Каирская площать «Свободы» стала для многих «Республикой Тахрир»

И по прошествии двух недель после начала уличных демонстраций против тридцатилетнего правления президента Хосни Мубарака центральная площадь Каира Тахрир продолжает оставаться местом средоточия демократических сил страны. За это время она стала сердцем народного движения, его живым символом.

Акция протеста, которая проходит в самом известном общественном месте Каира – если не всей страны – не могут игнорировать ни международные СМИ, ни собственное правительство, несмотря на все попытки армии пресечь протесты и вернуть людей к привычной жизни.

Такой коллектив, состоящий из сотен тысяч человек самых разных кругов, уместившийся на площади 55 тысяч квадратных метров, требует определенной организации и поставок необходимых для жизни продуктов и товаров.

Те, кто находится на площади, смогли обеспечить и то, и другое, причем достаточно успешно. Здесь появились свои лидеры и комитеты, хотя большая часть «Республики Тахрир» - как называют ее некоторые жители – действует, опираясь на неформальную систему экономики и обороны.

По периметру площади мужчины – в основном в возрасте от двадцати до сорока лет – построили баррикады из обломков и устроили контрольно-пропускные пункты, где производят проверку документов и досмотр входящих, чтобы у них не было при себе оружия.

У некоторых из защитников площади - значки с изображением египетского флага, другие используют как опознавательный знак ленточку. Такие КПП действуют с первых дней акций, через них происходит общение с войсками, которые стоят в стороне и наблюдают за происходящим.

К контрольным пунктам иногда выходит кто-нибудь с площади, ожидая журналистов или представителей международных организаций, чтобы провести в их в лагерь протестующих. Здесь они могут пообщаться с ответственным за связи с прессой, которая часто спрашивает, нет ли у протестующих жалоб на обращение властей или «балтагея» - нанятых правительством уличных хулиганов и криминальных элементов.

Неформальная экономика

Даже посторонние попав на площадь сразу понимают, что здесь есть своя неформальная экономика.

Рядом с человеком, который держит щит с прикрепленными на нем антиправительственными карикатурами – это «министерство информации Республики Тахрир» - стоят продавцы с охапками египетских флагов (по 5 египетских фунтов или 85 американских центов за штуку).

Недалеко от них вдоль обочины выстроились столики и тележки предприимчивых торговцев, которые продают горячий чай (1 фунт/17 центов за чашку) и «кошари» - вездесущую чечевицу с лапшой (3-5 фунтов/51-85 центов за порцию)

Некоторые уже начали обосновываться вокруг площади, установив палатки, где можно выпить чаю – наподобие крошечных каирских кофеен-кальянных.

В центре площади – место, где раньше был круглый газон. Теперь это плохо утоптанная площадка под тентом, трава здесь уже не растет, зато стоят тележки с готовыми сладостями (0,5-1 фунт/8-17 центов за штуку).

Дальше нам запретили снимать. К нам подошел усталый человек в черно-белой клетчатой кеффие на голове. Он извинился, но сказал, что не хочет, чтобы остальной мир думал, что площадь Тахрир – это какой-то балаган.

В понедельник премьер-министр Ахмед Шафик (Ahmed Shafiq) сравнил Тахрир с живописным и умиротворенным лондонским Гайд-парком, но это не Гайд-парк, сказал человек.

Конечно, он прав. И в этом заключается поразительная многоликость этого места, где простая человеческая жизнь течет на фоне трагедии.

Торжество и похороны

Веселая и общительная молодежь, рядом с ними женщины средних лет в хиджабах – все эти люди собираются вместе, шутят, поют патриотические песни, горячо выкрикивают призывы к свержению Мубарака, а вокруг висят огромные плакаты с портретами мучеников, погибших за эти две недели.

Тахрир – это и торжество, и трагедия, одновременно.

Человек в кеффие рассказывает, что доставкой на площадь продуктов и медикаментов не занимается никакой комитет – все делают люди по своей инициативе. Друзья присылают деньги, на которые делаются покупки для всех.

Удивительно, но на площади не заметно инфляции. Попрощавшись с человеком в кеффие, мы купили кусок хлеба (1 фунт/17 центов) и пакет салфеток (0,75 фунта/13 центов).

Многие волонтеры на площади просто раздают хлеб бесплатно.

Пока мы, сидя посреди площади прямо на расстеленной газете, разговариваем с Насером Абдель Хамидом (Nasser Abdel Hamid) – членом нового молодежного переговорного комитета – нам протягивают хлеб с сыром, несколько традиционных лепешек «балади», намазанных сверху чем-то вроде арахисового масла.

К нам подходит молодой человек, извиняется за то, что прерывает. Сеиф – студент Академии Бахарейя – предлагает помочь нам найти одеяла, продукты и лекарства, если мы собираемся заночевать на площади. Он не принадлежит ни к какому комитету, просто доброволец. Он и его друзья собрали 847 долларов на покупку медикаментов для тех, кто находится на площади.

Хотя на прошлой неделе Сеифа сильно избили во время столкновения с балтагея, он вернулся. Сеиф говорит, что людям трудно доставлять сюда еду и лекарства.

Обжились

Известно, что сторонники Мубарака запугивают тех, кто пытается помочь восставшим, отбирают продукты у людей, которые несут их на площадь, периодически солдаты закрывают доступ на площадь.

Однако протестующие уже успели обжиться. Палатки и одеяла, которые еще неделю назад встречались на площади в единичных экземплярах, сейчас густо заполнили ее, отчего площадь превратилась в настоящий лагерь.

Чтобы укрыться от холодного зимнего ветра люди натянули брезентовые заграждения, которые напоминают просторные жилища египетских бедуинов.

Они установили фонарные столбы и другое электрооборудование, чтобы заряжать батареи мобильных телефонов и ноутбуков, с помощью которых они устраивают показы фильмов на натянутых хлопчатобумажных экранах или читают новости в Интернете, потому что, благодаря стоящим вокруг домам здесь можно поймать сигнал wi-fi.

На помосте в центре площади, рядом с чучелом, висящим на фонарном столбе, устроили сцену, оборудованную действующей профессиональной звуковой системой.

В понедельник вечером здесь перед сотнями людей выступал музыкант, который пел песни протеста в сопровождении акустической гитары.

Молодой человек, обернувший вокруг себя национальный флаг, рассказал, что народ на площади создает новый «социальный контракт».

Когда Абдель Хамид сопровождал нас к выходу, он вспомнил слова Шафика.

«Это лучше, чем Гайд-парк», - сказал он.



0 комментариев