Московская сделка тандема

28 сентября президент России Дмитрий Медведев подписал Указ о досрочном освобождении Юрия Лужкова с поста мэра Москвы «в связи с утратой доверия». Несмотря на то, что вопрос об отставке обсуждался давно, такая формулировка стала полной неожиданностью как для наблюдателей, так и, похоже, для московской элиты. Накануне он выступил с жестким заявлением о том, что не намерен добровольно уходить в отставку. Вся ситуация вокруг смены мэра позволяет говорить о качественных и глубоких изменениях в российской политической жизни последних двух лет.

Главный вывод, который можно сделать из всей сложившейся ситуации – это подтверждение амбициозности и политической дееспособности президента Дмитрия Медведева. После того как была реализована схема «преемник» в 2008 года споры о роли Медведева и характере отношений внутри тандема не утихали до последнего момента. До конца не было понятно, существует ли в России один центр в виде тандема (по правилу «двух ключей») или два центра принятия решений. Многие склонялись к третьему варианту – центр принятия решений один: Владимир Путин. Ситуация с отставкой мэра Москвы показывает, что в политической системе действует все же два центра принятия решений, каждый из которых способен к принятию самостоятельных решений и даже, в исключительных случаях, вопреки изначальной позиции второго дуумвира. К моменту отставки Лужкова уже было достаточно ясно, что за жесткий сценарий выступает Медведев, в то время как Путин, до момента выхода конфликта в неуправляемое русло, предпочел бы сохранить мэра до конца его срока. После же пика противостояния (когда Лужков был «отправлен» в отпуск «подумать»), глава правительства, возможно, склонялся к вариантам более или мирного разрешения ситуации, включая и сценарий публичных извинений со стороны Лужкова (что, как сейчас становится ясно, было невозможно из-за сильнейшей эмоциональной составляющей конфликта).

Похоже, что указ об отставке был подписан до отъезда Медведева в Китай (но от подписания до опубликования может быть дистанция огромного размера). Можно предположить, что «последней каплей», переполнившей чашу терпения президента, стало заявление, сделанное Лужковым утром в понедельник – о том, что он в отставку не собирается. «Слитое» позднее в New Times письмо президенту, которое якобы Лужков отправил в Кремль, выйдя из отпуска, видимо, пришло уже постфактум. В нем, в весьма оскорбительном для главы государства тоне, бывший мэр обвинил Медведева в подавлении демократии, информационном терроре, стремлении «убрать» мэра без веских причин. «Господин президент, общество с Вами не согласилось», - говорится в заявлении, которое заканчивалось ультиматумом: «Вариантов всего два: при наличии весомых оснований, освободить меня или публично отмежеваться от тех, кто сделал Вам такую дикую услугу».

На этом фоне можно с уверенностью утверждать, что принято решение – это решение исключительно медведевское. Однако Владимир Путин в этой ситуации дистанцировался от конфликта, что в итоге играет в пользу, конечно, главы государства. Важно, что пресс-секретарь президента Наталья Тимакова выступила с заявлением, что Медведев проинформировал Путина о решении до подписания указа – тем самым, соблюдена политкорректность в рамках неформальных правил тандемократии. Сам Путин вскоре также выступил с осторожным высказыванием, в котором, с одной стороны, признал заслуги Юрия Лужкова перед городом, но с другой стороны, отдал должное прерогативе главы государства принимать соответствующее кадровое решение. «Очевидно, что отношения у мэра Москвы с президентом не сложились… Нужно было своевременно предпринять необходимые шаги для нормализации этой ситуации… Что касается самой процедуры, то ваш покорный слуга был автором закона, согласно которому сегодня приводятся к власти и отстраняются руководители регионов. Президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев действовал в строгом соответствии с законом и в рамках своей компетенции», - цитирует Владимира Путина «Интерфакс».

Таким образом, решение об отставке Юрия Лужкова официально принято Дмитрием Медведевым с санкции Владимира Путина: правило «двух ключей» в действии. Впервые в истории тандема в процесс принятия решения вмешался такой фактор как жесткое сопротивление «отставляемого». В связи с этим Путин не мог не поддержать решения об отставке. Однако в любом случае сделанный Медведевым шаг – это веха в его президентстве, после которой практически не осталось приверженцев версии о «всемогущем» премьере и слабом президенте.

Второй важнейший вывод – это плюрализация политического пространства и ослабление политической вертикали власти, построенной Путиным на основе системы неформальной политической лояльности. Именно для предотвращения подобных «бунтов» со стороны губернаторов и были проведены крупнейшие политические реформы в середине президентского срока Владимира Путина. Выстроив систему, основанную на авторитарном лидерстве, Путин, тем не менее, создал и систему институтов, которые оказались вполне работоспособны в случае ослабления авторитарной «вертикали» и размывания лояльности.

К тому же поведение Лужкова – это само по себе интересное явление, которое свидетельствует о проявлении полицентричности политической среды. Как следствие такой полицентричности – возвращение публичной политики, которая была подменена кулуарно-клановой системой принятия решений внутри весьма закрытой путинской элиты. Впервые за много лет достаточно внятно прорисованы публичные позиции основных участников конфликта, которые используют СМИ, апеллируют к обществу как посреднику и союзнику, пытаются аргументировать свои решения.

В то же время такая плюрализация оказалась весьма ограниченной: конфликт быстро вошел в управляемое русло. Юрий Лужков, явно недооценивший президента, изначально выбрал жесткий сценарий поведения, пригрозив оспорить решение главы государства в Верховном суде (словами Иосифа Кобзона) и рассказав о своих политических амбициях, в том числе о возможности участия в президентских выборах – прямая угроза пойти по пути 1999 года, когда произошел крупнейший раскол элит, вылившийся в противостояние между регионами и частью очень ослабленного Кремля.

Однако такой жесткий сценарий «объявления войны» имел свои логичные ограничители. Во-первых, это отсутствие шансов на победу в суде. Во-вторых, сразу после отставки Лужков стал очень быстро утрачивать свои ресурсы. Лужкову дали понять, что в случае «силового» варианта не исключены уголовные дела в отношении мэра, его людей, вопросы также у правоохранительных органов могут появиться к бизнесу супруги мэра Елене Батуриной. Глава ВЭБа Владимир Дмитриев дал понять, что совместный с Еленой Батуриной проект по строительству доступного жилья в регионах - свыше 950 тыс. кв. м до 2015 года - вряд ли состоится. Еще одним сигналом являлась резкая критика в отношении «Интеко» на федеральных телеканалах. Политические риски вокруг бизнеса Батуриной резко выросли.

Выгодным для Кремля сигналом в адрес Мосгордумы стало заявление главы «Справедливой России» и спикера СФ Сергея Миронова о том, что партия может оспорить итоги выборов в московский парламент в октябре прошлого года. Это были самые скандальные выборы последних лет, из-за которых в Госдуме произошел бунт системной оппозиции. Среди депутатов царит «тяжелое настроение», рассказал «Новой газете» депутат Мосгордумы единоросс Михаил Москвин-Тарханов. Понятно, что результаты выборов пересмотрены не будут (а инициатива Миронова ориентирована на предстоящие 10 октября региональные выборы – это сигнал местному начальству), но речь идет о психологическом воздействии.

Большинство «единороссов», ориентированных на Лужкова, не готовы сопротивляться Кремлю и рисковать своим будущим. Источники в администрации президента подтвердили «Коммерсанту», что Мосгордума будет работать также слаженно и с новым мэром. Иными словами, мобилизовать парламент против кандидатуры будущего мэра оказалось невозможно. «Все они имеют бизнес и не будут рисковать им ради отставника Лужкова», - рассказал «Ведомостям» человек, близкий к администрации президента. Максимум, на что могут претендовать московские единороссы – это более активное участие в обсуждении кандидатур будущего мэра. Елена Панина и Владимир Платонов обратили внимание на то, что именно МГД должна принимать решение.

Тем не менее, процесс выбора кандидатур по закону принадлежит генсовету «ЕР», который в пятницу обсуждал список с Владимиром Путиным: впервые премьер напрямую и публично участвует в процессе принятия кадрового решения по губернатору. Впрочем, Путин начал с того, что поставил руководству «ЕР» задачу проконсультироваться со столичными депутатами по возможным кандидатурам на пост мэра Москвы. Ранее московские единороссы были фактически отключены от процесса выбора нового мэра города – в условиях, когда публичная политика начала немного «просыпаться», было странно, что к Путину в составе делегации «Единой России» не прибыли представители столичной парторганизации.

Но самым главным ограничителем для развития сопротивления Кремлю стало назначение и.о. мэра Владимира Ресина, которого называли главным внутри московской власти конкурентом Батуриной. Ресин с первых же часов своего назначения начал реанимировать отношения с Кремлем. Был уволен вице-мэр Александр Рябинин, которого называют главным куратором всех инвестиционных процессов в Москве от Лужкова и Батуриной. Против него в СКП возбуждено уголовное дело, принята мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Все эти быстро проявившиеся ограничители в удержании неформального влияния Лужкова внутри московской элиты, заставили бывшего мэра отказаться от конфликтного варианта. Пока лишь известно, что Лужков намерен заниматься политикой. Однако его политическое будущее выглядит весьма туманным. От него сразу дистанцировалась вся оппозиция: системная и внесистемная. С системной оппозицией отношения были окончательно испорчены по итогам выборов в октябре прошлого года. Внесистемная оппозиция рассматривает Лужкова как одного из ключевых игроков построения авторитарной России, антидемократических преобразований. Единственный путь для бывшего мэра – это создание собственной партии, что требует крупных ресурсов и политических возможностей преодолеть административный ресурс, который предоставляет широчайшие возможности блокировать появление новых партий в рамках текущего законодательства. В понедельник Лужков заявил, что намерен создать общественное движение, способствующее выработке демократических законов. Своими единомышленниками, на которых он может опереться, Лужков видит интеллигенцию и пенсионеров. Правда, Иосиф Кобзон высказал мнение, что политический проект Лужкова не будет оппозиционным. «Ему есть о чем сказать в сфере сельского хозяйства, промышленности, культуры, спорта», - сказал он.

В качестве «сменщиков» Юрия Лужкова рассматривается ряд кандидатур. Некоторые из них были названы уже давно – вице-премьер Сергей Собянин, управделами президента Владимир Кожин. Также в числе возможных претендентов – первый вице-премьер Игорь Шувалов (правда, по другим данным, он является потенциальным кандидатом на пост губернатора Московской области), вице-премьер Александр Жуков (в прошлом депутат Госдумы от Москвы), нижегородский губернатор Валерий Шанцев (бывший вице-мэр Москвы). Уже после отставки Лужкова появилась информация о новых кандидатах – полпреде президента в Северо-Кавказском округе Александре Хлопонине и министре обороны Валерии Сердюкове. Впрочем, по сообщению «Ведомостей», последний отказался от соответствующего предложения Путина, сделанного еще до отставки Лужкова.

Общая проблема «внешних» кандидатур – необходимость пройти период «вхождения в курс дела» в Москве во время подготовки к зиме и важность сохранения контроля за ситуацией в столице в условиях последующих избирательных кампаний 2011 и 2012 года. Все это может сделать востребованной «переходную» фигуру. Обратим внимание на повышенную активность Владимира Ресина, в том числе в публичном пространстве – он в последние дни является желанным гостем на федеральных телеканалах. В пятницу на ВВЦ у него состоялась короткая беседа с Владимиром Путиным, который предложил и.о. мэра «перезвонить» ему. Ресин также остановил скандальное строительство депозитария Музеев Московского Кремля на Боровицкой площади (по информации источников «Коммерсанта», соответствующая просьба поступила из администрации президента) и поставил вопрос о переносе самого скандального памятника - Петру 1. В то же время Ресин старше 70 лет, что противоречит принципам кадровой политики Дмитрия Медведева, озвученным в нынешнем году Владиславом Сурковым.

Развитие ситуации вокруг Юрия Лужкова будет иметь глубокие политические последствия. Во-первых, можно говорить о значительном усилении позиций Медведева в глазах российской и западной политической элиты – президент продемонстрировал самостоятельность и жесткость. Во-вторых, это оживление политической жизни в стране. Поле публичной политики расширяется: в отличие от «дела ЮКОСа», в котором Михаил Ходорковский в свое время также недооценил остроту ситуации и собственные возможности, а процесс спровоцировал резкое усиление авторитарных тенденций, в этот раз может иметь место обратный процесс.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

.



0 комментариев