Скала на пути правоверных

Скандал с запретом строительства минаретов в Швейцарии получил свое продолжение в российской глубинке

Настоятель храма во имя Всех Святых в Ульяновске протоиерей Алексий Скала выступил против строительства неподалеку от храма мечети, вызвав резонанс городской общественности, вполне сравнимый со швейцарской инициативой. 17 декабря протоиерей Скала распространил через Интернет открытое обращение к губернатору Ульяновской области Сергею Морозову с требованием запретить строительство мечети.

«Речь идет о строительстве большой соборной мечети на перекрестке улиц 12 Сентября и Минаева, – писал священник. – Впервые я услышал об этой идее более месяца назад от вас во время вашего посещения строительной площадки Спасо-Вознесенского собора… Из средств массовой информации православное население области узнало, что строительство соборной мечети рядом со строящимся Спасо-Вознесенским собором все же будет осуществлено… на меня обрушилась лавина вопросов и негодующих обращений от православных жителей нашего города, да и людей далеких от веры, но не отрешающихся от судьбы нашего города, сводящихся к трем вопросам: «Зачем?», «Почему?» и «Что делать?».

И далее: «Я, православный священник, как и моя паства, не хочу молиться и совершать богослужения под призывы к намазу с минаретов рядом стоящей мечети! Я не хочу приносить Великую Бескровную Жертву Святого Причастия в то время, когда рядом будут резать баранов и проливать жертвенную кровь! Если кому-то это необходимо делать в своих культовых целях – это их право, но не рядом с православным храмом!»

Отец Алексий признает, что в северной части Ульяновска есть «еще одно место, где соседствуют мечеть и собор. Там старинный Неопалимовский кафедральный собор находится недалеко от новопостроенной соборной же мечети». Далее священник пишет: «Но, может, уже хватит православным нашего города молиться под призывы муэдзина?»

Не преминул он поднять и тему толерантности к религиозным меньшинствам: «Мне кажется, что в угоду каким-то странным придумкам вроде повсеместной толерантности (так в тексте. – В.М.), кое-кто забывает о правах русского православного народа в своей же стране жить по своим правилам, традициям и вероисповеданию. Что бы мне ни говорили, но народности, исповедующие ислам в нашем регионе, являются национальным меньшинством». Здесь, конечно, ульяновский протоиерей дал маху. По статистике, Ульяновская область по концентрации мусульман традиционно стоит на одном из первых мест во всей России, в середине XIX века в ней было 135 мечетей и многие из них, как водится, с минаретами.

Это не первый конфликт в новейшей истории России, когда православный священник (а скорее – его паства) выступает против строительства мечети. Первым и уже достаточно громким был конфликт четыре года назад в Малоярославце. По какому-то странному совпадению выступление против мечетей в 2005 году тоже последовало сразу после широкого освещения в российских СМИ событий на Западе – начавшихся 28 октября беспорядков в Париже. Точно так же и конфликт в Ульяновске вспыхнул 17 декабря после многочисленных публикаций о прошедшем 29 ноября в Швейцарии референдуме, запретившем строительство минаретов в стране. Роль популярной прессы, которую читают провинциальные священники и их паства (и видят на горизонте призрак «мусульманского нашествия»), тут недооценивать нельзя. Ведь ранее в том же Ульяновске соседство построенной еще в 1994 году рядом с православным храмом большой мечети не вызывало у верующих, да и просто у горожан, никаких отрицательных эмоций.

Вслед за скандалом в ноябре 2005 года в Малоярославце летом и осенью 2006 года по России прокатилась целая волна нападений на мечети (осквернения и поджоги) и их имамов – во Владимире, Ярославле, Яхроме, Сергиевом-Посаде…

К чему способна привести подобная политика в России, где традиционно проживают с давних времен многочисленные народы, исповедующие ислам, страшно представить.

Еще одно новое антимусульманское веяние – выступления против убийства жертвенных животных на праздник Курбан-байрам. Начало этому также дала недавняя публикация в популярной прессе. После недавнего Курбан-байрама питерские журналисты опубликовали статью с названием «В центре Петербурга устроили кровавую резню», перепечатки ее выходили уже с фразами «кавказцы устроили кровавую резню баранов». Хотя на фото был виден не оживленный центр города, а какой-то закуток полузаброшенного двора или переулка (каких в районе Апраксина двора немало), где группа людей разделывала десяток баранов.

Неудивительно, что даже в отдаленных городах после прочтения таких статей люди начинают панически бояться мусульман, их праздников и мечетей.

Между тем, что касается баранов, которых верующие мусульмане режут на праздник Курбан-байрам, вспомним, что подобные традиции отнюдь не чужды и православным. И в наши дни в Болгарии на Успение Богородицы режут ягнят у церкви на праздничную трапезу («НГР» от 02.09.09). На Русском Севере такие общинные праздники, на которые рядом с церквами десятками забивали быков и баранов, массово происходили в начале ХХ века на большие церковные праздники – Петров день, Ильин день, Успение и Рождество Богородицы. Многочисленные примеры этого собраны академиком Борисом Рыбаковым в книге «Язычество древних славян».

На самом деле мечети и мусульманские праздники противоречат отнюдь не каким-то исконным русским или православным традициям, а привычной картине мира советского человека, привыкшего к коллективному единомыслию и единообразию. И если уж маятник качнулся от массового атеизма к массовой религиозности граждан, то опыт сосуществования религий в Российской империи куда более важен и показателен для России. Веками мусульмане и православные нормально сосуществовали в нашей стране. Но после закрытия в 1930-е годы почти всех храмов выросло несколько поколений людей, для которых религиозная жизнь (тем более с этнографическими особенностями) была на самом деле дика и непривычна. Православную Церковь в 1980-е годы привыкли уже воспринимать как «культурное явление», связанное с русским народом в широком понимании того времени, а вот встреча с исламом в последние десятилетия стала шоком.



0 комментариев