Будет ли прикреплено к Крыму клише "исламский экстремизм"?

Осуществленный 24 июня силовыми структурами Крыма обыск в медресе хафизов с. Кольчугино Симферопольского района подтвердил тенденцию на обострение внутренней ситуации в Республике. Не случайно, муфтий ДУМ Украины «Умма» Саид Исмаилов проконстатировал усилившуюся линию ряда СМИ о якобы возникшем в Крыму исламском экстремизме, который "поддерживает и финансирует" Украина(1).

Возможно, основанием для проведения операции явилось возложение в апреле Владимиром Путиным на подразделения ФСБ в Крыму и Севастополе задачи недопущения "проникновения во властные структуры" представителей «радикальных и экстремистских течений», хотя параллельно он продекларировал необходимость «видеть разницу между цивилизованным оппонированием власти и обслуживанием чужих национальных интересов в ущерб собственной стране»(kremlin.ru). В любом случае, нюансы последних месяцев вокруг крымско-татарского населения свидетельствуют о значительных подводных течениях в обострении обстановки.

Еще в конце апреля известному деятелю крымско-татарского национального движения Мустафе Джемилеву был запрещен въезд в Крым до 2019 г. Попытка обойти запрет (3 мая его встречали около тысячи местных жителей) окончилась неудачей, а прокурор Крыма Наталья Поклонская назвала организованную Меджлисом встречу под руководством Рефата Чубарова публичной акцией "экстремистского характера", пригрозив запрещением деятельности структуры на территории РФ. Указ властей от 16 мая, запрещающий "проведение массовых мероприятий на территории республики" до 6 июня 2014 г. был оценен экспертами как ответ на запланированные крымскими татарами мероприятиями на 18 мая - в дату, считающуюся началом сталинской депортации крымскотатарского народа. А к концу месяца свой пост покинул зампред совмина Крыма Ленур Ислямов, освобожденный от должности, по словам первого зампреда Госсовета Республики Г. Иоффе, по причине политической ангажированности (ria.ru). Тонкость тут в том, что после запрета на митинги, на контролируемом им симферопольском телеканале прозвучала фраза об отбирании у народа права на траур (kommersant.ru/doc/2475665).

На фоне чего, 3 июня М. Джемилеву в Варшаве вручили премию «За демократию и поддержку прав и гражданских свобод на Украине» (dw.de), да еще во время празднования юбилея первых демократических выборов в Польше, с участием делегаций 40 стран, включая и украинского президента Петра Порошенко (ru.tsn.ua). 12 июня Меджлис крымско-татарского народа призвал международные структуры приложить усилия «для предотвращения в Крыму эскалации насилия против мирного населения» (qtmm.org). На следующий день Р. Чубаров заявил о бойкоте Меджлисом предстоящих в сентябре выборов в Госсовет Крыма, обосновав это необеспечением избирательной системой не только представительства крымских татар на уровне ранее обещанных 20%, но и сокращением количества их депутатов, представленных "в выборных органах" (ru.krymr.org). В данном аспекте можно отметить, что постановление ВС АР Крыма от 11 марта действительно фиксировало "формирование органов исполнительной власти" Республики "с гарантированным представительством крымских татар 20%"; «признание органов национального самоуправления крымскотатарского народа - Курултая»; "обеспечение равноправного функционирования в Крыму религиозных конфессий"(2). Однако, в принятой Конституции Крыма речи о 20% квоте нет(3).

В свою очередь, некоторыми СМИ своеобразный характер был придан подписанному 17 июня М. Джемилевым и председателем Днепропетровской областной госадминистрации Игорем Коломойским меморандуму, призывавшего, в частности, способствовать реализации неотъемлемого права на самоопределение крымскотатарского народа в составе суверенной Украины (ru.krymr.com). По итогам договоренностей, сразу же заговорили о начале "широкомасштабного финансирования подрывной деятельности в Крыму", где основной ударной силой предстал "новый карательный крымско-татарский спецбатальон"(4), набирающийся "из крымских татар и мусульман" - вытесненных из Крыма представителей "радикальных националистических и исламистских организаций"(5).

"Слухи" о создании "добровольческого батальона «Крым», в который якобы планируют записывать крымских татар"(6), поспособствовали рождению 20 июня обращения к крымчанам и. о. Главы Крыма Сергея Аксенова, пригрозившего подвергнуть "самому строжайшему наказанию" участвующих в "подобных бандформированиях"(www-ki.rada.crimea.ua). В тот же день Госдума РФ приняла законопроект об усилении ответственности за финансирование экстремизма. Вслед за чем властями не была удовлетворена просьба Меджлиса провести 26 июня в центре Симферополя ряд мероприятий, посвященных Дню крымско-татарского флага. Соответствующие структуры предложили провести празднования в более отдаленных местах, в свете чего Р. Чубаров заявил о попытках сегрегации крымских татар(7). Ну а следом последовала акция, о которой говорилось в начале материала.

Таким образом, обострение ситуации в Крыму вокруг "крымско-татарского" вопроса - налицо, и вряд ли следует ожидать снижения данного накала. К сожалению, одним из факторов, могущих быть преподнесенным общественности в качестве детонатора дестабилизации обстановки в регионе, видится исламский фон. В свое время автор отмечал попытки заинтересованных кругов продемонстрировать "экстремистскую" нить: Северный Кавказ - Татарстан - Башкортостан(8). Поэтому не исключено притягивание к этой линии и Крыма, что без особых проблем позволит объявить об окончательном сборе пазла в аспекте угрозы для России "исламского экстремизма". Благо, в свое время уже была растиражирована информация ряда СМИ, что одним "из наиболее взрывоопасных факторов этноконфессиональной стабильности в Крыму" является "активность последователей международной религиозно-экстремистской организации «Хизб ут-Тахрир»", апологеты которой движутся к «созданию всемирного исламского халифата»(9).

Естественно, в данном контексте многое, с точки зрения сохранения стабильности и непозволения втянуть крымских татар в "околоконфессиональные" игры падает на Меджлис. Другое дело, насколько сама эта структура однородна с точки зрения занятия единой позиции по ряду ключевых вопросов? Реакция занимающих ответственные должности крымских татар на смещение Л. Ислямова однозначно продемонстрировала отсутствие унисонной позиции в этом аспекте.

Ну и нельзя не обратить внимания на внешний ракурс ситуации вокруг Крыма. Позиция Запада здесь проявляется открыто и вполне читаемо, но отдельной строкой просматривается и тюрко-исламский фон. Элементарно, в апреле с. г. М. Джемилев получил высшую награду Турции - Орден Республики - причем из рук президента страны Абдуллаха Гюля.

Думается, в целом карты сторон раскрыты. Будем надеяться, что величайшая мудрость крымско-татарского народа позволит его ярчайшим представителям не допустить втягивания мусульманского населения Крыма в политические игры.

1.Российские силовики ищут в школах экстремистов и оружие

http://ru.krymr.com/content/article/25433978.html

2.Верховный Совет Крыма принял постановление о гарантиях восстановления прав крымских татар

http://sevastopol.su/world.php?id=58543

3.Конституция Республики Крым

http://www.rada.crimea.ua/content/uploads/files/Constituciya.pdf

4.Сергей Ильченко. Батальон «Крым» бьет в барабаны

http://svpressa.ru/society/article/90184/?rpop=1

5.Коломойский и Джемилев создают батальон для войны с Россией в Крыму

http://www.novorosinform.org/news/id/666

6.Анатолий Бекетов. Исламские лидеры России в борьбе за влияние над Крымом

http://ru.krymr.com/content/article/25434288.html

7.Из крымских татар хотят сделать изгоев, считает Чубаров

http://ru.krymr.com/content/article/25432726.html

8.Удастся ли аккуратно собрать пазл под названием "террористическая связка: Северный Кавказ - Башкортостан - Татарстан"?

http://www.islamsng.com/authors/Ataev/1185

9.Крым в сетях международной религиозно-экстремистской организации «Хизб ут-Тахрир»

http://jankoy.org.ua/krym-setyah-hizb-ut-tahrir/

Теймур Атаев, политолог Азербайджана



0 комментариев