюции, антропология, психиатрия, оптика, навигация, геология, архитектура, экономика — мусульмане в прежние века преуспели во всех отраслях науки. Достаточно вспомнить, что большинство крупных звезд до сих пор известны под их арабскими именами. «Почему же имя первого человека в космосе не начиналось с приставки «аль»?», — вопрошает автор очередной статьи о научных достижениях мусульман прошлого.

А достижения действительно были впечатляющими. В VIII в. улицы Багдада покрывались своеобразным «асфальтом» — гудроном, получаемым из выходящей на поверхность нефти. В Ираке X в. по рекам ходили корабли–мельницы. Они вставали около городов, опускали в воду колеса и намалывали до 10 тонн муки в сутки. В 953 г. по требованию правителя Египта была сконструирована первая в мире авторучка с встроенным резервуаром для чернил.

Да Винчи исламского мира


Особенно мусульманские ученые преуспели в механике. Фигурой номер один был инженер Исмаил ибн аль–Раззаз аль–Джазари (1136 — 1202), которого называют «да Винчи арабского мира». Именно он изобрел коленчатый вал — вероятно, вторую по важности механическую деталь после колеса.

По его чертежам строились двухтактные клапанные насосы, дамбы и водоподъемные машины. Аль–Джазари сконструировал водяные часы, отбивавшие время каждые полчаса, фонтаны, музыкальные автоматы, а в 1206 г. он явил публике гуманоидного робота. Вернее, даже четырех.

Роботы представляли собой фигуры музыкантов в лодке. Конструкция запускалась в озеро во время больших праздников. Роботы играли на барабанах и цимбалах, выстукивая музыкальный ритм. Вельмож это радовало, но не удивляло, ведь еще в 915 г. при дворе багдадского халифа аль–Муктадира имелось золотое дерево с золотыми же птицами, которые умели щебетать и махать крыльями.

Аль–Джазари принадлежат десятки других современных технологий: ламинирование древесины, использование масштабных моделей (ученый делал их из бумаги), притирка движущихся частей с помощью корунда, металлические двери, кодовые замки, гибрид компаса с универсальными солнечными часами для любых широт…

Арабские инженеры в разное время изобрели такие привычные нам вещи, как ветряные мельницы, переключатели (IX век), вентиляторы (в начале XIII века путешественники сообщали, что вентиляторы имеются почти в каждом каирском доме), водяные и паровые турбины (в чертежах XVI века) и защищенные от ветра лампы.

Отцы химии


Говоря об алхимии, мы обычно «перескакиваем» исламский период и сразу вспоминаем о Бэконе, Фламеле, Агриппе и Парацельсе. Роль исламских ученых в развитии этого ремесла обычно занижается — и очень зря, ведь именно они придумали основные инструменты (перегонный куб, реторту), получили и описали кислоты, щелочи, иначе говоря — превратили разрозненные успехи древних греков и египтян в научную практику.

Первой яркой звездой исламских алхимиков стал иранец Абу Муса Джабир ибн Хайян (721–815),известный в Европе как Гебер. Он разработал базовые химические операции: перегонку, возгонку, кристаллизацию, растворение, преследуя при этом совершенно фантастические цели.

Гебер пытался создать «жизнь в пробирке», оставив после себя туманные инструкции по лабораторному получению скорпионов, змей и даже людей. Поиски жизни привели его к получению (впервые в истории человечества) чистого спирта. Его назвали «аль–кухуль»(«одурманивающий»). Массовое производство спирта развернулось в X в.

Из–за запрета на потребление спиртного мусульмане использовали его лишь в медицинских целях, что очень быстро переняли крестоносцы. С их подачи спирт прозвали «живой водой» (aqua vitae). Его следовало принимать дозами в 2–3 капли, что оказывало на человека кратковременный бодрящий эффект.

Открытие дистилляции позволило арабам в IX в. выделять ароматические масла и эссенции, применяемые в парфюмерии, в кулинарии (для отдушки продуктов), и активно продаваемые на Запад «для борьбы с миазмами».

В VIII в. багдадские ученые додумались перегнать нефть и получили из нее керосин. Последний с успехом заменил масло в лампах. Дистиллированную воду использовали пустынные караваны: в отличие от обычной, она не портилась на жаре. Джабир ибн Хайян также изобрел «царскую водку» — смесь кислот, в которой растворялись даже благородные металлы.

Орудия джихада


Общеизвестно, что китайцы запускали пороховые фейерверки, а греки жгли вражеские суда секретным составом из нефти и селитры. Последнюю можно было получить даже из навоза, однако для создания нормальной взрывчатки она не годилась. В X–XI вв. мусульмане научились получать химически чистую селитру и разработали оптимальный рецепт пороха (75% селитры, 10% серы, 15% угля).

Взрывчатка не стала на тот момент «чудо–оружием», спасшим исламский мир от крестоносцев, но наделала немало шума в древних войнах. В 1168 г. рыцари осадили Каир. Арабы решили сжечь город, чтобы он не достался врагу. Для этого были применены «караз шами» — керамические гранаты с зажигательным составом. По словам историков, город горел 54 дня.

Похожие устройства арабы использовали против франков в битве при Аль–Мансуре (1250 год). Свидетели сообщали, что мусульмане метали горшки с порохом, нанесшие серьезный ущерб европейцам, после чего те были рассеяны, а Людовик IX попал в плен.

Наконец, в 1291 году арабы переломили хребет крестоносцам, взяв Акру. Во время осады под стены заводились пороховые мины, метательные машины–требушеты забрасывали город бомбами, а к стрелам лучников привязывались компактные «взрывпакеты».

Чуть позже арабы впервые массово стали применять пушки, позаимствованные у китайцев и монголов, а при осаде Константинополя в 1453 г. использовали «Базилику» — огромную бомбарду весом в 32 тонны. Она разрушила городскую стену, но через несколько недель эксплуатации ее попросту разорвало.

В битве при аль–Джалуте (1260 г.) монголы испытали на себе еще несколько действие артиллерии мусульман. Мамлюки дали отпор непобедимой степной коннице с помощью переносных пушек «мидфаъ» со сменными зарядами (патронами) и копий с петардами. При этом бойцы были одеты в огнеупорные одежды и посыпали руки тальком, чтобы не обжечься при стрельбе.

Сирийский ученый Хасан аль–Рамма в 1275 г. создал чертежи первой в мире реактивной торпеды. Это была обычная бомба на двух плавучих направляющих, к которой крепился реактивный двигатель. Идея получила развитие лишь спустя 500 лет.

Султан Типу (южная Индия, конец XVIII века) применил против англичан, пытавшихся захватить княжество Майсур, нечто вроде советских «Катюш», стрелявших разрывными реактивными снарядами в металлических корпусах. Их длина составляла 2,5 метра, дальность полета — до 1,5 километров.

Если мы сегодня сможем с помощью Аллаха дать исламскому миру пару десятков таких да Винчи, то полеты на Луну для нас вскоре окажутся уже слишком легкой целью. В Коране Аллах говорит, что не изменит наше положение, пока мы сами его не поменяем…



0 комментариев