Нельзя просто так взять и не носить хиджаб

То есть, конечно, в светском государстве все можно. Точнее – возможно. Хождение по улицам с непокрытой головой, за которое в стране с исламским законодательством задержит и оштрафует полиция нравов, абсолютно не наказуемо в государстве светском. Это нормально и естественно. Даже если эта женщина – мусульманка, знающая, что исповедующей Ислам женщине в таком виде появляться при чужих мужчинах нельзя. Здесь это исключительно ее ответственность перед Богом.

В российской Конституции постулируется свобода всех граждан исповедовать любую религию, следуя ее нормам, или не исповедовать никакой – при условии, что это не несет в себе угрозы жизни, здоровью и имуществу других людей.Ношение хиджаба само по себе, разумеется, к таким последствиям не приводит. Тем не менее на фоне действий некоторых управляемых рядом спецслужб психопатов, нашедших выход для собственных душевных перверсий в извращенном же понимании Ислама, в массах простых граждан распространяется страх перед любой, даже самой безобидной, исламской атрибутикой.

Люди в благополучных странах, увы, мало информированы о происходящем вне привычной им среды обитания, а потому часто даже не догадываются, скольких несчастных ближневосточных женщин в хиджабах сегодня убивают, насилуют, угоняют в плен взбесившиеся фанатики, с чьими бесчинствами массовое сознание ныне, увы, часто соотносит образ мусульманки в платке как таковой. Была Ницца, был Париж, но был и Багдад, а на днях под Алеппо, вконец чокнувшись, они безжалостно отпилили голову двенадцатилетнему ребенку, который был настолько маленьким и худеньким, что выглядел максимум лет на десять. Прежде чем развязать вакханалию насилия против случайно попавшихся под руку жителей европейских городов, такфиристы залили кровью Ближний Восток – причем кровью не только христианской, но и по большей части мусульманской. Кстати, далеко не все из фанатиков арабы и прочие цветные и черные – среди них немало этнических европейцев, что широко известно и, казалось бы, должно уже давно сломать многие стереотипы.

Мусульманки на улицах неисламских городов ведут себя по-разному. Кто-то активно заявляет о своем резком неприятии девиационных и не соответствующих Исламу такфиристских практик, кто-то болезненно воспринимает любые проявления неприязни к мусульманам, не анализируя трезво ее корней и причин, а кто-то, как страус, прячет голову в песке, желая слиться с общей массой и ни в коем случае ни намеком не выдать собственной конфессиональной принадлежности. Мол, у них «вера в душе», а Ислам – это их сугубо личный духовный выбор, наподобие увлечения цигуном, даосскими практиками, тайским массажем, курсами холотропного дыхания и прочей хари-кришной для офисных работников, которые, устав от безликого дресс-кода и стеклянных перегородок в жужжащих сотней голосов и телефонных звонков офисах, хотят на досуге приобщиться к чему-то эдакому, не отдавая себе отчета, что в своих хобби они столь же неоригинальны, сколь и на своих рабочих местах.

Меж тем Ислам – это не частный выбор и не хобби, а закон и образ жизни, неизбежно проявляющийся визуально и предполагающий исполнение человеком ряда обязанностей, а также предопределяющий многое другое, от внешнего вида до политических убеждений.

Насколько человек прилежно всему этому следует – иной вопрос. В светском государстве это лишь его ответственность перед Всевышним, и перед Ним он, безусловно, рано или поздно будет держать отчет.

В Исламе есть важный принцип – повеление одобряемого и запрет зла. Естественно, он не касается немусульман – они вольны жить по своим законам даже в государстве с исламским правлением; однако просвещать мусульман относительно обязательного и запретного – наш долг. В Священном Коране сказано:«Верующие, как мужчины, так и женщины, – друзья друг другу, они призывают к одобряемому и отговаривают от порицаемого, совершают молитву, вносят закят [налог с имущества в пользу бедных мусульман], повинуются Аллаху и Его Посланнику» (К, 9:71).

То есть, с одной стороны, наша обязанность – напомнить сестре-мусульманке о том, как она должна выглядеть на улице, и, с другой стороны, в светском государстве мы ничего не можем поделать, если она нас не слушает. Это как с тяжело больным человеком: мы можем сколь угодно убеждать его пойти на прием к компетентному специалисту, но, если он твердо намерен лечить онкологию медом, лимонным соком и БАДами, мы, увы, не будем в силах на него повлиять (ну не потащим же мы его к врачу насильно). Хотя, собственно, нужно это прежде всего ему, а никак не нам – и тем более не Всевышнему.

В книге Мухсина Кира’ати «Повеление одобряемого и запрет зла» приводится хадис Пророка (с): «Прегрешение, совершённое скрыто, наносит вред только самому прегрешившему. Однако если он не будет воздерживаться от публичного совершения греха, то это будет ударом по всему обществу»[1].

Не все мусульманки мира носят хиджаб. Не все мусульманки России носят хиджаб. Причины могут быть разными: осуждение со стороны родных, дресс-код на работе и невозможность альтернативного дохода, страх перед реакцией общества, накачанного исламофобскими стереотипами. У некоторых мусульманок, причем чаще, кстати, урожденных, родители, отошедшие от Ислама, проявляют по отношению к исламской атрибутике неимоверную агрессию – причем куда большую, чем родители новообратившихся. Если последние чаще охают-ахают, хватаются за валокордин или, наоборот, ерничают, то у «этнических» все порой драматичнее: в ход идут угрозы, побои, прямое насилие, отъем зарплаты, категоричные запреты – много мне довелось услышать таких историй. А когда гремят очередные теракты, некоторые девушки снимают хиджаб, ибо банально боятся гнева перепуганных граждан.

Во всех этих случаях девушек можно если не простить, то, по крайней мере, понять. Хотя обязанности по ношению хиджаба это в большинстве случаев не снимает, и часто опасность выхода на улицу с покрытой головой этими мусульманками сильно преувеличивается. Могу сказать, что в Москве подавляющее большинство населения реагирует на хиджаб довольно спокойно, только отдельные тетеньки в возрасте напряженно зыркают, и то это в основном проявилось после недавнего всплеска насилия в Европе. Возможно, в провинции иначе, но я знаю многих мусульманок из разных региональных городов, которые даже на работу в платке ходят без проблем. Что до родных, то при должной стойкости и несгибаемости девушки и они со временем сдаются и успокаиваются.

Таким образом, как минимум половина этих «веских» оправданий надуманны, а скрываются за всем этим банальное малодушие и слабость характера.

Пока эти мусульманки ходят по улице в открытой одежде, но нигде не бравируют этим и не пропагандируют это как норму, они не вредят никому, кроме себя. И они, естественно, остаются мусульманками, нашими сестрами по вере. Отказ от хиджаба – это их личное дело в том же смысле, в каком личным делом онкобольного является самолечение травками. Вроде как нам это не вредит, но человека-то жаль.

Иное дело, когда мусульманка не просто расхаживает без хиджаба, но еще и уверенно заявляет об этом как о некой позиции. Например, выступая на одном из федеральных каналов со словами: «В России не ношу хиджаб на улице, потому что мне не нужны лишние расспросы и косые взгляды. Я надеваю его дома, потому что это мой индивидуальный духовный путь». Хуже, когда это говорит деятельница, собирающая людей на целые тренинги и мастер-классы «духовного совершенства» и «восточной женственности», то есть личность, которая, как говорится, широко известна в узких кругах и претендует на роль этакого наставника и гуру. И еще хуже, что она родилась и живет в Москве: где-где, а в столице нет особых проблем с ношением хиджаба по всем правилам, и это вам подтвердят множество соблюдающих мусульманок.

Хоть стой, хоть падай! Вот она, та самая пробоина в палубе корабля. Я не знаю, отдают ли себе такие люди отчет в том, что они – помимо того, что совершают грех и харам – подставляют огромное число других мусульманок, которые запрещенное делать не хотят и не собираются. Причем подставляют по целому ряду пунктов.

Во-первых, вот она, затравка для претензии а-ля «в своих платках ходите дома». Хиджаб не нужен дома. Точнее, дома мусульманки надевают его только во время намаза, а каждый намаз длится 5–10 минут. В остальное время дома мусульманка может ходить в чем ее душе угодно. Если жарко – так и вообще в минимуме одежды. Хоть в шортах, хоть в майке на голое тело, а перед мужем – хоть в белье, хоть без оного. Мусульманка, которая носит хиджаб дома и не носит его на улице, подобна человеку, который обедает в ванной, спит на кухонном столе и ходит в туалет в спальне. Человек неискушенный может этого не знать и потому обронить фразу а-ля «да пусть дома носят свои платки», но когда такое говорит мусульманка, да еще и вроде как просвещенная и начитанная, это нелепо, несуразно и не очень честно по отношению к своим же единоверцам.

Во-вторых, представляю себе, на скольких других мусульманок светские мамы-папы накинулись с очередным потоком неопровержимых аргументов: «Вот, посмотри – есть нормальные мусульманки, которые никакого хиджаба не носят! Это только ты выпендриваешься, как какая-то фанатичка!» Опровергать все это с помощью книг и доводов очень сложно, когда перед глазами у родственников есть живой пример духовно богатой дамы с голубого экрана, которая с умным видом и полным отсутствием хоть какого-то покрытия на голове рассуждает о том, что «непрактикующая мусульманка – это как нетанцующая балерина», из чего зритель делает закономерный вывод, что для практикующей мусульманки в России хиджаб не обязателен, тем более что далекие от темы журналисты отрекомендовали ее как «строго соблюдающую все законы Шариата» (с ее же, видимо, слов).

В-третьих, именно такие выступления дают повод для формирования стереотипа о якобы имеющей место экстремистской настроенности тех, кто соблюдает ясное кораническое предписание носить хиджаб. Мол, нормальные мусульманки ходят как все, тихо и незаметно молясь дома на коврике, а те, которые появляются в хиджабе на публике, или эпатируют общественность, или не сегодня завтра что-то взорвут. На эту же мельницу льют воду барышни в полухиджабах, с шумом и пафосом выдающие за исламскую одежду то, что ею не является.

В-четвертых, в массовое сознание вбрасывается ложное представление о том, что хиджаб предписано носить только в странах исламского мира, а в России можно его запросто снять, ибо это страна преимущественно немусульманская.

Нельзя просто так взять и не носить хиджаб. Нельзя просто так взять и ограничиться полухиджабом. Так же как нельзя просто так взять и не ходить на работу, если ты на нее устроился. И нельзя просто так взять и не делать домашние задания, если тебе их задает преподаватель, а ты студент.

Нельзя просто так взять и называть себя балериной, если ты не танцуешь. Нельзя просто так взять и именовать себя строго соблюдающей законы Шариата, если на голове нет даже косыночки, не говоря уже о настоящем хиджабе. Нельзя кивать на то, что это «мое личное дело», если выбор сделан в пользу религиозной традиции, априори отвергающей постулат о религии как о сугубо частном деле, не соприкасающемся с социально-политической сферой, и вменяющей мусульманам в обязанность повелевать одобряемое и запрещать зло.

Личным делом является то, что называется словом «мубах», – это нейтрально-дозволенное. К этой сфере относится большинство совершаемых мусульманами действий. Быть замужем или не замужем, и за кем, разводиться или не разводиться, и с кем, заводить ли детей, учиться в университете или не учиться, получать права или не получать, отдыхать за рубежом (на море, в горах, на даче, нужное подчеркнуть) или не отдыхать, пить по утрам чай или кофе, ложиться в 11 вечера или в 3 ночи, работать на фрилансе или в штате, ездить за рулем или на общественном транспорте и т. п. (список огромен) – вот это личное дело. В это и правда никто не должен совать свой любопытный нос. Точнее, кое-что из списка является рекомендуемым или не особо поощряемым, но в любом случае у человека есть свобода совершать или не совершать это по собственному выбору. Но то, что касается обязательного (ваджиб) или запретного (харам), – это ни разу не личное дело. Тем, кто хочет с этим поспорить, советую перечитать Коран, причем на арабском, если знания это позволяют.

Честная позиция честной мусульманки заключается в том, чтобы хотя бы откровенно признаться и себе, и людям: да, носить хиджаб обязательно, но я не ношу его, потому что не хватает смелости, твердости и силы духа. А не прибегать к витиеватым мудрствованиям про «веру в душе», личный духовный путь и косые взгляды москвичей. Особенно на камеру.



0 комментариев