Москва безбашенная

Москву, в буквальном смысле слова, обезглавили. То есть лишили главы — мэра Юрия Лужкова. Эта новость настолько заполнила эфир ведущих каналов, страницы газет и интернет-сайтов, что для других новостей практически не осталось места. Закулисная битва титанов за главный пост в стране, которую Черчилль метко назвал «схваткой бульдогов под ковром», сделала Москву своим главным полем битвы.

Что касается самых интересных фигур, озвученных в качестве возможных кандидатов, которых могут бросить на обезглавленную Москву, стоит отметить кавказского наместника Александра Хлопонина. Признаться, я не могу придумать более верной, надежной и удачной фигуры для президента на пост главы ключевого города страны. Особенно в ситуации приближающихся выборов за место хозяина страны. Для сегодняшнего президента, как отмечают эксперты, все более показывающего свое желание схватиться за этот пост, очень важно, кто будет контролировать Москву и голоса ее избирателей в такой ответственный для него момент.

Что же касается самого Хлопонина, то это было бы для него самым удачным возвращением на федеральную политическую арену с кавказского театра боевых действий. Очевидно, что, несмотря на все его усилия по привлечению инвестиций на Кавказ, несмотря на все его старания изменить имидж региона, несмотря на весь его менеджерский опыт и потенциал, на уровне республиканских президентов, министров внутренних дел, и даже отдельных постовых милиционеров сегодня востребован совершенно другой опыт.

К сожалению, сегодня на Кавказе ситуация все дальше отдаляется от «инвестиционной логики» к кровавой «силовой логике». Идея с созданием в Дагестане отдельного спецподразделения по борьбе с религиозно-политической оппозицией — лишнее тому подтверждение. Решение по созданию в Дагестане специального силового подразделения говорит об абсолютизации силового решения проблемы религиозно-политического экстремизма. Если бы с таким упорством, и с таким вниманием, и с привлечением такого количества ресурсов власть стремилась бы реализовать хоть один из рекомендованных экспертами несиловых вариантов решения проблем — ситуация в республике была бы иной.

Дагестану без глубокого и постоянного диалога его сынов не выжить. Он и сохранился-то в истории именно благодаря тому, что его народы веками умели находить общий язык. Особенно это актуально для такой тонкой и деликатной сферы, как религиозные убеждения верующих. Все сегодняшнее ожесточение и взаимная нетерпимость дагестанских мусульман, оказавшихся в границах одной республики разделенными на официальных и неофициальных, благонадежных и неблагонадежных, традиционных и нетрадиционных, суфиев и салафитов, ихванов и джамаатовских, возникли только из-за того, что после краха Советского Союза возможности для диалога в сфере религии оказались закрытыми.

Но мы, будучи рабами одного Господа и сынами одной земли должны найти в себе силы пойти на этот диалог и сделать его конструктивным, эффективным, чтобы спасти свою рес-публику от гражданской войны, спасти своих сыновей и братьев от взаимного уничтожения. И потом, республиканская власть, там, где подобный диалог складывается между различными джамаатами тяжело, должна инициировать его, мягко подталкивать к нему религиозные общины. На то она и власть, чтобы по-отечески подвигать жителей республики к примирению и согласию. И тогда чиновники будут рваться из Москвы на Кавказ, а не наоборот…



0 комментариев