Как пришел к исламу американский ирландец и чемпион по борьбе

Меня зовут Исмаил Чартьер, и я принял Ислам 10 лет назад.

Я вырос в семье ирландских католиков в квартале под названием «Чертова кухня» на Манхэттене. В мои детские годы это был очень неблагополучный район, напичканный наркоманами. Ирландская мафия держала его в ежовых рукавицах, и если кто-то ей мешал, с ним разбирались соответствующим образом.

Моя мама и отец – американцы ирландского происхождения в первом поколении. Мои братья и я – американо-ирландцы во втором поколении, и это связано с огромным культурным наследием. Нужно узнать немало, чтобы понять, что значит быть ирландцем – это и культура, и танцы, и музыка, и ненависть к английской оккупации Северной Ирландии, особенно если ваша семья родом из Белфаста.

Здесь среди нас была смесь пуэрто-риканских католиков и ирландских католиков, и эти две общины никогда не встречались на узкой дорожке. В нашем районе были два католических прихода, но мы не посещали ни один из них.

Я занимался борьбой с 5-летнего возраста вплоть до 20 лет. Таков был я, такова была моя сущность. Меня знали как Брэндона-борца. Я 4 раза становился чемпионом штата по борьбе.

Я учился в университете Аризоны и состоял в тамошней команде по борьбе. В то время я получил серьезную травму, повредил спину и больше не мог соревноваться. Я помню тот день, когда тренера завели меня в свой кабинет и сказали: «С тобой покончено, ты больше не можешь этим заниматься». После этого я был ни на что не способен, не мог понять самого себя, был очень зол, я хотел, чтобы мою боль ощутил весь мир…

Мой путь начался, когда я стал изучать все подряд религии, попадавшиеся под руку. Вначале я стал изучать православие. Меня воспитывали в семье ирландских католиков, а потом я познакомился с взглядами протестантов, а теперь захотел узнать и о православии. Я отправился в Грецию, учился там на протяжении года и в конце концов сказал себе: «Нет, я не могу в это верить». Тогда я решил: «Обращусь к Торе, изучу первые 5 книг Библии». Потом я пошел в ближайшую синагогу и сказал, «хочу быть иудеем».

Раввин спросил: «Ваша мать еврейка?»

Я ответил: «Нет, моя мать не еврейка».

Он спросил: «Вы собираетесь жениться на еврейской девушке?»

Я сказал: «Если у вас есть подходящая, давайте ее сюда, посмотрим».

Ему мои ответы не понравились, и он попросил меня уйти. Тогда я сказал сам себе, я не верю, что Бог мог ограничить свою религию одним народом. Я считаю, что Бог хотел бы, чтобы все человечество было спасено, освобождено и уверовало бы в него. Тогда я стал изучать все остальные религии, провел целый год в Непале, изучая буддизм и индуизм.

Как-то раз в университетской библиотеке я забрел в маленькую секцию под названием «Ислам». Секция была правда очень маленькая, в ней было всего около 8 книг. Я увидел, что это что-то новое и незнакомое. Там были книги Илайджи Мухаммада, Руми и Газали, и еще Коран в переводе на английский язык. Я подумал, вот этой книге следуют мусульмане. Я прочитаю эту книгу, и составлю мнение об Исламе исходя из этой книги…

Я стал изучать арабский язык и прочитал Коран. Потом я пришел к своей жене, посмотрел на нее и сказал: «Я больше не могу быть христианином. Я хочу быть мусульманином, и я буду мусульманином. Я сменю свое вероисповедание и начну прямо сейчас». Она ответила: «Ладно, как хочешь». Она не думала, что это может полностью изменить мою и ее жизнь.

Кажется, самое первое изменение, которое она во мне заметила – это умиротворенность и спокойствие, которых во мне до сих пор не было. Я люблю свою жену, я до сих пор ее люблю. Но в те времена я был озлоблен на всех, у меня был вспыльчивый характер. Ирландцы по своей природе вспыльчивы - мы известны этим во всем мире, но когда я принял Ислам, все это испарилось. Словно вся тяжесть этого мира свалилась с моих плеч. И моя жена это увидела. Она заметила умиротворенность и спокойствие, поглотившие меня. Через неделю после принятия Ислама во мне произошли такие изменения, что она, увидев все это, сама захотела принять Ислам и приняла его спустя 5-7 дней после меня.

Впервые в моей жизни пустота в душе оказалась заполненной. Люди пытаются заполнить эту пустоту наркотиками, алкоголем или шопингом, но пустота не исчезает. А истинное умиротворение приходит тогда, когда исчезает пустота, когда ее заполняет калима ат-таухид (слова единобожия), ля иляха иллалЛах (нет Бога, кроме единого Бога)…

Мои родители очень разозлились, и они очень долго держали на меня зло. Они перестали разговаривать со мной на целых 2 года. Они не хотели иметь со мной ничего общего, но я продолжал звонить им, косил лужайку своего отца, чистил снег, когда он заваливал дорогу к их дому. Я пытаюсь быть хорошим слугой Аллаха, создавшего нас и обеспечившего нас пропитанием. Поэтому я кошу твою лужайку, чищу твою дорогу, потому что Создатель велел мне так делать.

Теперь у нас очень хорошие отношения, слава Аллаху. Они любят моих детей. Мои дети любят их. Мы навещаем их раз в неделю. В общем, теперь наши отношения даже лучше, чем были до моего принятия Ислама.

Золотое правило остается прежним – относись к людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе. Это касается и Ислама. Это базовый принцип исламского поведения, адаб – относиться к людям с уважением.

Перевела с английского языка Зарина Саидова специально для Ансар.Ru



3 комментариев


  1. (24.07.2012 17:01) #
    1

    МашаАллах,сильный брат.

  2. (25.07.2012 15:23) #
    1

    Ассаламу алейкум! АЛЬХЬМДУЛЛИЛЛАХ! Это милость Аллаха! Аллах открыл мое сердце пять лет назад, также как и Исмаил я изучал все религии!Однако лишь читая перевод Корана мое сердце наполнилось такой силой понимания того как Милостлив и Милосерден Аллах! СУБХЬАНАЛЛАХ! Я был поражен и восхищен, как Милостлив и Милосерден Аллах! Я благодарен Всевыщнему за все! АЛЬХЬАДУЛЛИЛЛАХ!

  3. (25.07.2012 15:33) #
    2

    ИншаЛлах, количество таких людей будет увеличиваться с каждым часом! Альхамдулилях! Будем делать дуа, чтобы Аллах открыл сердца людей для понимания Ислама, для спасения их в обоих мирах.