Религиозная символика в одежде может помочь карьере

Лишь немногим в России удается превратить религиозную одежду в атрибут делового стиля. Зарина Саидова, ведущий аналитик компании «Финам», в 18 лет приняла ислам и начала носить хиджаб. В таком же виде – в длинной закрытой одежде и платке – она пришла на собеседование в «Финам». За семь лет она сделала не просто карьеру, но и имя. Необычный для ее профессии имидж только помог ей в этом.

Аналитик в хиджабе

«Хиджаб стал элементом имиджа и деловой репутации, по которому в финансовых кругах меня легко узнают», – рассказывает Саидова. Работа аналитика публичная, и она часто участвует в телеэфирах, например в ток-шоу об инвестициях на деловых каналах, выступает на конференциях и симпозиумах. «Никаких обидных вопросов или замечаний в свой адрес в профессиональных кругах никогда не слышала, только положительные комментарии. И хиджаб не создавал никаких проблем ни во время учебы в вузе, ни при устройстве на работу, – говорит Саидова. – Мой внешний вид принимали как факт и оценивали в первую очередь профессиональные навыки, образование и опыт. У меня есть знакомые, которые без проблем работают в хиджабе в самых разных сферах: есть юристы в судах, врачи – от реаниматолога до стоматолога, журналисты, модельеры, инженеры, ученые и преподаватели».

Зарина Саидова
Зарина Саидова

В то же время с проблемами при трудоустройстве сталкиваются молодые специалисты в хиджабах (или мужчины с бородой, особенно если их зовут Магомет) без опыта работы, – уточняет Саидова. – Попросту работодатели, сравнивая соискателей, при прочих равных условиях обычно выбирают человека без особенностей внешности. Но когда речь заходит о профессионале с хорошим опытом, его захотят принять на работу совершенно в любом виде».

Переговоры в синагоге

Впрочем, неуместное использование религиозной атрибутики иногда наносит ущерб деловой репутации.

Однажды на переговоры к заказчику – представителю еврейской общины – пришел режиссер, которого собирались нанять для постановки церемонии открытия синагоги. Мало того что на груди у режиссера был кулон в виде полумесяца, так еще во время переговоров он ошибочно назвал синагогу мечетью. «Это был конкретный промах нашего подрядчика», – рассказывает Владимир Виноградов, президент агентства Pro-Vision, который в результате потерял потенциального клиента. «Вероятно, наши партнеры посчитали такой внешний вид проявлением неуважения, и сделка не состоялась», – объясняет он.

«Если бы ко мне на встречу пришел человек с демонстративными атрибутами любой религиозной конфессии, для меня был бы сложный вопрос: стоит ли проводить встречу с заказчиком?» – говорит Мария Грилье, управляющий партнер хедхантинговой компании Wooster Hound. По ее мнению, в такой ситуации свободный выбор человека носит демонстративный характер, что не соответствует бизнес-этикету светского государства. Но в России среди топ-менеджеров такой тенденции нет, замечает Грилье.

За исключением тех случаев, когда сам владелец – ярый приверженец одной из конфессий. «Забавная ситуация складывалась в российском представительстве инвестиционного фонда, которым владеет израильский олигарх: когда он приезжал в Москву, все израильские топ-менеджеры надевали кипы, отпускали пейсы, пытаясь соответствовать дресс-коду владельца, и, как только он уезжал, они все это снимали и возвращались к обычному бизнес-стилю», – рассказывает Ольга Демидова, управляющий партнер Richarts Meyer.

Дошла до суда

Магазин американской компании Abercrombie & Fitch в Оклахоме отказался взять на работу девушку в платке. При приеме на работу менеджер сообщила ей, что платок несовместим с дресс-кодом магазина. Это произошло в 2008 г., но дело слушается в Верховном суде США сейчас. Суду предстоит решить, можно ли считать этот случай дискриминацией по религиозному признаку. По американским законам компании должны разрешать сотрудникам исполнять религиозные ритуалы, пока это не вступает в противоречие с обязанностями.

Саманта Элоф, которую не взяли на работу в Abercrombie, говорит, что этот магазин был одним из ее любимых. Она часто покупала там одежду. Она узнала, что работники магазина получают хорошие скидки на продукцию этого бренда. И тогда она решила устроиться туда продавцом. На собеседование Элоф пришла в фирменных джинсах и футболке Abercrombie, а на голове – платок. Она мусульманка и носит хиджаб с 13 лет. По правилам Abercrombie сотрудникам нельзя носить головные уборы, потому что они должны выглядеть в стиле «выпускников университетов Лиги плюща», сообщается в документах суда.

Совет по американско-исламским отношениям направил жалобу девушки в американскую комиссию по обеспечению равных возможностей при приеме на работу. В результате федеральный судья г. Тулсы встал на сторону Элоф. Она получила компенсацию в размере $20 000. Abercrombie & Fitch подала апелляцию, заявив, что компания не должна нести ответственность за действия одного менеджера.

За это время Элоф сделала карьеру в рознице. Недавно она помогла открыть первый магазин компании Urban Outfitters в Оклахоме, где теперь работает менеджером по закупкам.

Должны переодеться

Чтобы выяснить, как столичные компании относятся к сотрудникам в религиозной одежде, корреспондент «Ведомостей» обзвонила крупные торговые сети с вопросом: «Можно ли устроиться к вам на работу, если я мусульманка и ношу хиджаб?» Как выяснилось, дресс-код многих розничных компаний не приветствует такую одежду. Где-то говорили, что женщина в хиджабе не может работать кассиром, продавцом или мерчандайзером в торговом зале, но есть вакансии в отделах, сотрудники которых не общаются с покупателями. Другие просили сходить на собеседование к директору конкретного магазина, чтобы решение принял он.

Мы берем на работу людей с любыми религиозными убеждениями, но на работе сотрудники должны соблюдать дресс-код, объясняет Андрей Голубков из «Азбуки вкуса». В этой сети форменную одежду носят не только продавцы и кассиры, но также повара и работники склада.

В обычных магазинах сети «Бахетле» нет запретов на ношение хиджаба, рассказала Аэлита Евдокимова, начальник учебного центра компании. По ее словам, если случаи отказа в приеме на работу из-за такой одежды и были, ей об этом не известно. Персонал носит форму установленного образца. Только у сотрудниц супермаркета «Бахетле-халяль» в Казани более закрытая форма: такие требования предусматривает формат этого магазина, уточнила Евдокимова.

Толерантность к религиозной одежде в корпоративной среде пока невысока, считает Ирина Максименко, руководитель имидж-студии «Высшая власть»: «Одна моя клиентка устроилась в строительную компанию менеджером по работе с клиентами. Она носила хиджаб, так как давно вышла замуж за мусульманина. Но ее быстро уволили из-за неоднозначной реакции коллектива. Кто-то попросту боялся находиться с ней в одной комнате, немногие коллеги шли на контакт, что уж говорить о потенциальных клиентах».



1 комментариев


  1. (12.03.2015 14:43) #
    0

    Сейчас, когда во многих компаниях принято одеваться по корпоративному дресс-коду, возможность попасть туда на работу женщине и ходить в хиджабе практически равна нулю. Поэтому и положительных примеров из жизни никто не приводит.