Почему Абдулла до смерти боится стука в дверь?

Каждый вечер Абдулла ложится спать в ужасе от того, что в его дверь постучат – этот стук он постоянно слышит в кошмарных снах и в рассказах соседей. Этот стук может прозвучать в любой момент.

Он – этнический уйгур и считает Синьцзян своей родиной. Его предки жили здесь и возделывали эту землю веками. У него есть двое детей, сын и дочь, а сам Абдулла – набожный мусульманин и совершает 5 намазов каждый день, под завесой секретности в своем доме.

За последние месяцы многие его друзья и коллеги услышали этот ужасный стук в дверь посреди ночи и бесследно исчезли. Все, включая Абдуллу, знают, куда их забрали и где удерживают. Но никто не знает, сколько продлится это задержание, и вернутся ли они вообще домой. Большинство не возвращается, а те, кто вернулся, превратились в пустую оболочку от прежних себя, в призраков, которые своим видом напоминают окружающим о том, что может ждать их за углом в случае нежелания отказаться от Ислама.

В августе комитет по правам человека ООН сообщил, что 1,1 млн уйгурских мусульман находится в концлагерях в Синьцзяне на западе Китая. По другим оценкам, число узников достигает 2 млн. Так или иначе, число уйгурских мусульман, подвергающихся аресту, разлучению с семьями и заключению в концлагеря, растет с каждым днем.

Прошло уже 3 месяца с тех пор, как ООН сообщила о наличии сети концлагерей в Китае и программ по искоренению Ислама и уйгурского народа. И все же глобальное негодование и политическое давление отстают по интенсивности от усилий Китая по «самоочищению» от нежелающего ассимилироваться населения.

Сегодня в мире, где страны и близкие, вроде Мьянмы, и далекие, вроде Франции, эксплуатируют исламофобию для разжигания расизма и популистских взглядов, Китай не только присоединяется к ним, а выводит исламофобию на новый уровень.

Для Абдуллы стук в дверь еще не прозвучал. Он может не прозвучать никогда, а может случиться завтра или послезавтра. И все же страх неизвестности и суровая реальность того, что каждое мгновение с детьми, женой и родителями может стать последним, преследуют его словно тень.

Утешение он находит только в молитве. Простираясь перед Аллахом, начиная с утренней молитвы и заканчивая ночной после ужина с детьми, он молится о том, чтобы государство не забрало его и не разрушило его семью.

Перевод с английского языка специально для Ансар.Ru



0 комментариев