«Русский крест» и «импортные дети»

Поистине одной из самых больших загадок являются причины демографических кризисов в одних странах и демографических взрывов в других при, казалось бы, одинаково неблагоприятных условиях жизни. На самом деле, почему в результате реформ в России произошел резкий спад рождаемости, а в Средней Азии, наоборот, стремительный рост?

«Русский крест»

Ученый и врач Игорь Гундаров, на протяжении многих лет занимающийся этой проблемой, заявляет, что в России с начала 90-х годов смертность выросла почти в полтора раза и до сих пор остается высокой. В результате за счет сверхсмертности наша страна потеряла около 6 миллионов человек. Но это никак не общее число умерших. Речь идет о шести миллионах граждан России, которые умерли раньше предполагаемого учеными возраста в силу тяжелых условий жизни, и по прогнозам экспертов еще могли бы жить.

Одновременно с этим произошло внезапное падение рождаемости почти в два раза. Таким образом, сейчас неродившимися оказалось около 13 миллионов детей. Эти пересекающиеся линии резкого роста смертности и резкого снижения рождаемости и называют пресловутым «русским крестом», в результате которого страна потеряла почти 18 миллионов человек. Это и есть наша человеческая цена прошедших радикальных экономических реформ.

Однако, подобные «кресты» резко падающей рождаемости и возрастающей смертности свойственны не только России. Такие же «кресты» нависли над Литвой, Латвией, Украиной, переживающими экономические реформы. По данным демографов, с не меньшей скоростью сокращается численность населения эстонцев, венгров, болгар и белорусов.

Волны рождаемости

Но при этом ряд ученых заявляет, что не стоит преувеличивать роль экономического кризиса в демографической катастрофе, постигшей Россию. По мнению кандидата исторических наук Сергея Колесникова, утверждение о том, что депопуляция – прямое следствие реформ, приведших к «геноциду русского народа», является лишь популярным мифом.

На самом же деле начало сокращения населения, пришедшееся на первую половину 90-х, было спрогнозировано аналитиками еще по итогам Всесоюзной переписи 1979 года. Демографические процессы спада и роста рождаемости отличаются периодичностью, определенной инерцией и тем, что они реагируют на более поздние исторические события.

Так, на численности населения России сказывались и первая мировая, и Великая Отечественная, и «голодомор» 30-х. За каждым периодом снижения рождаемости следует период ее повышения. Последние пики рождаемости в России пришлись на 1960 и 1987 годы. А следующую волну резкого снижения рождаемости ученые прогнозируют на 2018 год. И этот кризис предполагается еще более глубоким, нежели кризис 90-х.

Инерция рождаемости

Если же мы обратим свои взоры к развивающимся странам, то нас ожидает еще одно открытие. Поскольку именно в развивающихся странах в наше время происходит демографический взрыв невиданной мощи. Почему Китай, Индия, Индокитай, Ближний Восток, Латинская Америка, Средняя Азия, которые отнюдь не являются самыми благополучными по уровню жизни странами, показывают такой высокий уровень рождаемости?

Почему нехватка ресурсов, пищи, питьевой воды, голод и бедность приводят не к снижению рождаемости, а, наоборот, к ее стремительному росту? Этот парадокс ставит в тупик демографов. Дело в том, что народы этих стран встали на путь научно-технической революции последними. Причем на освоение и заимствование научных достижений у них уходит намного меньше времени, чем это понадобилось современной Европе и России.

Так, в Европе вакцинация от оспы была начата еще в XVIII в. Но ей понадобилось 200 лет упорных поисков, чтобы, побеждая последовательно дифтерит, скарлатину, туберкулез, корь, победить (всего 20 лет назад) полиомиелит - последнюю массовую заразную детскую болезнь. Однако, после того, как на Западе нашли рецепт победы, программы по всеобщей вакцинации, разработанные для развивающихся стран уже с учетом накопленного опыта, позволили победить эти болезни всего за несколько лет.

Детская смертность в этих странах снижается моментально. В результате, если еще вчера в этих странах на каждые 6-11 детей в семье умирало 4-9 детей, то сегодня они выживают. Но при этом, все эти страны на протяжении тысячелетий, чтобы противостоять высокой детской смертности, рожали много. И сегодня, даже, победив причины детских смертей, они из-за сильной культурной инерции не могут изменить традицию многодетности за одно или два десятилетия.

«Импортные дети»

Чтобы массовое сознание привыкло к новым реалиям, требуется время. И в течение еще многих десятилетий в развивающихся странах и регионах будет сохраняться стабильно высокий уровень рождаемости. Даже если родители не могут обеспечить своим детям должное питание, образование и уровень жизни.

Именно с этим фактом связано то, что современный до предела перенаселенный Китай даже самыми жесткими мерами не может навязать своим гражданам принцип «одна семья – один ребенок». Тех, кто рожает больше одного ребенка, подвергают штрафам, административным взысканиям. Но изобретательные китайцы все равно находят все новые и новые способы обходить эти запреты.

Так, информационное агентство «Новый Китай» (Синьхуа) заявляло о том, что все больше богатых и состоятельных китайцев, желая завести больше одного ребенка, стремятся изменить свое гражданство. Или же, на крайний случай, стремятся родить второго, а то и третьего ребенка за границей, чтобы обеспечить своему чаду иностранное гражданство.

При этом существует еще один очень важный фактор, который сказывается на уровне рождаемости. Это – устойчивые культурные и религиозные традиции многодетности, которые очень крепки в мусульманском мире. Именно поэтому самая высокая рождаемость в России – в мусульманских республиках с высоким уровнем религиозности. В первую очередь – в самом дотационном регионе страны – Ингушетии, самом перенаселенном Дагестане и еще недавно самой неблагополучной Чечне.



0 комментариев