«Чистые» выборы в Тунисе задают тон

Став местом рождения явления, которое теперь называют «арабской весной», Тунис снова подает пример региону, проведя «чистые» выборы, отмеченные энтузиазмом избирателей и весьма обнадеживающими результатами.

Три партии, лидирующие в самой демократичной из североафриканских стран, никак не связаны со столичным зажиточным средним классом и теми представителями деловых кругов, которым было выгодно свержение диктаторского режима Бен Али. И те, и другие имеют давнюю традицию борьбы за демократические ценности.

Как и в Египте после Мубарака, были все основания опасаться, что в Тунисе старый режим возродится с новым лицом, но сейчас стало ясно, что это невозможно. Наиболее сильной партией в результате выборов оказалась «Эннахда» (Возрождение), которая при Бен Али подвергалась серьезным репрессиям, и избиратели отдали должное ее жертвам.

Эта современная демократическая происламская партия борется с двумя проблемами, которые волнуют всех тунисцев: коррупцией и безработицей, особенно среди молодежи. Хотя большинство меньших светских партий пытались манипулировать исламофобией – что относительно легко, учитывая многолетнюю официальную антиисламистскую кампанию в государственных СМИ, - их усилия не увенчались успехом. Избиратели впервые получили возможность послушать кандидатов «Эннахды», и их не оттолкнуло то, что они услышали.

«Эннахда» прикладывает максимум усилий, чтобы показать, что хочет создать правительство национального единства и уважает все точки зрения. Она также предстала перед избирателями в довольно скромном интерьере, что выгодно отличало ее от режима Бен Али.

Главные участники гонки – Республиканский конгресс и Эттакатол – также известны последовательностью и принципиальностью в борьбе с коррупцией и авторитаризмом. Партия Эттакатол особенно отличилась в движении профсоюзов, которые, опять же, как и в Египте, сыграли важную роль в борьбе с режимом.

Если Тунис неразрывно связан с Египтом тем, что обе страны стали единственными в арабском мире, добившимися в этом году свержения режимов ненасильственным путем, то, что касается перспектив политического развития, лучшим примером для Туниса может служить Турция. При Кемале Ататюрке Турция пережила принудительную секуляризацию и модернизацию, точно также как и Тунис при своем первом президенте Хабибе Бургибе. Местным женщинам пришлось снять хиджаб в школах, вузах и на государственной службе, но было разрешено баллотироваться на выборах в парламент. Были легализованы аборты, а полигамия – запрещена, для брака стали требовать согласие невесты.

Однако серьезным недостатком турецкого государства стала крайне политизированная армия, которая занималась самообогащением, устраивала перевороты и бросала в тюрьмы сотни оппонентов. В Тунисе подобные репрессии происходили под знаменами борьбы с исламизмом.

Сейчас новое поколение тунисцев стремится отказаться от подобных методов, также как это было в Турции десять лет назад, когда население проголосовало за умеренно-происламскую Партию справедливости и развития.

Северная Африка пытается оставить в прошлом времена, когда, например, в Алжире армия по недомыслию не признала победу на выборах умеренных исламистов – это было в 1991 году, - из-за чего в стране началась гражданская война, и приверженцам крайних форм исламизма представилась возможность взяться за оружие. Тунис всегда был в большей степени гражданским обществом и не повторит подобной глупости теперь, когда на первых свободных выборах победили происламские силы.

Также возникает вопрос, пойдет ли светский фундаментализм, запретивший хиджаб, на уступки. «Эннахде» будет легче вернуть женщинам право носить в правительственных учреждениях то, что им нравится, чем это было в Турции, где запрет хиджаба был закреплен в конституции и по-прежнему остается в силе. В Тунисе этот запрет был введен законодательно, и новый парламент может просто изменить закон. Так, основатель «Эннахды» Рашид Ганнуши в ходе предвыборной кампании сказал: «Мы против введения хиджаба во имя ислама и против запрета хиджаба во имя секуляризма и современности».

Однако форма одежды – не самая главная проблема Туниса. Главным приоритетом страны является разработка конституции, обеспечивающей политические свободы, которых требовали те, кто восстал против Бен Али. Это задача ассамблеи, которая была избрана в прошлое воскресенье. Она также назначит правительство, которое должно начать бороться с безработицей. Финансовый кризис в Европе усложнит эту задачу. Туристическая отрасль рухнула и не скоро восстановится, даже если Тунис вернет себе репутацию страны, безопасной для иностранных туристов.

Поэтому после выборов Тунис стоит в самом начале трудного пути. Но, по крайней мере, относительно него прогнозы куда более оптимистичны и ясны, чего не скажешь о Египте или Ливии.



6 комментариев


  1. Семитский варвар
    (01.11.2011 15:16) #
    0

    Началось!!!!!

  2. Гость
    (01.11.2011 18:57) #
    0

    Все хотят навязывать арабским странам Турецкий модель которое ничего обшего с исламом нет.Это сателит США,самый большой публичный дом в мире,такой проституции даже в Таиланде нет

  3. Isaak
    (02.11.2011 02:09) #
    0

    "Так, основатель «Эннахды» Рашид Ганнуши в ходе предвыборной кампании сказал: «Мы против введения хиджаба во имя ислама и против запрета хиджаба во имя секуляризма и современности». "

    "Чисто кафирские" выборы, и нет в этом сомнения. Все таки доиграются арабы очень скоро.

  4. Шиит
    (02.11.2011 06:34) #
    0

    Ни рыба, ни мясо. Он против введения хиджаба и против запрета хиджаба. Типа, кто хочет, пусть носит, а кто нет, ничего. Так это и в Англии так, или в Германии. ) В чем же "исламизм" этих парней?

  5. Абдула
    (03.11.2011 00:31) #
    0

    Бла, бла , бла ....
    Не устали стали жужать ?
    Покажите наконец как надо.

  6. Подумай Абдула ли ты
    (03.11.2011 02:00) #
    0

    Абдула, и ты называешь себя мусульманином, если так позволяешь себе говорить?

    Иди учись в университете, найди хорошую работу, или создай собственную, прочитай Коран от начала и до конца, изучи важные аспекты этики и морали Ислама, и ТОЛЬКО затем приходи сюда "дискутировать".