Восстание туарегов как продолжение ливийской войны

Лидеры туарегов отдают себе отчет в том, что ливийская трагедия может повториться для них и в других странах. С убийством Каддафи туарегский джин был выпущен из «ливийской бутылки». И хотя перспективы движения туарегов пока весьма туманные, оно вполне может создать большие проблемы для добычи урана и стратегическим интересам как Китая, так и западных держав. По крайней мере, у конкурирующих мировых центров есть соблазн использовать туарегов для продвижения своих интересов.

Убийство Каддафи привело к резкому обострению туарегской проблемы. Вернувшись из Ливии с современным оружием туареги возобновили боевые действия в Мали. На очереди — богатый ураном Нигер. Раньше проблему туарегского сепаратизма удавалось решить благодаря Каддафи, но теперь такой возможности нет.

Боевики сепаратистской группировки туарегов «Национальное движение за освобождение Азавада» (NMLA) продолжают нападать на населенные пункты в Мали. Напомним, что надения боевиков-туарегов начались 17 января с атак на северные города страны: Агельхок, Менака и Тессалит. Всего же на начало февраля они атаковали шесть городов. Несмотря на то, что власти Мали сообщают об успешном отражении их атак, NMLA утверждает обратное. В частности, о почти синхронном успешном нападении на города Андерамбукане и Лере, находящихся на удалении друг от друга 800 км. Показательно, что это уже восток и северо-восток страны. Причем, согласно утверждениям NMLA, город Андерамбукане был взят туарегами.

А 4-5 февраля ожесточенные бои шли в районе города Тимбукту. А это уже центр страны. И хотя власти сообщают об успешном отражении нападения боевиков, туареги доказали, что они обладают значительными силами, способными почти одновременно проводить операции в разных районах Мали, и что местным силовым структурам приходится явно нелегко. Об этом можно судить хотя бы по официальным данным потерь малийской армии, которые только убитыми превышают 50 человек. А по данным представителей NMLA, они на порядок выше. И судя по тому, что малийские власти уже три недели продолжают сообщать об «успешном отражении нападений бандитов», официальный Бамако вынужден обороняться, а значит, инициатива по-прежнему находится в руках туарегов.

Представители туарегских движений добиваются независимости своей этнической территории, разделенной ныне между несколькими странами. Фактически, туарегскую проблему породил французский колониализмом: французы распределили земли туарегов в Сахаре, которые последние называют «Азавад», между несколькими искусственно созданными государствами.

Напомним, что воинственные туареги-кочевники никогда не прекращали своих выступлений за независимость и французским колонизаторам официально удалось подчинить их лишь в 1923 г. Однако они то и дело поднимали восстания. Разумеется, их выступления не прекратились и после ухода французов. Особенно активными туарегские сепаратисты были в Мали (северо-восток и восток) и Нигере (запад и северо-запад), где проживает значительное число их представителей. Общая же численность туарегов доходит до 5,5 миллионов человек. Нынешнее туарегское восстание в Мали является четвертым с момента обретения независимости этой страной в 1960 г. Впрочем, существует серьезная опасность того, что их движение перекинется и на другие страны.

Ведь туареги поднимали восстания не только в Мали и Нигере, но и в Буркина-Фасо (север), а также в Алжире (юго-восток) и теперь в Ливии (юго-запад). Это огромный район пустыни Сахара, богатый полезными ископаемыми. В том числе и ураном.

Туареги не признают искусственно прочерченных в Сахаре границ и регулярно их нарушают, что вызывает недоразумения и конфликты. Ситуацию усугубляет то,что туареги практически во всех странах проживания были угнетаемым меньшинством.

Особый всплеск их активности приходится на 1990 г., когда они попытались добиться отделения своих земель в Мали и Нигере. Рост напряжённости на севере Нигера и восстание туарегов способствовал тогда инцидент в городе Чин-Табарадене, по сути, спровицированный властями и приведший к Первому восстанию туарегов (1990 — 95 гг.).

В 1995 г. насилие удалось временно приостановить. По решению местных властей туарегские вооруженные формирования (по меньшей мере, тысяча боевиков), вошли в состав малийской национальной армии и жандармерии Нигера. Но это не привело к решению проблемы.

В 2007 г. последовала очередная вспышка, названная политологами Вторым восстанием туарегов. Тем не менее, благодаря посредничеству Алжира и, особенно, Ливии эти конфликты удавалось гасить.

Каддафи умело разыгрывал туарегскую карту в своих интересах, противопоставляя туарегов внутренней оппозиции и используя их для выстраивания своего влияния в соседних государствах. Чего, например, стоит идея создания федерации «Большая Сахара», которая предусматривала широкую автономию для туарегов! Несмотря на явную утопичность этой концепции (в силу нежелания остальных стран предоставлять туарегам даже минимальную автономию), большинство туарегских вождей ее поддержало. Разумеется, в соседних странах, особенно в Алжире, метящем в региональные лидеры, к таким планам усиления Ливии отнеслись без энтузиазма.

Тем не менее, позиции Ливии в туарегском вопросе были на порядок сильнее алжирских. Так, например, несмотря на то, что под эгидой Алжира в 2006 г. были заключены мирные соглашения в Кидале, они тут же были нарушены туарегами-каддафистами.Туареги были благодарны Полковнику за то, что он фактически спас их во время катастрофической засухи 1973г., предоставив им кров и еду.

Также десятки тысяч туарегов находили у него приют после конфликтов в соседних странах. И они не были у Каддафи нахлебниками: по меньшей мере две тысячи их представителей служили ему верой и правдой в элитном «Панафриканском легионе». В бригаде Хамиса также служили сотни туарегов, среди командного состава ливийской армии во время правления Каддафи их также было немало. Одними из самых известных был генералы Али Кана и Наджем. В охране Каддафи также хватало туарегских представителей. Соответственно, влияние Полковника на туарегов было решающим. Всякий раз в тот момент, когда их движение достигало своего пика, он выступал посредником на переговорах с соседями, извлекая из этого вполне определенные дивиденды.

Но теперь, после его гибели, обуздать туарегов будет куда труднее. Тем более, что туарегские отряды получили из Ливии современное оружие, включая противотанковые ракетные комплексы и ПЗРК. Таким образом, свержение режима Каддафи, который почти с самого своего прихода к власти был для туарегов заступником и другом, заметно обострило старую туарегскую проблему.

Напомним, что сражавшиеся на стороне Муаммара Каддафи туареги осенью 2011 г. стали возвращаться в родные края. К ним присоединились их собратья, жившие в Ливии, не без оснований опасавшиеся геноцида со стороны победителей. Бывший консул Ливии в Мали, туарег Муса Куни, пытался договориться с ПНС о вхождении туарегов в силовые структуры «новой Ливии», но неудачно.

Впрочем, нельзя сказать, что власти соседних стран пустили ситуацию на самотек. Так, 26 августа при загадочных обстоятельствах погиб лидер малийских туарегов Ибрагим аг Баханги, один из самых радикальных представителей туарегского движения, получивший военное образование у Каддафи. В свое время он отказался принять мирное соглашение 2006 г. и поднял в 2007 г. новое восстание. Именно он был одним из вдохновителей идеи объединения туарегов в единое Народное движение Азавада.

Заметим, что его ликвидация была выгодна как властям Мали, так и представителям «Аль-Каиды Магриба» (АКИМ), пытающимся взять инициативу в Сахеле в свои руки.

Однако его устранение не привело к дезорганизации туарегов. Напротив, усилившись за счет ливийского оружия, как туареги, так и АКИМ стали представлять для властей стран Сахеля куда большую опасность.

Однако наибольше проблемы усиление движения туарегов может принести Западу и его сырьевым компаниям. Ведь как это бывало уже не раз, туарегское движение может перекинуться и на Нигер. Напомним, что Второе восстание туарегов (2007-09 гг.)затронуло не только Мали, но и Нигер.

Не случайно, оно сразу получило неофициальное название «уранового». Причем боевики Движения за национальную справедливость (ДНС), возглавляемого Агали аг Аламбо, атаковали не только представителей власти, но и работающие на севере страны (в Агадесе) иностранные компании.

Напомним, что добыча урана в Нигере, являющегося одним из важнейших поставщиков этого стратегического сырья для Франции, фактически находилась под контролем французов. Но в последние годы сюда стали проникать китайские компании. И в 2007 г. район добычи урана в Агадезе уже затрагивали боевые действия: туареги возмутились тем, что власти Нигера не выполнили обязательств по мирному соглашению 1995 г., в очередной раз потребовав «справедливого распределения ресурсов», предоставления возможности продвижения по служебной лестнице в армии и участия в политике.

В ходе июньских вылазок боевики ДНС успешно атаковали второй по значению аэропорт страны в Агадесе и военный пост в Тазерзайте, убив и пленив более сотни нигерских силовиков. А в сентябре они успешно атаковали военную базу в Агхарусе.

Ситуация усугублялась тем, что формирования ДНС, изначальная численность которых не превышала 600 человек, менее чем за два месяца увеличилась до 2 тыс. бойцов за счет перехода на их сторону туарегов местных силовиков. К примеру, среди них была едва ли не вся рота быстрого реагирования нигерской армии, специально подготовленная американскими инструкторами для борьбы с терроризмом.

При этом туареги обстреляли американский военно-транспортный самолет, снабжавший малийские войска. В свою очередь, власти Нигера утверждали, что активизация туарегов была инициирована французской уранодобывающей группой «Арева», якобы недовольной развитием сотрудничества с китайской компанией SinoU, подписавшей соглашение с правительством Нигера на ведение добычи урана в районе Тегиды. В качестве доказательства приводился факт, что 6 июля боевики ДНС захватили представителя руководства SinoU, после чего строительство рудника в Тегиде остановилось.


Но обвинения в адрес французов не выглядят убедительно: для чего, в таком случае боевики ДНС сразу после начала восстания заминировали дорогу из Арлита, где идет добыча, с бенинскими портами, через которые французы вывозят нигерский уран?

Впрочем, ДНС обвинило в минировании дороги власти страны, указав на то, что это было сделано ими по китайскому заказу и даже с использованием китайских мин. А независимые источники указывали на заинтересованность Каддафи, который через туарегов пытался надавить на Париж, чтобы добиться разрешения на строительство АЭС.

Как бы там ни было, но в июле «Арева» и правительство Нигера обвинили друг друга в поддержке туарегов, после чего 1 августа Ниамей аннулировал все контракты с «Аревой». И хотя, в обмен на увеличение французской помощи Нигеру, это решение впоследствии отменили, позиции французского капитала в стране сильно пошатнулись.
Благодаря посредничеству Каддафи, в2009 г. восстание туарегов в Нигере и Мали закончились перемирием. Но теперь борьба, очевидно, будет продолжена.

Для Запада ситуация усугубляется тем, что сейчас АКИМ пытается наладить союз с туарегами во имя борьбы с «общим врагом». Но, несмотря на установление определенных отношений с радикалами (по крайней мере, туарегским боевикам приписывают гибель троих голландских туристов, транспортировку наркотиков, контрабанду оружия), говорить об их единстве не приходится.

Лидеры туарегов отдают себе отчет в том, что ливийская трагедия может повториться для них и в других странах. С убийством Каддафи туарегский джин был выпущен из «ливийской бутылки». И хотя перспективы движения туарегов пока весьма туманные, оно вполне может создать большие проблемы для добычи урана и стратегическим интересам как Китая, так и западных держав. По крайней мере, у конкурирующих мировых центров есть соблазн использовать туарегов для продвижения своих интересов.



0 комментариев