Комментарии Гацалова к интервью министра внутренних дел

Интервью министра внутренних дел РСО-Алания, Артура Ахметханова, было опубликовано в республиканской газете «Слово». Однако, редакция газеты отказалась публиковать комментарий муфтия на высказывания министра. Исходя из этого, материал Гацалова Х.Х публикуется на официальном сайте ДУМСО.

Зачастую приходишь к мысли, что отвечать на различные «нелепости» высказанные в СМИ не стоит, себе дороже. Переваривая «информацию» невольно окунаешься в поток лжи или просто необъективности. Людям, выдающим такую «информацию» абсолютно безразлична истина и ответ им неинтересен, дело сделано.

Интервью министра Ахметханова не поставили меня перед дилеммой «быть или не быть», а поток телефонных звонков после выхода вашей газеты, не оставили мне возможности ни перетерпеть, ни перемолчать. Тем не менее, постараюсь быть не многословным и отвечу только на самые «залихватские» выражения и «нелепости».

«Осетины никогда не были подвержены фанатичному вероисповеданию…» Совершенно верно, не были, не подвержены и надеюсь, не будут подвержены. Впрочем, равно как и другие народы, в том числе и башкиры. То, что люди тянутся к Богу благо и надеюсь, таких людей будет больше и больше. Мир от этого будет только лучше. Обвинять людей в фанатизме на основании их тяги к Богу, прямое Богоборчество. Лукавые слова обвинения людей в фанатизме, необходимо подтвердить фактами, либо попридержать свое субъективное мнение, тем более повторяя, что вы лицо должностное.

Почему если человек верует в Бога и придерживается канонов своей религии – он фанатик? Обоснуйте ваши слова с позиции конституции государства Российского, и мы услышим, и поймем, уверяю вас. Я уже высказывался, как мне показали в г. Москва аналитическую «работу» по Осетии, с очень интересной диаграммой, цифры определяющие уровень экстремизма ниже, чем во всех кавказских республиках, а цифры определяющие радикализм просто зашкаливали. Никакой логикой такое «противостояние» показателей объяснить нельзя.

Я попросил объяснить мне несоответствие: «офицер с погонами не менее красивыми, чем у генерала ответил: «Или специальное нагнетание обстановки или неправильное (не профессиональное) определение людей приходящих в мечеть, как радикалов. Не может быть таким уровень радикализма (как твердят часть наших правоохранителей) при отсутствии фактов экстремизма, и постоянно стабильной обстановки. Единичные случаи в диаграмму не вписываются. Банально простой закон статистики.

Один ваш подчиненный из службы занимающийся экстремизмом, подполковник, на мой вопрос, есть ли радикализм в Осетии, и может стать, мы что-то не понимаем? Ответил, дословно: «Кому-то очень хочется, чтобы был, оправдать действия 2010-го (арест 18-ти) и на перспективу». И добавил : « ты не думай, у нас не все настроены так.» Я не думаю, я лично знаю. Есть много толковых и справедливых. Хотя преступников среди полицейских, давших присягу и получающих зарплату, не мало. Регулярные увольнения и суды, над полицейскими переступившими закон, реалии нашего времени.

Среди верующих, даже среди «фанатиков», согласно вашей формулировке, осужденных объективно за преступление, единицы. Убийства, регулярные пьяные наезды, поборы и так далее, не единичные случаи. Опубликуйте статистику хотя бы за последние два года, и я думаю, все ахнут. И не надо ссылаться на общество, люди религиозные из этого же общества, но им это снисхождения не приносит. Цифры не в вашу пользу, и кто радикал тоже вопрос. Это всего пару слов о фанатизме, да впрочем, и о радикализме. Тема очень серьезная и рассуждать о ней должны специалисты, на основании анализа и фактов, с привлечением всех заинтересованных сторон, а не только принимать мнение карательных органов, с ваших же слов. Это моя родина и мне не безразлична ситуация в ней и судьба любого человека кто бы он не был.

Мы организовали и провели круглый стол на эту тему и пригласили всех, кто переживает за стабильность нашего общего дома. Мы стали практиковать день открытых дверей в мечети и готовы ответить на любые вопросы и выслушать любую критику, но, ни вас, ни ваших представителей с вопросами, фактами и желанием дать объективную оценку там не было, не интересно. Приходят оперативники, записывают, фотографируют и уходят.

Провоцировать межнациональную и межконфессиональную неприязнь в своих интервью, как бы между прочем, вам удается, может быть и не специально. Обвиняя верующих в фанатизме, вы тут же убеждаете нас, что у осетин своя вера – прямая попытка противопоставления и размежевания как осетин, так и народа проживающего в Осетии.


Вы говорите: «…что для духовного управления мусульман республики, стали врагом номер один, потому, что просто констатируете факты…». У вас немного завышенная самооценка. Враг номер один у нас шайтан. Других врагов у нас нет. Есть люди заблудшие, не понимающие и не осознающие, есть действующие по корысти, по умыслу. Обвинять и делать из кого-то врага, грех, я говорю искренне. Только Всевышний знает, кто будет завтра праведником, а кто грешником.

У людей верующих, а я с большой надеждой перед Всевышним хочу отнести себя к ним, другие нравственные координаты. Я надеюсь, что может быть, и вы когда-нибудь станете верующим, а не будете просто этническим мусульманином, это сугубо разные вещи. Но то, что я для вас персона не приятная, это реальность. И как раз потому, что «констатирую факты», которые вы объяснить не можете и что хуже, уйти от этого стереотипа не хотите.

Вы обвиняете меня в наступательной политике, в докладе вашего заместителя. К.Бекмурзова, это называется агрессивной миссионерской деятельностью – объясните, в чем она заключается? Где и когда я наступательно и агрессивно призывал к исламу, хотя это главный вид нашей деятельности, прописанный в уставе, согласно закону РФ. Да, я хочу наступать на все пагубное, которое приносит вред нации, я хочу доброй и здоровой молодежи, а не той, которая расстреливает похороны, как вы сетуете.

Я хочу стабильного общества, где защищены права любого человека, а не только мусульманина, даже этнического. Мы объясняем запретное и разрешенное, а отношение человека к религии это между ним и его Творцом. Я хочу мира на этой земле и гарантии безопасности каждого человека. Вы и ваши подручные регулярно обвиняете меня, не представляя не единого факта (есть доклады и записки).

Более того, за пару месяцев до убийства Джикаева и ареста 18-ти ребят, вы одарили меня благодарностью – где есть такие слова: «за добросовестный вклад и личное участие в воспитании подрастающего поколения…». Сегодня эту же деятельность вы называете наступательной политикой. Где же, правда? А правда в том, что после задержания ребят, а их было не 18-ть, а 14-ть.

Так как во время выезда группы захвата по адресам, двоих не было дома, а на другой день они уже были не нужны, факт сам по себе интересный. Двоих отпустили по причине благородного родства – то есть четверо по «уважительным причинам» были вычеркнуты из списка радикалов, причастных к убийству Джикаева просто так, это и есть, показатель объективности вашего списка. И тогда из моих уст, по вашим словам прозвучали нападки в адрес МВД.

Здесь вы почему-то очень доброжелательны ко мне. Это были не нападки, а прямые обвинения в незаконном захвате, удержании, избиении и пытках с применением электрического тока. Кто-то решил, что исламу в Осетии не быть и вы с рвением достойным другого применения, решили поправить это дело. Когда ребят избивали и пытали, ваш заместитель Бекмурзов, очень громко им объяснял, что исламу в Осетии не быть. Но даже после 10-ти дневного избиения, «захватчики» не смогли заставить их признать того, чего не было.
Затем их осудили по сфабрикованным разным 14-ти делам, хотя были задержаны по одному списку, с обвинением в пособничестве в убийстве и принадлежности к радикальной группировке. Полный провал дурно спланированной и плохо исполненной антиисламской операции. Все документы целы, часть ребят отсидела и готова к пресс-конференции с вашим участием.

Я бы очень хотел посмотреть и послушать, как вы будете им объяснять об устройстве демократического государства и об отсутствии у вас пыток. И Бекмурзова прихватите с его идеей о недопущении ислама. В любой день или в любой час. Ради чистоты эксперимента, не хотелось бы проводить пресс-конференцию без вас.

Вы напомнили об убийстве Джикаева. Мы тоже не забываем, но у нас разные причины этой памяти. Убийство мы осудили и я лично тоже, посмотрите Интернет. Также мы осудили убийство Мурашева. В Советском Союзе, в котором вы выросли, в правоохранительной системе, выражение «взять живым» - было критерием уровня профессионализма, а в исключительных случаях обязательным условием.

Этот акт профессионалов ставил точку над всеми возможными домыслами и измышлениями. Вы поставили другую точку. Вы специально или невольно лишили общества и в первую очередь мусульман, которых затем обвинили, иметь информацию и узнать правду. Имеющаяся в деле Мурашева подписка о не выезде, ставит под сомнения всю вашу «блистательную» операцию, и поднимает много вопросов.

Не понятно и припоминание о Магомете Туаеве, который не является ни правой, ни левой рукой муфтия и вообще живет к вашему неудовольствию в г. Москва. Вы об этом прекрасно знаете, иначе сидеть ему давно за компанию с теми же ребятами, арсенал знаком. Ни одну его статью вы не опровергли и не оспорили. Вы живете в демократическом государстве, подайте на него в суд. Но вы как всегда ответили штампом «…я вам говорю радикальный ислам к нам зашел…» Все инакомыслящие и просто рассуждающие для вас радикалы, со всеми вытекающими отсюда «наркотиками и оружием».

Далее вы вообще удивили: «думаете, почему Дударова убили…Дударов единственный осетин с образованием богословским был… Осетины, светские люди не подверженные радикальным религиозным влияниям и так далее» Следуя за вашей мыслью, нам теперь надо опасаться за жизнь других имамов –осетин. Мы вас правильно поняли? А кого опасаться, не подскажете?

Господин министр, почему убили Дударова, мы догадываемся и у нас другая версия. Вопрос в том, почему вы позволили убивать, и почему не хотите расследовать это дело. Я в первый же день сказал, что убийство имама дело чести и совести всей вашей системы. А вы вместо этого рассуждаете как обыватель на завалинке и намекаете, что Дударова убили не осетины. Я просил, найдите убийцу или хотя бы, если не можете, покажите направление ваших действий.

Я обвиняю не какие-то правоохранительные силы, я обвиняю вас всех. Не расследовать, значит покрывать. Мы это чувствовали с первого дня, и я заявил, не расследование этого дела, вызовет большое недоверие. Это ваша прямая обязанность, а не «фанатизировать» и «радикализировать» верующих. Вообще, ваше рассуждение о гибели Ибрагима вызывает у нас большое недоумение. Он не единственный, вам не правильно предали мои слова, он первый кто получил высшее образование.

Озвучиванием этих фактов, мы вам и не нравимся, в этом и наш радикализм и ваша демократия. Мы и не хотим кому - то нравиться, мы просто поклоняемся Всевышнему и запугивать нас этими действиями за пределами закона, пустое и вредное для вас дело.

В одном я с вами согласен, что все плохое идет от радикального, но не обязательно ислама. Избивать молодежь, сажать ни за что, убивать веру в справедливость – вот прямой путь радикализации молодежи.

Вы не обошли стороной Сирию. Там погибло не четыре, а два человека, и Вы, как всегда, упорно не правы. К сожалению 2 или 4 дело не меняет, гибель человека всегда плохо. И если будут другие риски, тоже плохо. Но обвинять духовное управление и меня лично, не знаю, как бы помягче сказать, странновато.

Вы защищаете К.Бекмурзова, у которого брат преступник, но брата не выбирают. Я вполне с вами согласен. Но здесь же, обвиняете нас в том, что кто-то уехал в Сирию, и не родные братья, и без нашего ведома и согласия. Так в чем же наша вина? Вы как этнический мусульманин, в таком случае, тоже несете ответственность. А как министр, если есть нарушение закона, не перекладывайте проблему с больной головы на здоровую.

Вообще интервью вызвало больше вопросов, чем дало ответов по ситуации в республике. Не видно желания изменить ситуацию, изменить методы работы, поговорить и поставить задачу сделать людей, общество не оппонентами, а помощниками. По-другому не получится.
Убийство стало обыденным делом, и мусульманином быть, стало опасно. Или убьют или посадят, в крайнем случае, прилепят клише и оболгут. Если у меня и были сомнения в вашей непричастности, вследствие необъективной информации вам представленной, то вы их уверенно развеяли. Если все факты, указанные в интервью, такого же уровня «объективности», то, увы…

Мы не против трех пирогов, если и случай подобающий, например, посадили ни за что и освободили досрочно. Как без пирогов? Но выше всех только Всевышний, который видит, слышит и спросит. А вы мне не враг, я повторяю, говорю искренне и надеюсь, что пересмотрите взгляды и измените ракурс на людей верующих.

Мольба человека обиженного не имеет преград перед Аллахом, и не только мольба наших ребят. Запомните это правило, думаю, вы его не раз вспомните. В Судный день мы будем свидетельствовать по факту совершенного беззакония. Возможно, время у вас есть и поспешите быть справедливым.



3 комментариев


  1. (10.07.2013 02:37) #
    4

    +

  2. (10.07.2013 20:00) #
    1

    Комментарий удален модератором.

  3. (12.07.2013 00:10) #
    1

    Ахметханов препарирован))

  4. (12.07.2013 04:28) #
    2

    Гацалов умный человек и ему трудно в республике, где подавляющая часть населения язычники или просто безбожники.
    А ахметханов просто человек-свинья.