Гаити как грех

«Как, прямо так и сказал – что землетрясение досталось гаитянам по грехам?» – Оказалось, что большинство людей, далеких от веры и вообще понимания причинно-следственной связи событий, были ошарашены тем, что патриарх Кирилл так выразился. Теперь уже даже неизвестно доподлинно, выразился патриарх так или как-то иначе. Потому как в стенограмме на сайте патриархата эти слова отсутствуют. Но молва его слова повторила, как эхо.

Дело в том, что патриарх Кирилл нравится людям. Чем дальше они от веры, тем, похоже, он больше им нравится. Им импонируют его лексика, напористый тон, четкость мысли, суть которой они, как им кажется, улавливают. Когда такие люди хвалят патриарха, они невольно, в силу своей далекости от веры, ставят ему в заслугу то, что верующие никогда бы не поставили. То, что для церковного народа третьестепенно и ясно и без патриарших слов.

Людям симпатично, что патриарх беседует и о кризисе, и о бизнесе. Слово «тусовка» в его устах делает для них патриарха «как бы» своим. Призыв развивать малый и средний бизнес звучит для них позитивно. В чем-то они готовы поспорить с патриархом. Например, одному автору претит в статье патриарха слово «постмодернизм». Но не вообще, а просто потому, что сам автор иначе видит и постмодернизм, и его приметы.

Ну не ждут наши люди, что патриарх вдруг возьмет и публично обличит богатство. Ведь большинство не готово буквально принимать слова Христа, что скорее верблюд войдет в игольное ушко, чем богатый в Царствие Небесное. Большинству невдомек, что никто не в силах отменить эти слова Иисуса. Большинство и мысли не допускает, что патриарх может прийти в собрание и сказать: «Оставьте мертвым хоронить своих мертвецов!» И понимай как знаешь.

Они одобрительно кивают, когда слышат от патриарха, что люди, мол, любых сексуальных ориентаций угодны церкви. Ого, какой либерализм! И у католиков, говорит патриарх, есть много хорошего. Ого, какое свободомыслие!

А тут взял патриарх и все испортил – заговорил про какой-то грех. Ну, какой грех-то может быть в наше просвещенное время? Есть комплексы, травмы, социальная неудовлетворенность, есть успех, приумножение капитала, выгода, гражданское общество или его недостаточность. А грехов – нет.
В том-то и дело, что большинство новых симпатизантов патриарха полагают, что это человек современный, приличный (в их критериях), отринувший средневековье.

Они думают, что наконец-то пришел патриарх, соответствующий «приличному» Господу. Такой, который и в ад не верит. Разве что в ад, похожий на салон авиалайнера, в котором капризничают чиновники и кричат малые дети.

И вот патриарх, которого они с таким жаром приняли, оказывается, опутан все той же средневековой моралью. В ее рамках грех и расплата за грех многих может обернуться землетрясением, катастрофами, гладом, мором, сибирской язвой, геноцидом и холокостом, распадом страны и Гражданской войной.
Даже если это землетрясение – дело рук злокозненного врага, все равно, что ни случается, – случается по воле Божией. Вот что сказал человек, которого мы считали современным и трезвомыслящим кризисным менеджером.

Какой афронт!

Многие люди в недоумении: что же такое приключилось с вполне приличным человеком? А ведь он еще не сказал, что столько тебе отпущено испытаний, сколько ты сможешь вынести.

Один вынесет страшную пытку, когда ногти рвут, свинец раскаленный льют и каленым железом жгут. А другому едва хватит сил, чтобы тихо отойти во сне. Без причастия, без исповеди. Легко умер, скажут люди. Страшно, подумают знающие. Ведь по-хорошему умирать надо в сознании, молясь и каясь. Но кто же в приличном обществе думает о смерти? Только фанатики. Мы ведь живем жизнь веселую, беззаботную. В ней смерти нет.

Обожаемый просвещенным человечеством Далай-лама любит намекнуть, что знаки неблагополучия есть. Просто Далай-лама находится в более выгодных условиях – ему все равно. Но даже он знает, что все – не просто так.

Большинство пропустило мимо ушей, когда мусульмане после цунами обсуждали природу этого бедствия. И многие тогда указали на тот неоспоримый факт, что цунами не пощадило ничего, кроме мечетей.
А что, если патриарх обличит не грех гаитян, а наш? В церкви многие любят рассуждать о том, что революция пролилась серным дождем на голову народа неспроста. Но мало найдется собеседников на тему, что и на саму церковь Господь излил гнев не по случайности. Трагедию евреев вообще интерпретировали в прямо противоположном смысле. То есть получилось, что гнев более не исходит из того источника, который уничтожил Содом и Гоморру.

Конечно, изменение климата – куда более безопасная тема, чем обнажение нерва человеческой души. Если бы сейчас кто-то обратился к нам со словами «кто без греха, кинь в нее камень», и 10 минут не прошло бы, как мы бы закидали блудницу. Так что безопаснее с нами говорить о кризисе и развитии бизнеса, чем о спасении. Ну, а если о грехе – то это разве что на Гаити.



0 комментариев