Кому нужна мечеть на Ground Zero

С каждым днем все труднее верить в то, что обсуждение — быть ли мечети неподалеку от того места, где стояли башни-близнецы — это просто публичная полемика. Уж слишком она странная. Возможно, это лишь эпизод внутри-американской политической борьбы перед реваншем республиканцев. Особенности американского политического механизма таковы, что большие политические скандалы редко остаются просто скандалами.

Еще не забылось, как в 1998 году был затеян скандал с Моникой Левински. Так же, как и сейчас, его инициаторами формально стали республиканцы, они не позволяли скандалу прекратиться, подбрасывали в него все новые и новые аргументы. В шуме этого скандала для американской публики потонули и удар по Судану, и бомбардировка Сербии. Невольно возникает вопрос, на какую новую кампанию собирается Америка?
Белые начинают и выигрывают?

В первую пятницу Рамадана на ифтаре (разговении) в Белом доме президент Обама публично одобрил идею строительства мечети и 13-этажного исламского центра в двух кварталах от Ground Zero. На его слова немедленно негативно отреагировали лидеры республиканцев.


И вот уже весь исламский мир, который год назад президент Обама в своей каирской речи попытался примирить с США, видит, как толпа стоит в Нью-Йорке с антиисламскими лозунгами, политики высказывают оскорбительные подозрения и призывы. Другая толпа стоит с маловразумительными призывами соблюдать права человека. Тем временем раздаются призывы сжечь еще не построенную мечеть.

Не ясно, зачем вообще Обама высказался о мечети. Мечеть должна строиться на частном участке в 200 метрах от Ground Zero на пожертвования мусульман мира. Когда обсуждение проекта стартовало, пресс-секретарь президента Роберт Гиббс счел вопрос темой местного значения. И вот президент сделал этот вопрос темой планетарного масштаба.

Организатор проекта— имам Фейсал Абдул Рауф. Его отец построил первую пятничную мечеть в городе в конце 80-х годов. Новый проект должен включать мечеть, концертный зал, бассейн, классы, медресе.

Ранее проект назывался Сordoba House ( сейчас Park51). Противники проекта были возмущены уже этим названием, расценивая его как символ завоевания мусульманами христианского города, и договорились до того, что новый центр — чуть ли не веха в исламском покорении Америки.

Имам Фейсал между тем вовсе не подрывной элемент. Он давно и весьма близко сотрудничает с властями. Госдепартамент США спонсирует его поездки по странам Залива. Об этом публично говорят представители Госдепа.

Имам Фейсал направлялся властями США в исламские страны рассказывать там о религиозной терпимости в США. Например, в 2007 году он ездил в Катар, Бахрейн, Марокко и ОАЭ. Происходило это при Буше, задолго до Обамы с его свежими планами помирить США с мусульманами.

Теперь на фоне протестов задача имама (да и президента Обамы) становится трудно исполнимой. «Никаких мечетей!»— на фоне таких лозунгов трудно рассказывать, сколь дружественна Америка исламу.


Битва чисел

Но так ли все плохо с исламом в США? Сейчас в Нью-Йорке более 140 мечетей, в США около 90 исламских центров и около двух тысяч небольших квартальных мечетей, включая передвижные. Мусульмане-иностранцы, в том числе и российские, с восторгом об этом отзываются.

Можно понять: в Москве с ее 2–3 миллионной исламской общиной (тоже не посчитанной, тоже становящейся заложницей подковерной политической возни) лишь 4 небольших мечети, а в Нью-Йорке их, повторю, более ста. Правда, американские мусульмане полагают, что число мечетей погоды не делает: война с терроризмом обращается против них фанатичной исламофобией, охотно эксплуатируемой протестантскими проповедниками и борцами за права женщин.

Поразительно, что в США, где посчитано все, нет точных данных о том, сколько в стране мусульман. Во многом по этой причине количество мусульман часто становится аргументом в политике. Единого исламского совета в стране нет, есть несколько крупных ассоциаций. Спросить не с кого.

Так, CIA Factbook указывает на 1% мусульман — то есть около 3 млн человек. Дэниэл Пайпс в сентябре 2001 года привел свои данные— 1,8 млн человек. Britannika считает, что в США 4,1 млн мусульман.

Некоторые авторы полагают, что община выросла до 10–12 млн, с учетом «Нации ислама», которую тоже никто не считал. Так, в марше «Миллиона мужчин», который проводила «Нация ислама» в 90-х годах, по данным организаторов, прошло 1,2 млн мусульман, а по данным полиции— в два раза меньше. Профессор Джорджтаунского университета Ширин Хантер считает наиболее реалистичной оценку в 6–7 млн.

Когда в 2006 году в конгрессе появился первый мусульманин Кейт Элиссон, мусульмане США заговорили о том, что их гораздо больше, чем принято думать, и им следует иметь больше представителей. В 2008 году в конгрессе появился второй мусульманин Андре Карсон.
Сражение за голоса

Впервые целенаправленно заручиться голосами мусульман попытались республиканцы во время первой предвыборной кампании Буша-младшего. Те, кто его поддержали, быстро раскаялись. После 11 сентября исламские ассоциации заявили о более чем 560 уличных нападениях на мусульман в течение нескольких недель. Бомбардировки и оккупация Афганистана и Ирака не прибавили симпатий этой общины к республиканцам, как и нараставшая антиисламская риторика в республиканской среде.

После 9/11 Институт Гэллапа стал проводить обширные опросы в исламском мире. Детальные исследования позволили расширить представления американцев о мусульманах, об их уязвимых и болевых точках, об их надеждах.

Эксперты различных силовых ведомств внедрялись в исламские общины в Европе и США и изучали системы коммуникации, социальные связи и прочие поведенческие аспекты. Даже тюрьма в Гуантанамо внесла свою лепту в изучение американцами ислама как некоего феномена. Бывшие узники в своих интервью говорили о том, что за отсутствием какой-либо вины их просто рассматривали как подопытных — исследовали их психику, реакции, поведение.

Что же стало итогом этой широкой работы? Разве американцы за минувшее десятилетие приблизились к урегулированию своих отношений с исламским миром? Напротив. Они довели ненависть к себе до высокого градуса.

Каирская речь Обамы стала вершиной мастерства обращения с общественным мнением. Но прошел год, и исламский мир убедился, что ничего не происходит. Гуантанамо стоит, американцы усиливаются в Афганистане. Из обескровленного Ирака войска уходят, но им на смену приходят частные армии. И вот теперь президент инициировал шквал оскорбительных лозунгов против мусульман уже в США.

Фанатичная терпимость

Чем больше людей вовлекается в обсуждение темы мечети, тем скандальнее она становится. За проект в июне высказался мэр Нью-Йорка демократ Майкл Блумберг. Бывший мэр-республиканец Джулиани немедленно выступил против. 29 членов общественного совета города одобрили проект, 10 воздержались, 1 был против. От этого общественного совета ничего не зависит.

Мечеть поддержали раввины Ричард Джейкобс и Артур Васков — 5 августа они вышли на улицу со своими сторонниками. Глава Антидиффамационной лиги Абрахам Фоксман — против проекта. Возмущенный точкой зрения Фоксмана журналист Фарид Закария, близкий Обаме, вернул Антидиффамационной лиге свою премию, которую получил много лет назад. По Нью-Йорку ездят автобусы с протестными плакатами.

Республиканцы уже говорят о Ground Zero как о «святой земле». Некоторые активисты эту непостроенную мечеть считают буквально воплощением силы, которая нанесла удар по Нью-Йорку 9 лет назад. Они как будто не хотят помнить, что мусульмане тоже погибли в теракте.

Мусульманами были многие рабочие, разбиравшие завалы, строители, работающие сейчас на Ground Zero. Все активнее на мусульманских форумах обсуждается, что количество погибших в ВТЦ единоверцев замалчивается, а их семьи не получили компенсации. Разброс мнений о численности погибших мусульман велик — от нескольких десятков до нескольких сотен человек.

В октябре 2007 года полиция отказалась допустить на Ground Zero президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, который хотел почтить память погибших, среди которых были и иранцы.

«Это Америка, и наша приверженность религиозной свободе должна быть непоколебима», — cказал президент Обама в своей речи в Белом доме.

Несмотря на догматы свободы, идеалы религиозного равенства трещат по швам. Накануне речи президента Marist College обнародовал результаты опроса 28 июля – 5 августа: 696 нью-йоркцев высказали мнение о строительстве мечети, из них 53% против мечети в этом месте, 34%— за. По опросам CNN, размежевание еще более резкое: противников строительства 68%, сторонников— 29%.

Президенты США обычно учитывают общественное мнение. Это важнейший элемент американской демократии. Сложно представить, что у нынешнего президента беспомощные помощники или неуклюжие советники. Если Барак Обама намеренно дразнит соотечественников, то ради чего? Не готовит ли он миру новую волну потрясений, расходящихся от Нижнего Манхэттена?



0 комментариев