Конец эпохи Эрдогана?

Это было поистине великое десятилетие. Изменения происходили на моих глазах. Первый раз я приехал в Турцию в 2000 г. и очень хорошо помню ту страну, которая так отличается от нынешней. Ноябрьский Стамбул, казалось, более чем наполовину состоял из мусора, оборванных, выпрашивающих на каждом углу деньги безработных, чумазых детей с изможденным лицами, нескончаемых кварталов настоящих, словно сошедших из университетских учебников, геджеконду.

Уже тогда меня интересовали не только парадные площади и известные туристические объекты, но и жизнь простых людей. Тогда, в 2000-2002 гг., работая в туризме, я на велосипеде и рейсовых автобусах объехал половину Анатолии. Из тех поездок я вынес то, что курды ненавидят турок, а турки – курдов, что большинство молодежи мечтает уехать из своей страны в Германию, Австрию, куда угодно в Европу, а у турецкой экономики никаких перспектив нет.

Великое десятилетие

За время пребывания у власти партии Справедливости и Развития (ПСР) (2002-2014) Турция изменилась коренным образом. Страна стала членом «Большой двадцатки», ВВП вырос втрое, а экспорт увеличился в пять раз. Анкаре удалось отказаться от ущербной политики «Турция окружена тремя морями и четырьмя врагами» и начать воплощать в жизнь лозунг «ноль проблем с соседями», в результате чего удалось в кратчайший срок примириться с традиционными политическими конкурентами. Стоило Турции раскрыться миру, как туристический поток вырос втрое. Стамбул вдруг превратился в настоящий европейский город с ярко выраженным восточным колоритом и привлекает миллионы посетителей со всего мира.

Серьезные изменения проходили и внутри страны. Например, очень серьезного прорыва удалось достичь на курдском направлении. Политологи отмечали, что ПСР стала первой турецкой партией, в которую курды добровольно вступали, а потенциальная проблема сепаратизма нивелировалась экономической привязкой к Турции автономного Северного Ирака. Беднейшие районы Юго-Восточной Анатолии вдруг начинали расцветать благодаря развитию турецко-иракской и турецко-сирийской торговле, а вслед за нищетой постепенно уходил и спрос на терроризм. Турция превращалась в свободное независимое государство, настоящего регионального лидера, пользующегося авторитетом во всем мире.

Немалую роль в этом процессе сыграло бурное развитие российско-турецких отношений. За последние 15 лет уровень взаимной торговли вырос в 30 раз. Продолжают реализовываться такие крупные международные проекты, как «Голубой поток», «Южный поток», строится АЭС в г.Аккую. Отмена визового режима серьезно увеличила туристический обмен между нашими странами. На этом фоне в 2009 был создан «Совет сотрудничества высшего уровня между Россией и Турцией», показывающий настоящую степень развития политического и стратегического взаимодействия между Анкарой и Москвой. На моих глазах происходила эволюция образа России в Турции: из страны проституток, челноков и быковатых туристов она превращалась в некий символ успеха и благосостояния. Обратите внимание, в произведениях турецкого кинематографа последнего десятилетия часто встречается герой успешный бизнесмен, символом благосостояния которого является сотрудничество с российскими компаниями.

Противостояние демократическая, ориентированная на умеренный ислам власть vs светская оппозиция явно завершалось поражением последних. Сторонникам светского национализма и либерализма никак не удавалось консолидировать своих последователей против режима, поскольку так и не удалось выдвинуть ни одной позитивной идеи. Вся их идеология основывалась на критике власти и восхвалению великого прошлого страны, в частности, основателя Турецкого государства Кемаля Ататюрка. Власти оригинально распорядились самыми острыми политическими моментами, которые оппозиция могла бы взять на вооружение. Они отнюдь не спешили сносить памятники Ататюрку и уничтожать его наследие, а главного противника – армию – поставили на место под лозунгами вестернизации системы и вступления в ЕС. Казалось, ничто не могло помешать успешному и динамичному развитию страны. Однако, проблемы появились извне, а власти оказались не в состоянии с ними совладать.

Арабская весна

Региональные потрясения, известные под названием «арабской весны», казалось, сулили неслыханные дивиденды турецкому руководству. В 2011 г. на арабском Востоке стали происходить перемены, по сути своей очень близкие к тем, что уже состоялись в Турции ранее. Наследники идеологии светского национализма в Тунисе, Ливии, Египте, Сирии и Йемене стремительно теряли свое влияние перед лицом выступавших под лозунгами демократизации и исламизации организованных масс. Однако, если в Турции смена политической элиты произошла бескровно и в рамках Конституции, в арабском мире не обошлось без революций и кровопролития.

Идеологически близкое к турецким сторонникам ПСР[i] общеарабское движение братья-мусульмане стало одним из главных действующих лиц революции. Однако, между арабскими и турецкими сторонниками исламского возрождения существуют серьезные различия. В Турции движение традиционалистов имеет давнюю политическую историю. С начала 70-х гг. ХХ в. сторонники исламского возрождения объединялись в действовавшие на законных основаниях различные политические партии. Конечно, светские власти и военные, опасаясь конкуренции и опираясь на статью Конституции о незаконности использования религиозных лозунгов в политической борьбе, неоднократно закрывали такие партии, а их лидеров подвергали репрессиям. Однако, члены этих партий приобретали необходимый бесценный опыт политической работы в условиях демократической парламентской системы, а именно, умели вести дискуссии в парламенте, организовывать выборы, управлять муниципалитетами, писать партийные программы и, главное, находить «золотую середину» между обещаниями и реальным их воплощением. Всего этого явно недоставало братьям-мусульманам, которых арабские политические режимы к легальной политической борьбе не допускали.

Руководство Турции почти сразу восприняло арабские революции как возможность расширить свое влияние в регионе, который ранее входил в состав Османской империи. Политологи определили это стремление термином «неоосманизм» – политическую идеологию, направленную на возрождение влияния Анкары – Стамбула на постосманском пространстве от Балкан до Северной Африки. По мнению большинства влиятельных турецких провластных политиков, победа революции в большинстве арабских республик была неизбежна, а новые политические силы Ближнего Востока после свержения светских военных режимов обязательно должны были обратиться к успешному опыту Турции по проведению политических и экономических реформ, приватизации госсобственности и отстранению армии от реальных рычагов управления государством. Именно поэтому Турция довольно легко рассталась с многими проектами и инвестиционными программами, которые связывали ее с режимами М.Каддафи в Ливии, Х.Мубарака в Египте и Б.Асада в Сирии, сделав ставку на их политических оппонентов.

Однако, довольно скоро история отвернулась от революционеров. Арабы не захотели воспринимать турок как «старших братьев» и «учителей реформ». По меткому выражению Б.Асада, арабы «не захотели признать Р.Т.Эрдогана халифом». Не иначе как сказался исторический антагонизм между арабами и турками, основанный на бессмысленном споре о том, чья цивилизация древнее и где зародился ислам. Серьезные разногласия намечались и по линии взаимоотношений между религией и государством: турецкая секулярная модель была отвергнута большинством лидеров «братьев». Крупнейшая организация ихванов на Ближнем Востоке – египетская – сохраняла с Турцией дружеские отношения, однако, не желала вмешательства турок во внутренние дела своей страны. Находившиеся многие десятилетия в подполье сторонники президента М.Мурси хотели воплощения своей мечты об исламском порядке «здесь и сейчас», и фактически проигнорировали турецкий опыт плавного, последовательного и конституционного отстранения армии от рычагов реального управления.

Не лучше ситуация складывалась в относительно благополучном Тунисе, где партия ан-Нахда предпочла заниматься проблемами передела собственности предыдущей политической элиты и внутрипартийной борьбой вместо реальных экономических и социальных реформ. Это стало одной из главных причин поражения революционных сил во всех арабских странах, где к власти пришли повстанцы, а вместе с ними и турецкого руководства, которое сделало на них ставку.

В 2013 г. на Ближнем Востоке произошел еще ряд перемен не в пользу руководства Турции. Ее основной союзник в регионе Катар значительно снизил свой профиль участия в конфликте в связи со сменой эмира. Саудовская Аравия и вовсе оказалась на противоположной стороне фронта, фактически поддержав в Египте военный переворот, а в Сирии – финансируя группировки, оппозиционные протурецкому Сирийскому национальному совету.

Для оправдания своего вмешательства в дела соседней Сирии в конце 2011 г. Турция официально отказалась от политики «ноль проблем с соседями», которая к тому времени позволила установить прочные дружественные отношения со всеми приграничными государствами кроме Армении. В результате такого избирательного подхода к региональной политике Анкаре за последние два года удалось улучшить связи только с Грузией, Азербайджаном и Северным Ираком. Зато, появились новые неприятности. В результате развития в Сирии гражданского противостояния курдские районы Сирии, находящиеся под контролем Курдской Рабочей партии, объявили о своей независимости, что добавило напряженности в сирийско-турецкие отношения.

Результатами такого активного вмешательства Анкары в ближневосточные дела стали вполне ощутимы экономические потери Турции. За размещение сотен тысяч сирийских беженцев в приграничных пришлось платить из собственного бюджета, поскольку поступления из катарских и саудовских фондов значительно снизились. В Ливии экономические потери от прерванных революцией контрактов с турецкими фирмами оцениваются в 20 млрд. долларов. Прежде довольно активная торговля с Сирией оказалась почти полностью прекращена. Кроме того, ранее через территорию этой ближневосточной страны проходили транзитные пути для турецких товаров в богатые страны Персидского залива. В настоящее время поставки приходится осуществлять через Израильский порт Хайфа, что значительно удорожает транзит. Египетские военные власти также стремятся ограничить деятельность турецкого бизнеса, памятуя прочные связи Анкары с поставленным вне закона движением «братья мусульмане». Главный союзник режима Б.Асада Иран в настоящее время также не спешит развивать отношения с Турцией, равно, как и Россия: в 2013 г. наблюдалось снижение показателей взаимной торговли. Все эти факторы стали основной причиной резкого снижения темпов экономического роста Турции и снижения курса турецкой валюты.

Обострение внутриполитического конфликта

Крах турецкой ближневосточной внешней политики и последовавший вслед за этим экономический кризис не замедлили сказаться на внутренней стабильности в стране. Первой ласточкой обострения внутриполитического конфликта стали события вокруг парка Гези в мае-июне 2013 г. Попытка властей вырубить маленький парк в самом центре делового Стамбула обернулась многотысячными протестами левых сил, противостояние с которыми обернулось настоящим побоищем с участием полиции и применением водометов и слезоточивого газа. Эти события в значительной степени испортили имидж Р.Т.Эрдогана, который в своей риторике постоянно ссылался на европейские политические нормы и призывал к демократизации внутренней жизни в стране. Летом 2013 г. произошел настоящий переворот в народном сознании, вслед за которым рейтинги премьера и возглавляемой им партии покатились вниз.

Однако, большой пользы оппозиции события вокруг парка Гези не принесли. Традиционная светская оппозиция – Народно-Республиканская партия (НРП) и партия Националистического Движения (ПНД) не смогли извлечь из них достаточного урока. Светские силы продолжили эксплуатировать идеологические клише, основанные на критике правительства и старых секуляристских националистических лозунгах времен Ататюрка. Традиционный их союзник армия, которая могла бы стать решающей политической силой конфликта, была обезглавлена в результате процесса по делу «Эргенекон». Массовые протесты не смогли консолидировать народ вокруг националистической, лево-либеральной идеи или партии, остановившись по сути на критике власти. В Турции возник значительный политический вакуум, образовавшийся вследствие того, что многие сторонники ПСР разочаровались в ее руководстве, однако, к светской оппозиции не перебежали. В эту-то брешь и вклинилась новая политическая сила, ранее державшаяся в тени.

Джемаат Фетхуллаха Гюлена как новый хозяин политического дискурса

Никакой формальной организации последователей проживающего в США мусульманского проповедника Ф.Гюлена не существует. Есть тысячи турецких школ по всему миру, система образования от детского сада до университета в самой Турции, крупнейшая газета страны «Заман», телеканал и радиостанция «Саманйолу», предприятия бизнесменов сторонников идеи «хизмет» (взаимопомощи). Считается, что в последние 20 лет последователи учения о мире, толерантности и диалоге цивилизаций значительно укрепили свои позиции в силовых структурах (особенно в полиции и жандармерии), экономических министерствах, шоу-бизнесе. Однако, никакого удостоверения о принадлежности к некой структуре они не имеют. Движение представляет собой настоящую международную сетевую структуру, сформированную вокруг духовного лидера, но лишенную иерархии руководителей. В Турции популярность движения довольно велика (предварительно оценивается экспертами в 15-20% населения), однако, недостаточна для того, чтобы полностью завоевать умы верующего избирателя. В первую очередь, это связано с тем, что прежде исламский электорат пришлось делить со сторонниками Р.Т.Эрдогана, которые, в свою очередь, являются политическими наследниками движения «Милли Герюш».

Впрочем, к обладанию самой властью сторонники джемаата по их собственным словам никогда не стремились, предпочитая оставаться в тени и заниматься многочисленными гуманитарными проектами. Создание политической партии противоречит самим принципам джемаата о невмешательстве в реалполитик, в чем они противопоставляют себя «политическим исламистам» – ихванам и последователям «Милли Гёрюш».

Отношения между двумя исламскими движениями никогда не были идеальными. «Милли Гёрюш» ориентировался на традиционные турецкие суфийские ордена, выражал готовность к активной политической деятельности и выступал с обычной для исламистов критикой Израиля, США и западной цивилизации. Последователи же Ф.Гюлена создали организацию нового типа – джемаат. По мнению известного турецкого политолога А.Булача, она представляет собой открытую постмодернистскую безиерархичную структуру гражданского общества, сторонники которой не связаны друг с другом жесткими обязательствами. Джемаат воздерживается от проклятий в сторону Запада и Израиля, отказывается от использования религии в политической жизни, однако, напротив, предлагает идею глобального межцивилизационного диалога.

В 2002 г. сторонники двух исламских движений заключили друг с другом тактический союз, создав ПСР. За прошедшее десятилетие джемаату удалось значительно укрепить свои позиции в Турции, поскольку его члены уже не преследовались властями, как ранее. В Турции Ф.Гюлену удалось реализовать несколько масштабных гуманитарных и медийных проектов, таких, как, например всемирная олимпиада по турецкому языку, прибавивших ему популярности в стране. Ряд важных политических проектов удалось реализовать совместно: в результате расследования по делу «Эргенекон» смертельный удар получила армия и светская оппозиция, активной поддержкой джемаата пользовались такие инициативы, как развитие курдских районов Турции и работа по интеграции в ЕС.

Однако, джемаат старательно избегал прямых ассоциаций с правящим режимом и не всегда выносил положительные оценки его деятельносити. В 2010 г. Ф.Гюлен раскритиковал трагический вояж турецкого корабля «Мави Мармара» к берегам Газы и последовавшее за ним ухудшение турецко-израильских отношений.

В 2008 г. решением турецкого суда от 12 июня 2008 г. с Ф.Гюлена были сняты все обвинения в подготовке государственного переворота, из-за которых он был вынужден проживать вне страны. Однако, проповедник не спешил возвращаться на Родину, ссылаясь на слабое здоровье и особый режим, который прописали ему американские врачи. В 2012 г. сам Р.Т.Эрдоган на церемонии закрытия организованной джемаатом 10-й Олимпиады по турецкому языку призвал Ф.Гюлена вернуться, однако, и тогда его просьба была проигнорирована. Уже тогда противоречия между двумя исламскими политическими структурами стали явными, и лидер «хизмета» прекрасно понимал всю ответственность возвращения в страну, власть в которой принадлежит временным политическим союзникам. Как стало ясно только сейчас, шаг оказался вполне обоснованным.

События кризисного 2013 г. стали поворотной точкой для отношений между двумя самыми влиятельными исламскими организациями Турции. Падение рейтингов правительства, слухи о тяжелом онкологическом заболевании премьера и общая усталость народа от его более чем 10-летнего лидерства заставили сторонников джемаата пойти на решительные шаги. Сторонники движения поспешили отмежеваться от всех непопулярных мер, принятых правительством ПСР, а также от неблагоприятных результатов политики последних лет.

Война была объявлена 17 декабря, когда по обвинению в коррупции были задержаны 52 человека из ближайшего окружения премьера. Р.Т.Эрдоган не собирался сдаваться, и уволил 20 высокопоставленных чиновников из прокуратуры, включая главного прокурора страны. Полицейские управления постигли массированные чистки, жертвами которых стали сотни якобы связанных с движением «хизмет» сотрудников, а ведомство прокуратуры было полностью подчинено министерству юстиции. Радикальным перестановкам подвергся и кабинет министров. Премьер сделал ряд резких заявлений, в которых обвинял Ф.Гюлена в создании в Турции «параллельного государства» и «грязной политической игре». Под угрозой закрытия оказались многочисленные учебные заведения, относящиеся к движению «хизмет». Ф.Гюлен, в свою очередь, отрицает все обвинения в свой адрес и подал на Р.Т.Эрдогана в суд за оскорбление чести и достоинства. Тем временем, антиправительственные акции продолжились. В феврале в сети появились очередные записи телефонных бесед премьера, из которых можно сделать вывод о глубине коррупции, охватившей турецкое руководство.

Некоторые турецкие эксперты из светского лагеря в декабре 2013 г. отмечали, что взаимная критика сторонников Р.Т.Эрдогана и Ф.Гюлена имеет временный характер и призвана лишь переформатировать баланс сил внутри ПСР перед предстоящими выборами. Однако, сейчас можно окончательно признать их неправоту. В результате коррупционного скандала 9 близких к «хизмету» депутатов и 288 членов покинули ряды ПСР. Многие уже отметились в СМИ резкой критикой премьера. Резкие заявления Р.Т.Эрдогана в адрес Ф.Гюлена, демонизация движения в СМИ и предвыборной агитации ПСР показывают, что стороны конфликта не рассматривают всерьез перспективы примирения.

Чувствительное к такого рода процессам турецкое общество должно отреагировать на новую информацию об экономической чистоплотности правительства 30 марта во время муниципальных выборов. Сами по себе они не имеют большого политического значения, однако, служат неким индикатором настроений среди электората. Самым главным полем боя станет, конечно, Стамбул – город, в котором Р.Т.Эрдоган был мэром до избрания на пост главы государства (1994-1998 гг.). Противники премьера надеются, что громкие коррупционные скандалы позволят оппозиции серьезно пошатнуть позиции правящей партии и добиться отставки правительства.

Предвыборный политический расклад

Обострение противоречий внутри ПСР самым серьезным образом повлияло на политический расклад в Турции в преддверии муниципальных выборов 30 марта. Критики политики Р.Т.Эрдогана из движения «хизмет» тщательно скрывают свои политические планы и показательно избегают ассоциации с другими политическими силами, призывая своих сторонников лишь голосовать против ПСР. Однако, за годы политического доминирования ПСР в стране практически не осталось исламской оппозиции (за исключением радикальных исламистов – сторонников «Милли Герюш» из партии «Саадет», критикующих Р.Т.Эрдогана за излишний либерализм). На протяжении десятилетия все политическое противостояние велось по линии «религиозные» против «светских», причем, место последних уверенно держит базирующая свою идеологию на заветах создателя Турецкого государства К.Ататюрка НРП. Именно она выставляет сейчас главных конкурентов кандидатам от ПСР в ключевых точках – Стамбуле, Анкаре и Измире и даже претендует на оставшийся в политическом вакууме разочаровавшийся в действующем руководстве страны исламский электорат.

Ввиду наличия явного раскола в клане исламского электората НРП значительно изменила свою таргет-группу. Если ранее они обращались к светскому, леволиберальному и недовольному ростом влияния ислама избирателю, то сейчас – и к религиозному, разочаровавшемуся в политике ПСР. Агитационные автобусы в качестве основного материала вовсю раздают брошюру, раскрывающую образ Ататюрка как верующего мусульманина, а на пост главы администрации стамбульского района Ускюдар претендует бывший муфтий и имам главной мечети города Султанахмет. Далеко не все члены партии согласны с такими нововведениями: 7 марта по сообщениям турецкой газеты «Сабах» 500 членов партии из Антальи демонстративно покинули ее ряды, сославшись на идеологические разногласия.

Правящая партия переживает столь же серьезную трансформацию. Как известно, движение «хизмет» являлось одним из главных инициаторов процесса по делу «Эргенекон» и «Бальоз», в результате которого по обвинению в организации военного переворота в заключении оказались тысячи военных, журналистов и работников сферы высшего образования. 6 января Р.Т.Эрдоган одобрил проведение повторного судебного процесса, который может закончиться снятием судимости или снижением сроков заключения. 7 марта появилась информация о серьезности намерений премьера: из под стражи в результате удовлетворения апелляции был освобожден самый высокопоставленный заключенный бывший глава генштаба Турции И.Башбуг, осужденный ранее на пожизненный срок. По мнению ряда экспертов, разногласия вокруг его фигуры стали одним из первых расколов внутри ПСР, поскольку премьер был в целом готов работать с Башбугом, в то время, как, якобы, именно джемаат настаивал на привлечении его к ответственности. Замечено, также, что в своей предвыборной агитации Р.Т.Эрдоган все чаще обращается к теории заговора, чтобы объяснить происходящие в стране события. Раздаваемые электорату агитационные материалы ПСР пестрят обвинениями в адрес Ф.Гюлена, который создал в Турции «параллельное государство», а также намекают и на его «хозяев» – Израиль и США. Таким образом, и ПСР пытается переформатировать свою таргет-группу, привлекая к себе светский лево-националистический антизападный электорат.

Остальные партии Турции, согласно сообщениям рейтинговых агентств, не привлекают достаточного внимания избирателей, чтобы всерьез рассчитывать на свое вмешательство в «битву гигантов». Пожалуй, упомянуть следует только еще двух участников этого политического процесса – националистов из партии Националистического Движения (ПНД) и их заклятых противников из прокурдской партии Мира и Демократии (ПМД). Первые избрали своей стратегией дистанцирование от «битвы гигантов», вторые сделали ставку на победу в муниципалитетах, населенных главным образом курдами. И те, и другие могут отобрать некоторое количество голосов и у правящей ПСР, и у оппозиционной НРП, однако, всерьез говорить о каком-то росте их влияния не приходится.

В преддверии судьбоносных выборов различными информационными агентствами Турции публикуются многочисленные рейтинги расклада политических сил, результаты которых зависят от политической направленности издания. Однако, в целом можно выявить определенную тенденцию на снижение популярности ПСР до определенного минимума (с 50% в сентябре 2013 до 37% в феврале 2014) и увеличение, соответственно, НРП (с 22-25% до 29%). Предыдущие результаты муниципальных выборов 2009 г. были 39% против 23%. Насколько эта тенденция окажется критичной, покажут сами выборы, подготовка к которым продолжается всеми политическими силами. В частности, критики руководства страны в СМИ намекают, что публикация компромата на премьера еще не завершена, и перед самыми выборами избиратели еще узнают «самое главное».

Политический прогноз

Итак, выборы в Турции могут завершиться или победой, или поражением правящей партии Справедливости и Развития, что немедленно самым серьезным образом отразится на дальнейшем курсе развития страны. По крайней мере, так обещают политики из обоих лагерей, щедро раздавая обещания на будущем.

Если ПСР проигрывает выборы, то есть набирает меньший процент, чем НРП, или теряет места мэров в Стамбуле, Измире и Анкаре, то Р.Т. Эрдогану ничего не остается делать, как уходить в отставку. Это он уже пообещал публично 5 марта, что, правда, может быть обусловлено абсолютной уверенностью премьера в своей победе. С другой – провал на местных выборах и отстранение от власти премьера неминуемо приведет ПСР к распаду на сторонников джемаата и «Милли Герюш», формированию переходного коалиционного правительства и, фактически, возвращения Турции к нестабильной политической жизни 90-х гг. ХХ в. Просто так уйти ему не дадут, поскольку обвинения в коррупции вполне могут вылиться в серию уголовных дел против премьера и его окружения. Именно поэтому Р.Т. Эрдоган, по мнению ряда экспертов, рвется в президенты страны, поскольку этот пост, согласно Конституции, дает его носителю полный иммунитет от судебных преследований. Президентские выборы назначены на август 2014 г. и кандидаты на них пока не заявлены. Таким образом, политическая нестабильность в Турции будет продолжаться как минимум до июня 2015 г., за победу на которых будут сражаться уже новые политические силы, среди которых наиболее влиятельной будет ИА партия, поддержку которой окажут сторонники джемаата Ф.Гюлена.

Если партии премьера все же удастся сохранить за собой доверие избирателей, то дальнейшее развитие Турции может пойти по двум направлениям. Первое – выборы проходят без эксцессов и все политические силы признают в целом их результаты, как это происходило ранее. В таких условиях Р.Т.Эрдоган развернет кампанию по уничтожению своих политических противников, в первую очередь джемаата Ф.Гюлена, которого он обвинил в национальном предательстве и создании в Турции «параллельного государства». В первую очередь, расправе будут подвергнуты медиаресурсы движения. Зачастую, обещания премьера, правда, носят странный и нелогичный характер, в частности, на недавнем выступлении он заявил, что после победы запретит сервисы facebook и youtube. Скорее всего, репрессии коснутся огромного числа сторонников движения «хизмет», работающих в самых разнообразных сферах. По масштабам эта кампания будет превышать даже дело «Эргенекон». Закроются десятки частных школ и подготовительных курсов, будут открыты многочисленные уголовные дела по выявлению преступной деятельности предприятий, чьи хозяева связаны с джемаатом. Поскольку в настоящее время многие из этих предприятий весьма эффективны, то Турцию ждет вывоз капиталов и дальнейшее снижение темпов экономического роста, и так болезненно переживаемое обществом. От кризиса экономику страны может в таком случае спасти только чудо или открытие новых рынков, среди которых серьезным потенциалом обладает только Иран. Однако, укрепление связей с Ираном явно не понравится Западу, и так критикующему Р.Т.Эрдогана за нарушение прав человека и жесткость в преследовании политических оппонентов. К экономическому кризису прибавятся проблемы в отношениях с США и ЕС. Выкрутиться из создавшегося положения ветерану турецкой политики будет очень непросто, поэтому, победа на муниципальных выборах вполне может оказаться «пирровой».

Второе направление развития турецкой политики окажется в новинку для этой страны, однако, учитывая тренды последних лет, вполне вероятно. Оппозиционные силы, опасаясь поствыборных репрессий, могут усомниться в результатах муниципальных выборов в Стамбуле, обвинить правительство в фальсификациях и призвать население к уличным протестам. Такой призыв из уст сторонников джемаата или НРП может найти отклик в сердцах миллионов турок и перевести политическую дискуссию в совершенно иное русло прямого противостояния. Для правящей партии такой ход будет означать однозначное поражение. Даже скромные по турецким меркам уличные столкновения в парке Гези в 2013 г. обрушили рейтинг партии Р.Т.Эрдогана. Его партия активно поддерживала подобные протесты в Египте, Йемене, Ливии, Сирии и Тунисе, поэтому, на новый разгон демонстраций при помощи полиции руководство страны не пойдет. Для сохранения власти останется лишь один вариант – прибегнуть к силе не менее многочисленных ее сторонников, что выльется в массовое кровопролитие, от которого экономика страны и стабильность ее развития пострадают еще больше, чем при остальных раскладах. Р.Т.Эрдоган, в случае успеха, будет заклеймлен всем мировым сообществом как тиран, и у власти долго не продержится. Оппозиция же, в случае своей победы, также вряд ли сможет быстро и безболезненно разрешить все насущные социальные и политические проблемы.

В любом случае, Турцию ждет очень трудный год, возможно, самый сложный за всю ее историю последних десятилетий. Будем надеяться, что турецкие политики проявят мудрость и не ввергнут страну в пучину кровавого гражданского противостояния подобно своим коллегам из соседних арабских и постсоветских стран. Страна нуждается в национальном примирении, первый шаг к которому, по нашему мнению, должно предпринять само турецкого руководство. Это примирение должно начинаться с публичного раскаяния лидеров в совершенных явных преступлениях, добровольной выдаче подозреваемых и организации над ними открытого судебного процесса. Я верю в то, что все поднявшие Турцию на немыслимую ранее высоту завоевания последних 12 лет могут быть сохранены только в случае примирения между двумя главными общественно-политическими силами страны, создавшими ПСР: сторонниками традиционных суфийских братств и джемаатом Ф.Гюлена. И те и другие имеют достаточно сторонников и для того, чтобы превратить жизнь страны в ад, и чтобы в очередной раз согласовав свои действия, работать и далее сообща над ее процветанием. Р.Т.Эрдогану для этого нужно совершить невозможное для человека, но возможное с помощью Бога – отказаться от амбиций халифа и самодержавного султана, и хотя бы ненадолго стать смиренным дервишем. Раздать золото нищим, всех простить и пригласить как равных за примирительный дастархан. В великой истории Османской империи, которую так почитают верующие турки, было множество таких примеров. Почитаемый и Р.Т.Эрдоганом, и Ф.Гюленом Джеляледдин Руми в своей жизни дважды отказывался от земных благ и полностью ввергал свою судьбу в руки Всемогущего Аллаха. Именно поэтому он стал тем самым Руми, а не безвестным богатым и успешным ректором медресе навсегда ушедшего от нас средневекового государства. Премьеру нужно сделать этот шаг хотя бы один раз.

[i] В Турции существует аналог движения «Братья-мусульмане» под названием «Милли Гёрюш» (национальный взгляд), объединяющий сторонников традиционных суфийских орденов и умеренного ислама



16 комментариев


  1. (11.03.2014 11:28) #
    6

    Статья попахивает скрытым антиэрдоганизмом.

  2. (11.03.2014 14:18) #
    -4

    Эрдоган тропою Мурси - проиграет выборы - посадют.

  3. (11.03.2014 15:59) #
    7

    Эрдоган хороший мусульманин,дай Аллах ему всего наилучшего,он сделал очень многое для турции в плане возврата к исламским ценностям,конечно не все получилось- не все сразу,а Гюлен очень подозрительный тип,уже много лет живет в америке,проповедует некий "западный ислам",надеюсь он не окажет большого влияние на турков.

    • (11.03.2014 16:53) #
      -4

      Два сапога - пара. Эрдоган + Гюлен = НАТО

      • (11.03.2014 17:01) #
        8

        Эрдоган - колосс турецкой политики! Он совершил максимально возможное для своей страны и Ислама.
        Его политический корабль еще на плаву, ин шаа Аллах, ему удастся пройти через рифы и обрести второе дыхание!

        • (11.03.2014 17:40) #
          -6

          Точно - колос на глиняных ногах. Сейчас уже на одной.

  4. (11.03.2014 20:06) #
    6

    Великий человек великие дела. Пусть Аллах увеличит в наших рядах таких людей как Эрдоган.

    • (11.03.2014 23:50) #
      -4

      Посредственность. Через год ни кто не вспомнит.

      • (12.03.2014 07:08) #
        2

        "andre"! о лЖЕЦ! о пРОВОКАТОР! о кЛЕВЕТНИК!

        кто Эрдоган в сравнении с тобою?

      • (12.03.2014 09:19) #
        2

        "Ай Моська, знать она сильна, коль лает на слона!"
        Правда, andre?

        • (12.03.2014 09:44) #
          -2

          -"Ай, Моська! знать, она сильна, Что лает на Слона!"
          Сказавши это, Моська удалилась на квартиру, И через час направилась к трактиру,
          А там уже шумел честной народ,
          Про подвиг Моськи городивший огород.
          И Моська скромненько в трактир вошла
          И села отобедать у окна.
          Изрядно выпив, и от пуза закусив,
          Собачка в кресле развалилась,
          И рассказала всем гостям,
          Как со слоном она сразилась.
          Тут из огрызка яблока червяк вдруг показался,
          Со всеми вместе храброй Моськой восхищался,
          А сам подумал про себя:
          -Слона облаю и свалю и я,
          И на него сегодня тоже я пойду,
          И подомну его в неравном поединке,
          И гусеницы мне хвалу и гимн споют,
          А червяки мне натаскают яблок серединки.
          И тут, как раз, слона опять ведут,
          И Моська с неприличным лаем
          На улицу спешит скорей попасть
          Чтоб вновь сразится с негодяем.
          За ней червяк пополз, но ползал он не скоро Живот, не ноги ведь ему опора,
          И к бою наш герой едва не опоздал,
          Отмерив целый с четвертью квартал.
          А слон всё знай себе по улице идёт,
          Глазами хлопая, глядит честной народ,
          Как с Моськой шумною он поравнялся
          И как гора над ней навис.
          И Моська задрожала, как осенний лист.
          И тут внезапно слон чуть оступился,
          И в сторону собачки наклонился,
          И Моська с визгом убежала в подворотню,
          Заметив краем глаза, ртов открытых сотню.
          И наш Червяк один остался,
          А слон всё знай себе идёт,
          Не глядя под ноги вперёд.
          И Насекомый тоже храбро голову задрал
          И что-то нецензурно пропищал.
          Но слон, видать, его совсем не слышал
          Хоть и ушами шевелил,
          И глядя вдаль печальными глазами
          Ногой героя ненароком раздавил.
          Мораль сей басни такова,
          Хоть возмущенья и отваги ты не скроешь,
          Не лай, дружище, на слона,
          Когда как Моська убежать не можешь.

          Правда? :)

  5. (11.03.2014 23:15) #
    2

    Мои знакомые из Турции говорят, что в последнее время усилилась поддержка Эрдогана со стороны интеллектуальной элиты страны. Сейчас самое время оказать ему поддержку со стороны лидеров тюркоязычных стран и республик. Было бы не лишним, если простые блогеры, владеющие языком, отметились на популярных турецких сайтах с проэрдогановскими текстами.
    Капля камень точит.

    • (11.03.2014 23:49) #
      -5

      Разменная фигура - не стоит усилий.

    • (12.03.2014 12:30) #
      -1

      Поддерживаю, Фидарис!
      Минниханову впору бы и к Эрдогану съездить и выразить ему поддержку мусульман России!

  6. (13.03.2014 21:51) #
    -1

    Как изменился мир. Теперь евреи поддерживают Путина и интригуют против Турции. Им явно не нравится сильная Турция Эрдогана. Не спроста же ввязался Эрдоган в эту историю с кораблем в Газу. Не причиной, следствием она была интриг против Эрдогана. Способом для него разрубить узел интриг. Жаль, если турки поведутся на еврейские уловки. В очередной раз понимаешь, евреи в мире главная заноза.