Запрет на ношение хиджабов в ставропольских школах оспорили в суде

Московский адвокат Мурад Мусаев направил исковое заявление в суд, требуя отменить постановление правительства Ставропольского края "Об утверждении основных требований к школьной одежде и внешнему виду обучающихся", которое не предполагает возможность ношения хиджабов. В муфтияте Ставропольского края это требование не комментируют, а жители региона отмечают, что некоторые директора школ позволяют ходить на занятия девочкам в платках.

Напомним, 31 октября 2012 года правительством края было принято постановление о требованиях к школьной одежде и внешнему виду обучающихся в общеобразовательных учреждениях, запрещающее ношение головных уборов, а также религиозной одежды, одежды с религиозными атрибутами и религиозной символикой. Документ вступил в силу 20 декабря 2012 года. В соответствии с постановлением школьная форма должна соответствовать нормам СанПиНа, и надеть ее все школьники Ставропольского края должны были с третьей четверти текущего учебного года.

В обоснование исковых требований по отмене постановления правительства края приводится решение Верховного суда РФ 2003 года

О том, что исковое заявление 21 января было направлено в Ставропольский краевой суд, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" московский юрист, специалист по защите прав верующих Тимур Куашев. Истцами, по его словам, выступает группа мусульман из восточных районов Ставропольского края. Их интересы представляет адвокат Мурад Мусаев, управляющий партнер московского адвокатского бюро "Мусаев и партнеры".

В качестве обоснования исковых требований приводится ссылка на определение пленума Верховного суда от 15 мая 2003 года по спору ряда верующих мусульман с МВД, которое ведомственной инструкцией "О порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина" запретило фотографироваться на паспорта в головном уборе.

Кассационная коллегия Верховного суда РФ, рассматривая данный спор, пришла к выводу, что "верующие женщины-мусульманки вправе действовать в соответствии со своими религиозными убеждениями и с учетом положений религиозной практики не появляться без головного убора перед посторонними мужчинами, если федеральным законом не установлены… правила, соблюдение которых связано с необходимостью показываться, в том числе и перед посторонними лицами с непокрытой головой".

В Ставропольском краевом суде корреспонденту "Кавказского узла" подтвердили, что исковое заявление поступало к ним на рассмотрение (оспаривание нормативных актов региональных властей рассматривается в региональных судах по первой инстанции). Однако уточнить детали иска представитель суда затруднился, сославшись на то, что заявление временно оставлено без движения для устранения истцом ряда процессуальных нарушений при его подаче.

Заместитель муфтия Ставропольского края Расул Ижаев заявил корреспонденту "Кавказского узла", что информацией об исковом заявлении пока не располагает. Хотя, по его словам, знаком с содержанием ряда других жалоб, которые направлялись мусульманской общественностью на постановление правительства региона по введению школьной формы. Комментировать содержание данных требований Ижаев не стал.

Селюков: решение о запрете религиозной одежды в школах принималось из высших интересов общества и государства

Ранее ряд мусульманских активистов региона направляли заявления в различные ведомства с требованием отменить постановление правительства Ставропольского края.

В частности, 12 декабря группа женщин-мусульманок Кисловодска направила на имя губернатора края Валерия Зеренкова и уполномоченного по правам человека в крае Алексея Селюкова коллективное письмо с просьбой "разработать единую форму одежды в школьных образовательных учреждениях, а для учениц, исповедующих ислам, ввести форму, соответствующую нормам традиционного ислама,... содействовать созданию благоприятной среды в коллективах учителей для гарантирования свобод вероисповедания, веротерпимости и толерантности в школьной среде".

Из аппарата губернатора края данное заявление было переадресовано на имя министра образования края Ирины Кувалдиной, которая 18 января направила ответ с разъяснениями запрета на ношение религиозной одежды в школах. "Требования к школьной форме не направлены против религиозных убеждений учащихся, а нацелены на сохранение светского характера образовательных учреждений,… устранение признаков социального и религиозного различия между обучающимися,… создание деловой атмосферы на учебных занятиях", - говорится в документе.

В ответе, который мусульманские активисты получили из аппарата уполномоченного по правам человека в крае 14 января, Алексей Селюков указывает, что требования к школьной форме не нарушают конституционных прав и свобод, в том числе и на свободу образования и вероисповедания.

"Мне кажется, что подавляющее большинство родителей, независимо от вероисповедания, с пониманием отнеслись к этим решениям. И это хорошо!.. Решение принято компетентными органами власти… исходя из высших интересов общества и государства. При этом многие из тех, кто принимал эти решения, являются правоверными мусульманами", - указал Селюков.

Родители опровергают официальные цифры о количестве отказавшихся от обучения

Как заявила на брифинге 10 января в правительстве региона министр образования Ирина Кувалдина, после введения запрета на религиозную одежду в школах отказались от стандартного обучения около десяти семей. В том числе родители детей из селения Кара-Тюбе, которых в октябре прошлого года не допустили на занятия из-за ношения хиджабов.

"Но это были школы не только Нефтекумского района, у нас были отдельные случаи и в других районах… [Родители] выбрали для себя либо экстернат, либо семейную форму обучения. Таких случаев могло быть гораздо больше, но после работы с родителями вопросы сняли", – заявила на брифинге Кувалдина.

По ее словам, для всех детей, родители которых отказались посещения детьми занятий, разработан индивидуальный график обучения и консультаций по предметам.

Корреспондент "Кавказского узла" разыскал в одном из крупных городов Ставропольского края женщину-мусульманку, дочери которой продолжают ходить в школу в хиджабе.

"Во многих школах девочек не допускают к занятиям и просят пойти домой переодеться. Но есть директора, которые пошли навстречу и сказали, что не могут запретить мусульманкам надевать платок, и будут защищать девочек", - рассказала женщина, попросившая не указывать ее имя.

"Слышала еще про одного директора – там у них девочка в хиджабе ходит, так эту девочку так сильно все полюбили, что сказали: будут ее прятать от комиссии [из министерства образования]. Я лично знаю еще не меньше шести женщин, дети которых продолжают ходить в школу в хиджабе", – сообщила собеседница корреспондента "Кавказского узла".

В Ставропольском крае министр образования ушла в отставку

В министерстве образования края от каких-либо комментариев отказались, сославшись на то, что в настоящее время в ведомстве отсутствует руководитель. Предыдущий министр Ирина Кувалдина 6 февраля на встрече с коллективом заявила о том, что добровольно покидает этот пост, вместо нее временно назначена Валентина Солонина, ранее работавшая министром культуры региона.

Официальными комментариями относительно этой информации "Кавказский узел" не располагает.

По мнению члена краевого Комитета гражданских инициатив Максима Гревцева, видимых причин для увольнения не было.

"Пожалуй, самый громкий скандал за время работы Кувалдиной разразился вокруг хиджабов в школах. Но министерство, запрещая носить хиджабы, выполняло постановление прокуратуры. И из щекотливой ситуации краевые власти вышли достойно: государство у нас светское, поэтому - никаких религиозных атрибутов. И на этом фоне введение школьной формы выглядело разумным", – комментирует Максим Гревцев.

Он считает, что министерство потеряло отличного специалиста.

"И всё педагогическое сообщество (а я разговаривал с несколькими учителями и директорами школ) об этом очень сожалеет", – подчеркивает Гревцев.

Примечательно, что ранее Ирина Кувалдина выступила с предложением создать негосударственные спецшколы, где бы учились исключительно дети мусульман. Это предложение вызвало неоднозначные оценки. В ставропольском муфтияте саму идею о создании отдельных школ для мусульман поддержали, однако член Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Максим Шевченко заявил, что обучение детей в светских школах, в том числе из религиозных семей - обязательная вещь.

"Кавказский узел" ранее представил видеоматериал "Хиджаб в школах и вузах (Дагестан)", в котором жители республики высказали свои мнения по этой теме. Так, журналистка Надира Исаева указывала, что хиджаб – это восприятие женщиной самой себя, проявление ее убеждений. Адвокат Расул Кадиев отмечал, что сам по себе хиджаб не влияет на безопасность, на учебный процесс и его ношение в школах никак не нарушает права других людей.

Как писал "Кавказский узел", в начале октября 2012 года в прокуратуру обратилось несколько жителей поселка Кара-Тюбе Нефтекумского района Ставропольского края с заявлением, что их дочерей не пускают на уроки в хиджабах. Позже родители еще одной школьницы-мусульманки из хутора Привольный также обратились в прокуратуру с жалобой на то, что их дочь не пускают в школу в хиджабе. После конфликта в Кара-Тюбе девочки, чьи родители пожаловались в прокуратуру, надели косынки и вернулись в классы. Жители Кара-Тюбе подали в суд иск к школе №12, а прокуратура начала проводить в учебном заведении проверку, по результатам которой к дисциплинарной ответственности былипривлечены пять сотрудников школы.



2 комментариев


  1. (09.02.2013 15:16) #
    -2

    Искусством манипулирования обществом нынешняя власть овладела в совершенстве.Вот уже на местных чиновников подают иски в суд. А подающие не ведают, что команда на введение единообразной формы в школах подана нашим гарантом конституции. Нет терпения у мусульман, к которому призывал Всевышний. Ведь этот гарант не вечен. Срок полномочий его ограничен. Придет другой и по воле Аллаха все вернется на круги своя.

    • (10.02.2013 04:02) #
      0

      Помнится в советские времена в атеистических книжонках "ислам" переводили как "покорность", и всё. теперь, значит, добавилось к этому и терпение. Трудно все-же бывает отделаться от груза прошлого...