Становление уммы России.

Вы никогда не задумывались, почему за 20 «свободных» лет мы добились столь низких результатов в да’авате. 20 лет – это очень даже не мало. В иных мусульманских странах за это же время ситуация менялась кардинально.

Когда те же малазийцы, смотря на пивной бар в столице одной из северокавказских республик, без всякого подтекста спросили меня, являются ли люди, сидящие внутри, мусульманами, я, конечно, ответил утвердительно, чем весьма их удивил. Они стали говорить, как такое возможно, что, те, кто исповедует Ислам, совсем не таясь и не стесняясь, распивают спиртное. Я сослался на атеистический террор и на всего 20 лет возможности вести исламскую работу.

На это я получил еще более удивленный ответ, что, на самом деле, 15-20 лет – это очень много. За то же самое время малазийцы поменялись кардинально. В свое время Ислам считался у них в основном уделом стариков и сельских жителей, сегодня же в Малайзии порядка ¾ мусульман совершают регулярно намаз, и это самые разные люди – от крестьянина и султана до IT-специалиста, бизнесмена и политика. И прошлое у них тоже, знаете, не простое - колониализм, оккупация, вестернизация.

А возьмем Турцию. Там Ататюрк огнем и мечом выжигал все исламское, почти как у нас в годы довоенного сталинизма. Более того, у них даже азан и намаз запрещали совершать на арабском языке и проч. Но сегодня ситуация там куда более здоровая в плане Ислама, чем у нас.

Конечно, такой антирелигиозный вихрь, как в России в XX в., вообще трудно где-либо еще найти в истории. Да и дореволюционное прошлое у нас не сахар, прямо скажем. «Терпимая религия» - это максимум для Ислама в Российской империи. Но, с другой стороны, нельзя же бесконечно на все это сетовать и ссылаться, объясняя свои нынешние ошибки и неудачи.

Советский союз давно разрушился, не говоря про романовскую империю. Уже сменилось целое поколение. Значительная часть из тех, кто сегодня посещает мечеть, вообще никогда не жили в СССР, ну или практически его не помнят, в лучшем случае Перестройку.

Значит, корень наших нынешних проблем не только, а, может, даже не столько в том, что было в прошлом у мусульман России. Наш да’ават, под которым я понимаю не сугубо миссионерство, а религиозный призыв в самом широком смысле – глубинное внедрение исламского мировоззрения и образа жизни, малоэффективен.

Проблема в нас самих – в том, что мы не научились говорить с современниками на понятном языке, не умеем демонстрировать позитив исламского образа жизни, не способны вести себя так, как учил Пророк (мир ему). Иначе результат был бы совершенно другим, даже несмотря на все удары коммунистов, либералов, националистов и прочих.

Пора избавиться от психологии, что «вихри враждебные веют над нами, темные силы нас злобно гнетут». Может, мы сами чего-то и где-то неправильно делаем? Пора проанализировать свои ошибки и исправить нерабочие схемы и модели да’авата.

Давайте задумаемся: за эти же 20 лет, что и в Малайзии, у нас из 20 – 25 миллионов «этнических мусульман» сегодня, по самым общим оценкам, худо-бедно совершают пятикратный намаз – а это показатель исламизированности того или иного общества – ну, порядка 10, от силы 15 %. И это еще бы ничего.

Но проблема еще и в том, что есть большой разрыв в исламизированности между кавказским и волго-уральским сегментами мусульманского сообщества России. Если в первом процент совершающих пятикратный намаз не превышает 5, то на Северном Кавказе – цифры на порядок лучше. На востоке региона это число может достигать половины и даже местами 2/3, на западе – четверти-трети.

Эти показатели лучше, конечно, чем у православных или, тем более, у иудеев. Количество старающихся соблюдать 5 столпов Ислама в России сегодня примерно равно числу воцерковленных православных, но все равно такое положение для нас не удовлетворительно.


Выходит наш призыв бьет практически мимо цели, он не затрагивает массы. Современные мусульмане нашей страны, подверженные «новороссийской» секуляризации, вестернизации и «суверинизации», в основном не воспринимают нынешний да’ават.

Те же, кто начал соблюдать за эти годы, в большей своей части стали это делать сами по себе, практически без внешнего воздействия, по зову сердца. Это в основном люди со специфической психологией, с особо выраженным религиозным чувством, с тягой к высшему и духовному большей, чем у среднестатистического современного человека. Они, получив гарантированные права на свободу совести, в любом случае обратились бы к Исламу, вне зависимости от да’авата.

Конечно, не все так плохо. Ислам проникает в массы, но уж с очень большими издержками и задержками.

Значит нужны новые, креативные и гибкие формы и подходы к призыву, такие, которые бы затронули людей. Модель «общемусульманской российской культуры» может быть одним из того, что откроет для несоблюдающих еще наших братьев и сестер двери в мир Ислама.

Нельзя допустить, чтобы мусульманское сообщество и далее поляризировалось на «соблюдающих» и «светских» (как называют, не соблюдающих или почти не соблюдающих норм Шариата). Из-за того, что наш да’аваат неэффективен, порой даже можно наблюдать, как «светские» мусульмане сегодня, в эпоху «свободы», оказываются еще более далекими от Ислама, чем они были в советское время.

Советское общество, при всех его минусах, было во многом более традиционным и, скажем так, человечным. В наше время отношения огрубели, все стремительно монетизируется, люди просто не имеют времени и сил на звонок родителям, не то, что на чего-то большее. Многие городские татары сейчас стали реже, чем во времена государственного атеизма, проводить меджлисы (религиозные собрания родных и близких) – а это зачастую, вообще, единственное, что массы урало-поволжских мусульман еще хотя бы как-то связывает с Исламом.

В такой среде нужен очень особый подход. Нормативно-дидактический тон не работает, язык, перегруженный ссылками и цитатами, не слышен, аяты и хадисы воспринимаются как мантры и заклинания. Следует уйти от сугубо религиозного, духовно-ритуального характера да’авата к более цивилизационно-культурному, мировоззренческому и социально-практическому.

Параллельные миры «соблюдающих» и «несоблюдающих» должны обязательно каким-то образом сойтись вместе. Зачастую проблема тут в некоем сложившемся психологическом комплексе, стереотипах и предрассудках и у тех, и у других по отношению друг другу.

Нужно нормальное общение и позитивные примеры, которые склеют трещины. Нужна общая приемлемая для всех площадка, которая даст возможность наладить сердечный контакт.

Общемусульманская культура - общность корней и происхождения, одно на всех богатство исламской цивилизации и ее опыта, преломленного к условиям России, традиции и базовые принципы мировоззрения - дают некоторую возможность сблизиться со «светской» частью мусульманских народов. В том числе с их активной частью – прежде всего, с вменяемыми умеренными национал-патриотами и «культурными националистами». Ведь и они хорошо понимают, что национальная культура мусульманских народов немыслима без Ислама.

В одном поволжском городе у меня был, с одной стороны, забавный и одновременно трагичный, а, с другой, очень интересный случай. После выступления на мероприятии ко мне подошла средних лет дама, татарка по национальности. Она прямо призналась, что не верит в Бога (а´узу биЛлях), но сказала, что при этом все равно чувствует свою общность с Исламом, с уммой посредством культуры и происхождения и готова даже что-то делать на общее благо, только не знает, как и чего.

Подход общемусульманской культуры позволяет начать хоть какое-то общение даже с такими «мусульманскими атеистами» и «мусульманскими агностиками», не говоря уже о «несоблюдающих». Кто знает, может быть, завтра они, по воле и милости Господа, опередят нас на Его пути... История религии Аллаха знает много таких случаев.


Многое зависит от соблюдающих – смогут ли они не на словах, а на примере, всем своим образом жизни, дать достойную практическую модель поведения. Смогут ли создать особую привлекательную социальную среду.

Да’ават через общемусульманскую культуру – это призыв через общение и пример, а не нравоучение и лекции. Ислам и исламские мероприятия не только для тех, кто совершает намаз и носит хиджаб. Это упор на общность происхождения и культуру, на одни традиции, историю и общее будущее.

Мы все, соблюдающие и несоблюдающие, – мусульмане, мы - одна умма. У нас одни праздники, одна мораль, обычаи и традиции, одни стремления в отношении наших семей и детей, общее видение будущего и устройства страны и общества. Мы – в одной лодке.

Общемусульманская культура – это идеологическая платформа российской уммы в современных условиях. То, на чем могут сойтись все те, кто связывает свое будущее и видит свои корни в Исламе. Это идеология реализации исламских ценностей в социальных, культурных, моральных, духовных и политических сферах РФ.

В принципе, общемусульманская культура – единственное, что объединяет и связывает главу национальной мусульманской республики, имама мечети, молодого активиста, бизнесмена, «светского» интеллигента и российского мусульманского обывателя. Консолидация на этой платформе позволит влиять на будущее всей страны и сделает наш язык, проблемы и устремления более понятными окружающему миру.



0 комментариев