Есть ли выход для Сирии?

Недавняя активизация двусторонних и многосторонних переговоров с участием американцев, русских, саудитов и многих других вызвала слухи на тему того, что в деле прекращения сирийского конфликта может наметиться некий прогресс.

С самого начала было очевидно, что траектория этого конфликта сформирована константами, которые невозможно игнорировать. Спустя годы, когда четверть миллиона человек погибла, а половина населения страны оказалась в статусе беженцев, сирийская война стала гораздо трагичнее и запутаннее, чем кто-либо мог себе представить в ее начале, но те же самые константы остаются в силе.

Во-первых, ясно, что значительная доля сирийцев хочет ухода нынешнего режима. Для них правящая группировка не потеряла легитимность – она в их понимании никогда и не была легитимной. Когда демонстрантов встречало смертельное насилие, когда целые районы были уничтожены баррельными бомбами, когда мирных жителей убивали химическим оружием, гнев на режим только возрастал.

В то же самое время, не менее важно признать, что внушительное число сирийцев находит в режиме некую стабильность. Многие боятся перемен и особенно перемен, которые внесет оппозиция. Будь то религиозные меньшинства или светские горожане, эти сирийцы воспринимают религиозно мотивированных революционеров как угрозу их «сирийскости» и выживанию их сообществ.

Эти сирийцы никогда не доверяли внешней оппозиции, а поскольку Аль-Каида и ДАИШ стали играть более весомую роль на местах, эта часть сирийцев обратилась к режиму за защитой несмотря на недовольство его политикой.

Также изначально было ясно, что на происходящее в Сирии повлияют противоборствующие силы региона, и это окажет серьезное влияние на ближайших соседей. Для Ирана Сирия была ключевым союзником и клиентом, которого ему не хочется терять. Для России Сирия была стратегическим активом, который тоже не хотелось бы уступать. Турция воспринимает события в Сирии как угрозу собственной безопасности и внутренней политики. Для уязвимых Иордании и Ливана события в Сирии всегда представляли угрозу стабильности.

Спустя 4,5 года этого кошмара упомянутые переменные по-прежнему определяют расклад дел в Сирии. Я вспоминаю, как когда число жертв составляло 3000 человек, я спорил с группой сирийцев, которые говорили мне - «лишь бы США дали нам больше оружия». Я спорил с ними, что такая позиция игнорирует все другие константы. Я говорил, что победа одной стороны в погоне за бесплодной идеей без принятия мер по переговорному достижению результата приведет лишь к тому, что у нас будет 30 000 или 300 000 погибших.

Решение должно быть таким же, как и 4 года назад. Должны быть переговоры и договоренность. Это потребует лидерского участия со стороны США и России, а также потребуется поддержка политического процесса со стороны Саудовской Аравии, Катара, Турции и Ирана.

Победить экстремистов будет непросто, как будет нелегко и убедить находящуюся у власти группировку отпустить свою абсолютную хватку власти. Направлением международного давления должно быть именно это, а не раздувание пламени конфликта, если Сирии и сирийцам суждено найти выход из этой ужасной и долгой войны.

Перевела с английского языка Зарина Саидова специально для Ансар.Ru



0 комментариев