Марш "За свободу Газы": как это было...

Перед Вами рассказ Эллен Россер, профессора из Эль-Ариша, преподавателя английского языка, правозащитницы. Эллен приняла участие в марше «За свободу Газы» (FreeGaza.org)...

Каир, 4 января 2010 г.

Марш «За свободу Газы», организованный CodePink , был примечательным опытом по нескольким причинам: он открыл для мира бедствия жителей Газы, наглядно продемонстрировал сущность Египта, как полицейского государства и соучастника страданий детей, женщин и стариков этого палестинского региона.

Наше первое утро в Газе было посвящено путешествию к КПП «Эрец», расположенного на границе с «Израилем». Наш путь лежал мимо руин зданий, разрушенных сионистским образованием во время бойни в декабре-январе 2008-2009 гг. Мы ехали мимо разрушенных зданий правительства, уничтоженных строений ООН, развалин больниц и мечетей, мимо многих-многих жилых кварталов, уничтоженных сионистами во время агрессии в Секторе.

Остановились возле лагеря беженцев, расположенного у границы с «Израилем», где большинство домов разрушены, а семьи вынуждены до сих пор ютиться в палатках, предоставленных ООН, поскольку Египет и его партнер "Израиль" не пропускают стройматериалы в палестинский анклав.

По дороге нам попадались пешеходы – мужчины, женщины и дети – с которыми мы обменивались знаком победы V . Казалось, они были очень рады видеть нас, хотя только двум автобусам с 84 активистами из 1340 человек, которые приехали в Египет, удалось попасть в Газу для участия в мероприятии.

Сам марш прошел по дороге, ведущей к КПП «Эрец». Мы стояли во главе колонны с транспарантом CodePink возле четырех раввинов из «Натурей Карта» в шляпах, смокингах и белых чулках. Они протестовали против существования «Израиля», поскольку это образование было создано при помощи кровопролития, а не мессией. Я и Давид шли прямо за ними. Давид нес большой палестинский флаг, а остальная часть группы шла сзади, смешавшись с жителями Газы. Мы пели «Однажды мы победим», когда достигли той точки, с которой сионисты собирались стрелять по демонстрантам. Выслушали приветственную речь министра по социальным вопросам, который затем объяснил мне, где и как можно встретиться с И.Ханийей. Потом были фотографы и пресс-конференции.

Давида и меня, после некоторых разногласий со службами безопасности, которые не хотели, чтобы участники марша добирались пешком, забрал Ибрагим Рифаи и отвез к себе домой на обед со своей женой Сихам и их тремя детьми. Двое старших очень хорошо говорили по-английски. Но поскольку у мальчиков должны были быть промежуточные экзамены на следующий день, мы не стали засиживаться слишком долго.

На следующее утро некоторые участники пошли осматривать лагерь беженцев и приют для сирот. Я и Давид решили присоединиться к группе, которая рискнула выйти в море на лодке с палестинскими рыбаками. На судне мы достигли той границы прибрежных вод, до которой сионистское образование позволяет палестинцам заниматься промыслом, и видели, как «израильские» канонерки открыли огонь по лодкам, которые осмелились выйти за пределы трехкилометровой береговой линии в поиске рыбы. Напомним, что при посредничестве США была достигнута договоренность, что палестинцам позволяется рыбачить в 12-километровой зоне прибрежных вод. Некоторые рыбаки были убиты и ранены, когда при преследовании косяков тунца выходили за те пределы, которые «Израиль» им «разрешил». После полудня мы отправились туда, где Катлин на стене ООН устанавливала свое огромное мозаичное панно, на котором были изображены люди, смотрящие на 1430 звезд, символизирующих 1430 человек, убитых сионистами в Газе прошлой зимой. Катлин, сама являясь еврейкой, создала эту картину в память о погибших.

Мы планировали посетить фестиваль Аль-Хадж в 5 часов вечера, на котором должен был выступать И.Ханийя. Я хотела поговорить с ним несколько минут. Однако нам сказали, что он там не появится, и мы решили не идти.

Вечером пришли в Музей культуры, чтобы отпраздновать там Новый год вместе с жителями Газы, и некоторые остались, чтобы послушать творчество местной молодежи.

В субботу утром два автобуса отправились к границе, а те из нас, кто хотел побыть дольше, остались в отеле. Джулия, которая собрала 17 тысяч долларов для помощи Газе (преимущественно, это были пожертвования из ее местной мечети), отчаянно пыталась закончить упаковывать детские рюкзаки ручками, тетрадками, карандашами, зубной пастой, щетками и игрушками. Она хотела доставить их и коробки с учебными материалами и принадлежностями в школу в лагере беженцев Зейтун. И тут Ахмад Наджар, представитель министерства образования, сообщил нам, что Египет собирает держать автобусы на границе до тех пор, пока все не прибудут к КПП. Джули расплакалась. Она боялась, что если она сама не передаст гуманитарную помощь, это сделают представители ХАМАС. И тогда ее могут арестовать и бросить в тюрьму за предоставление помощи ХАМАС. Страхи Джули были обоснованы . Двое руководителей организации « Holy Land Turst » получили 45 лет тюремного срока за помощь детскому дому, который управлялся благотворительным обществом, аффилированным с ХАМАС. (Это Движение совершенно безосновательно классифицируется США как «террористическая» организация). Она позвонила тем, кто был в автобусе, и узнала, что они уже въехали в Египет. Тогда мы решили, что проблема решена, и мы сможем остаться и передать рюкзаки со школьными вещами и принадлежностями детям. Однако Ахмад Наджар сообщил нам вечером: представители АРЕ заявили, что те, кто не вернется к получночи 1 января, попадут в черный список и будут немедленно депортированы по возвращении в Египет. Джули снова расплакалась. Некоторые из нас сделали ряд звонков разным египетским чиновникам, и нам сказали, что это не так. Однако мы боялись пойти на подобный риск. В результате Джули договорилась с Ибрагимом Рифаи и Красным Крестом, и организовала все так, что они должны были забрать гуманитарную помощь в 7 утра на следующий день и распределить согласно ее инструкциям. Я готова свидетельствовать об этом в суде, если дело зайдет так далеко. Однако в то же время я призываю всех в США потребовать, чтобы правительство вычеркнуло ХАМАС из террористического списка, куда несправедливо внесло это Движение. Официально, с 2004 г. ХАМАС предлагает решение палестинского вопроса в виде создания двух государств. Движение полностью соблюдало перемирие, и даже небольшие фракции воздержались от запуска ракет «Кассам» по «Израилю». Это абсолютный нонсенс, что ХАМАС включен в этот список.

Вечером, в 8 часов, наш автобус был готов к отправке через границу вместе с 4 раввинами в шляпах, которые не хотели нарушать субботу, их режиссером документальных фильмов Джули и еще 5 участниками марша. Один из жителей Газы, который, по-видимому, принадлежал к партии ФАТХ, зашел в автобус и стал кричать, что ему очень жаль, что мы сталкиваемся с подобными проблемами, и заявил нам, что если бы мы скоординировали свои действия с ПА в Рамаллахе, Египет бы не притеснял нас. Было, действительно, очень поразительно узнать, что Египет и ПА согласовывают то, что происходит на границе с Газой. Иными словами, палестинская администрация соучаствует в блокаде Сектора, и те, кто хочет выехать или въехать в анклав, должны обращаться к Рамаллаху. Таким образом, ПА частично несет ответственность за блокаду Газы, которая является грубейшим нарушением международного законодательства и коллективным наказанием 1 миллиона детей и женщин. «Израиль», Египет и ПА несут на себе клеймо позора за страдания палестинцев.

Когда наш автобус, наконец, прибыл на КПП «Рафах», мы собрали свой багаж и вошли в терминал с палестинской стороны. После того как в наших паспортах были поставлены отметки, мы вернулись в автобус и переехали на египетскую сторону. Там произошла странная вещь: после того как египтяне проштамповали наши документы, спецслужбы почему-то захотели оставить их у себя, а не вернуть нам. Мы стали протестовать, вернулись на терминал, сели и стали звонить в посольство США в Каире, чтобы проинформировать о происходящем. Наконец, после многочисленных звонков, спецслужбы сдались и вернули нам паспорта. Мы залезли в миниавтобусы и отправились в Эль-Ариш.

Четыре раввина хотели остановиться в отеле в Эль-Арише. Я, Давид и еще две женщины собирались остаться в наших двух бунгало, которые мы сняли до 16 января. И тут на нас снова посыпались проблемы. Сначала автобус не остановился возле отеля, где должны были остаться раввины. Мы начали кричать водителю, чтобы он остановился. Наконец, несколько кварталов спустя, возле большой гостиницы у пляжа он затормозил. Полицейские машины окружили нас. Полицейский на английском заявил, что мы должны отправиться в Каир. Мы были против. Пока трое из нас вступили в словесную перепалку с полицией, я схватила ключи зажигания от миниавтобуса и спрятала их в своем ботинке. Джули и две другие женщины в это время требовали, чтобы им позволили пойти в туалет в гостинице, я и Давид - чтобы нам разрешили разместиться в нашем бунгало, а раввины пытались выработать компромисс, чтобы также остаться в ближайшем дорогом отеле. И тут прибыл местный спецназ. Двадцать два молодчика в зеленой униформе, касках и с огромными щитами окружили автобус с четырьмя раввинами, плачущей Джули, просящей, чтобы ее пустили в туалет, и шестью другими мирными гражданами. Я начала смеяться над абсурдностью ситуации, но остальные были разгневаны или запуганы, а потому не поняли моего смеха.

Тут бравые спецназовцы захотели узнать, у кого ключи зажигания от автобуса. Кто-то сказал: «Эллен». Англоговорящий полицейский, которого я видела ранее, подошел к окну и потребовал, чтобы я вернула ключи. Я заявила, что только когда багаж раввинов, который уже был сложен в моем бунгало, отнесут в автобус, когда мне вернут 1300 египетских фунтов, уже заплаченных за гостиницу, и когда трем людям наконец-то разрешат сходить в туалет, - только тогда они получат ключи. Он пообещал, что все будет сделано и снова попросил ключи. Я и остальные ответили, что не доверяем им. Мы спорили несколько минут, и затем я потребовала, чтобы он поклялся Аллахом, что сделает все, что было обещано. Он поклялся, и я отдала ключи. Наш доброжелательный агент Атиф прибыл в два часа утра, велел перенести багаж из бунгало, снял наличные с карточки и передал мне деньги. Рыдающая Джули вместе с двумя другими женщинами под прицелом спецназа проследовала в туалет.

Наконец, в полтретьего утра все условия были выполнены, и нас отправили в Каир. С собой мы увезли действительно запоминающиеся впечатления о том, что же означает «Добро пожаловать в Египет» на самом деле.

Мир и благословение,

Эллен Россер



0 комментариев