В чем отличие «мусульманского террориста» от «христианского стрелка»

На днях мужчина открыл огонь в центре посещения американского Капитолия. Он вытащил оружие и наставил его на офицеров, один из которых успел выстрелить до того, как тот что-либо натворил. СМИ позже узнали, что этот же мужчина в 2015 году прокричал с балкона палаты представителей «я пророк божий».

Терроризм, не так ли? Но только стрелка звали Ларри Доусон, и он не был мусульманином.

Справедливое определение терроризма – это насилие по отношению к мирным жителям со стороны негосударственного лица или лиц ради политической цели.

Но большинство наших СМИ имеет собственное определение терроризма: это то, что сделали мусульмане.

Когда мы узнали, что Доусон не мусульманин, журналисты выпрыгивали из штанов в попытке успокоить американскую публику. – «Не беспокойтесь, это не терроризм», - наперебой стали утверждать издания.

Но если бы некий Мухаммад Доусон ворвался и открыл огонь с криками «я пророк Аллаха», тогда что? Тогда сегодня мы бы обсуждали очередные предложения кандидата в президенты от Республиканской партии Теда Круза, а Дональд Трамп совершал бы обход телеканалов, пропагандируя еще более вопиющие и неконституционные политические шаги.

Я не говорю, что Доусон был террористом. Я хочу сказать, что мы относимся к мусульманам с двойными стандартами. Мусульмане в Америке в первую очередь – мусульмане, и лишь во вторую очередь все остальное, считают многие. Поэтому если мусульманин совершает насильственные действия, то это всегда бывает, наверное, из-за Ислама. В конце концов, когда вы в последний раз слышали о мусульманине с психическим недугом?

Говорить об исламофобии – это все равно, что переходить улицу. Чтобы понять, почему такая предвзятость опасна, нужно посмотреть в обе стороны.

Если насилие, совершаемое мусульманами, начинают считать более страшным, чем насилие со стороны других людей, то жертвы насилия тех других людей тоже становятся менее важными и ценными. В декабре сторонник Трампа подошел к мечети и стал угрожать всем расправой, а также разместил фотографию бомбы на странице в Facebook. Когда полиция пришла к нему домой, там было обнаружено и обезврежено самодельное взрывное устройств. Его наказание? 90 дней в тюрьме, в лучшем случае.

В этом году в Чикаго в перестрелках погибло больше людей, чем при терактах в Сан-Бернардино или Брюсселе. Но стрелки не были мусульманами, а их жертвы не были белыми.

Поэтому исламофобия несправедлива не только к мусульманам. Это часть еще более масштабных двойных стандартов, отвергающих реальную боль, страдания и страх многих других людей, которые родились «не того» цвета кожи или исповедуют «не ту» религию.

Перевод с английского языка (в сокращении) специально для Ансар.Ru



0 комментариев