Рамадан

В России появился свой Фетхулла Гюлен?

На днях решением председателя Духовного управления мусульман России Равиля Гайнутдина со своего поста был уволен имам-мухтасиб Московской области Арслан Садриев. За взгляды, несовместимые с исламом. Насколько эти идеи дошли до Кавказа?

Арслан Садриев по совместительству являлся также имамом-хатыбом Соборной мечети в подмосковном Сергиевом Посаде. Поводом для его увольнения стало интервью, данное Садриевым крупному интернет-СМИ, где он ставит под сомнение исламские догмы и предлагает иначе взглянуть на практику молитвы, поста и обязательной милостыни.

В Духовном управлении мусульман России эти мысли сочли «покушением на истинные ценности ислама и искажением их», «своевольным неграмотным толкованием фикха (мусульманского права)», «искажением учения религиозно-правовых школ-мазхабов». Формулировка, с которой имам снят с должности, звучит довольно жестко: «за попытку создания раскола между мусульманами, за распространение очевидной ереси».

Что же на самом деле стоит за его увольнением? Насколько идеи, возмутившие Равиля Гайнутдина, проникли в среду мусульман Кавказа и Духовные управления северокавказских республик? На вопросы OnKavkaz отвечает Руслан Айсин, главный редактор портала «Поистине».

Что стоит за стремительным увольнением с поста главы ДУМ Московской области Арслана Садриева? Является ли это началом масштабных чисток в структурах Духовного управления мусульман России?

Данное увольнение было ожидаемой реакцией руководства ДУМ России в лице Равиля Гайнутдина. Поскольку Арслан Садриев в уже ставшем скандальным интервью наговорил то, что выходит за рамки мусульманской ортодоксии, то есть является открытой ересью. И она не могла трактоваться иначе, как отступничество от исламских догм.

Например, в этом интервью Садриев призывал делать намаз не по движению солнца, а согласно биоритмам человека. Такой постмодерн, который проповедует служитель ислама, выглядит очень гротескно и скандально. Для чего он это сказал - другой вопрос. Возможно, хотел привлечь к себе внимание, или ради красного словца не пожалел мать-отца и стал жертвой своего красноречия.

Что касается возможности кадровых чисток в ДУМ России, я не думаю, что это чистки в классическом смысле. Но выявление в структурах ДУМ России работников с подобными взглядами, выходящими за рамки ислама, показало, что их в ДУМ России под эгидой Равиля Гайнутдина оказалось достаточно много.

Негласным лидером этой группы является первый заместитель Равиля Гайнутдина Дамир Мухетдинов. Ближайший круг состоящих в этой группе, ее костяк представлен приверженцами идей философа, главного научного сотрудника Института востоковедения РАН Тауфика Ибрагима.

Что это за таинственная группа Тауфика Ибрагима, в приверженности которой обвиняют Арслана Садриева? В чем особенности ее взглядов на ислам? Кто еще является ее последователем, кроме Арслана Садриева? И насколько она влиятельная в мусульманской среде России?

Трудно сказать о степени влияния группы последователей Тауфика Ибрагим в мусульманской среде России. Скорее, можно сказать о сильном влиянии его идей, к примеру, как у Фетхуллы Гюлен, в клерикальной среде. Тауфик Ибрагим и его ученики пытаются скрестить либерализм с исламом, рассуждают о гуманизме в исламе.

Они пытаются толковать Коран не так, как это принято классическими исламскими школами. Пытаются обосновать пересмотр фундаментальных принципов исламского поклонения. Кстати, мятежный турецкий проповедник Фетхулла Гюлен тоже разрешал своим последователям пренебрегать рядом положений ислама ради карьеры в светском обществе.

К этой же группе Тауфика Ибрагима относят и бывшего первого заместителя муфтия Татарстана Рустама Батрова. Кстати, сам Батров тоже был недавно уволен со своего поста за взгляды. Мусульманские духовные лидеры и имамы также обвиняют Рустама Батрова в ереси и в проповеди идей, противоречащих исламу.

Группа Тауфика Ибрагима пытается эти идеи проталкивать в широкие массы. Но они не всегда находят отклик в среде мусульман по той причине, что учение Тауфика Ибрагима - это сложный синкретический набор самых разных доктрин, не очень понятный простым мусульманам.

Учитывая, что зачастую ряд положений и идей Тауфика Ибрагима откровенно еретические, их сложно закамуфлировать под исламские идеи и положения. Поскольку, идеи Тауфика Ибрагима - это синкретизм различных гностических, христианских, местами кабалистических идей.

Достаточно сказать, что Тауфик Ибрагим сириец и алавит. Мы знаем, что алавизм – это учение, которое большинство суннитских ученых не признает мусульманским. Алавитская доктрина возникла на платформе вавилонских, сирийских, раннехристианских гностических воззрений.

А потом, когда мусульмане завоевали земли сегодняшней Сирии, Иордании и Турции, эти верования начали мимикрировать под ислам. А отец нынешнего президента Сирии Башара Асада – Хафез Асад в годы своего правления принудил суннитских ученых Сирии признать алавизм одним из направлений шиизма, чтобы еще больше замаскировать алавизм под ислам.

Поэтому идеи Тауфика Ибрагима очень странные. Он, к примеру, говорит о том, что Ад не вечен; что не надо призывать к исламу последователей других религий, потому что их религии являются самодостаточными; что из разных религиозных течений «надо брать то, что тебе подходит»; что нужно пересмотреть толкование Корана и так далее.

Философия Тауфика Ибрагима – это попытка привнесения в ислам идей либеральной вседозволенности, религиозного конформизма. Поэтому идеи Тауфика Ибрагима находят отклик у людей определенного склада, которые ищут возможности удобно встроиться в пространство современной жизни.

Учитывая также, что Тауфик Ибрагим призывает к пересмотру положений Корана и отказу от Сунны, как надежного источника религиозного знания, его последователей относят также к движению коранитов. Да и сам Тауфик Ибрагим посвятил много трудов пересмотру места Сунны в исламе.

Очевидно, что воззрения Тауфика Ибрагима – это философские измышления и околомусульманские рассуждения. Они не могут являться догмой для мусульман. Да он и сам об этом говорит. Но при этом все его идеи и воззрения обернуты в одеяния псевдоинтеллектуализма.

Оттого находятся люди, которые, приняв эти убеждения, пытаются показать себя группой, которая в своем интеллектуальном развитии и более глубоком понимании ислама обогнала все остальное «невежественное» мусульманское сообщество.

Представлены ли взгляды этой так называемой группы Тауфика Ибрагима на Кавказе? Есть ли у них последователи и сторонники в составе муфтиятов республик Кавказа?

Мне трудно говорить, насколько укоренены последователи Тауфика Ибрагима в кавказской среде. Думаю, на Кавказе их меньше, чем в Москве или Поволжском регионе по той причине, что кавказцы отличаются ментально от татар. Это люди действия, которые стоят на антилиберальной платформе.

Идеи, которые проповедует Тауфик Ибргагим, являются псевдогуманистическими и псевдотолерантными. Кавказцам тяжело запудрить мозги философскими псевдорационалистическими рассуждениями. Если таковые есть, думаю, их быстро выявляют представители кавказского мусульманского сообщества.

Насколько самые крупные кавказские муфтияты, например, Дагестана или Чечни, влияют на кадровую, идеологическую и духовную политику Совета муфтиев России и ДУМ России? Существуют ли какие-то лоббистские группы или группы влияния кавказских муфтиятов внутри СМР и ДУМ России?

В исламском российском пространстве существует 3 влиятельных центра. Это, во-первых, муфтияты Чечни и Дагестана. Во-вторых, это Духовное управление мусульман России и Совет муфтиев России под руководством Равиля Гайнутдина. В-третьих, это Центральное духовное управление мусульман под началом Талгата Таджутдина.

В этом треугольнике самых влиятельных муфтиятов происходит борьба – перетягивание каната на свою сторону. Каждый стремится оказывать наибольшее влияние на российскую умму, на процессы, происходящие в ней. Но каждый из них самодостаточен, старается генерировать собственный кадровый состав.

У каждого ДУМ свои учебные заведения, лоббисткие группы, финансовые и бизнес круги, представители во властных кругах. Причем, представителям одной группы влияния достаточно тяжело проникать в структуры другой группы влияния. Но мы знаем, что у Равиля Гайнутдина неплохие отношения с муфтиятами Чечни и Дагестана.

В отличие, кстати, от другого центра силы – Центрального духовного управления мусульман во главе с Талгатом Таджутдином. Таджутдин пытается обособиться и позиционирует себя, как главный шейх, которому все должны подчиняться. О влиянии чеченских и дагестанских муфтиятов на ДУМ РФ и ЦДУМ говорить сложно. Думаю, в какой-то степени оно есть, но не доминирующее.



0 комментариев