Чеченскому общественнику Руслану Кутаеву вынесли приговор

7 июля 2014 года в Урус-Мартановском городском суде Чеченской республики завершился процесс по делу Руслана Кутаева, обвиняемого по ч. 2 ст. 228 (незаконное хранение наркотиков в особо крупном размере) УК РФ. Судья Александр Дубков признал его виновным и приговорил к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима и ограничению свободы сроком на один год с запретом посещать общественные мероприятия и заниматься общественной деятельностью, сообщает Правозащитный центр «Мемориал».

ПЦ «Мемориал» считает обвинительный приговор несправедливым, не основанным на материалах дела и политически мотивированным. Ранее центр признал Кутаева политическим заключенным. По мнению специалистов «Мемориала», уголовное дело против него сфабриковано.

Руслан Кутаев - президент «Ассамблеи народов Кавказа», известный чеченский гражданский и общественный деятель. Он один из немногих, кто, живя в Чечне, позволял себе публичные критические высказывания относительно руководства ЧР.

Кутаев был одним из организаторов и ведущим научно-практической конференции «Депортация чеченского народа. Что это было и можно ли это забыть?», которая прошла 18 февраля 2014 года в г. Грозном. Конференция была приурочена к очередной годовщине депортации 23 февраля 1944 года и проводилась без согласования с властями ЧР.

Руководство ЧР негативно отреагировало на проведение конференции, так как с 2012 годавласти ЧР отменили все официальные мероприятия, которые раньше проводились в республике 23 февраля, в день депортации, перенеся День памяти и скорби на 10 мая.

19 февараля Кутаев уехал из своего дома в селе Ачхой-Мартан к родственникам в село Гехи, а вскоре ему от жены стало известно, что его разыскивают силовики.

По версии обвинения, 20 февраля 2014 года Кутаев был случайно задержан полицейским патрулем на улице в с. Гехи, т.к. его поведение показалось подозрительным. При досмотре полицейские якобы нашли у него пакетик с веществом бежевого цвета. В протоколе личного досмотра утверждалось, что в ответ на вопрос о содержимом пакетика Кутаев ответил, что это наркотическое вещество героин, а пакетик он нашел в такси, на котором ехал.

Однако в суде сторона защиты убедительно доказала, что силовики пытались задержать Кутаева по месту его жительства, в с. Ачхой-Мартан, раньше, чем он был задержан в с. Гехи. В первой половине дня 20 февраля Руслан Кутаев сделал ряд звонков знакомым в Москву и другие города и сообщил им, что опасается репрессий и намерен уехать из Чечни.

Большинство из допрошенных в суде сотрудников полиции не смогли внятно объяснить, в чем именно состояла подозрительность поведения Кутаева, кто отдал приказ о проведении оперативно-профилактических мероприятий в Урус-Мартановском районе, когда, в каком составе они приехали в с. Гехи и уехали из него. Показания полицейских были противоречивы и в том, сколько людей они проверили в тот день в ходе оперативно-профилактических мероприятий. Одни из полицейских сообщил суду, что до задержания Кутаева они никого не проверяли. Другие утверждали, что проверили несколько человек.

«Мемориал» предполагает, что люди, бывшие, согласно версии обвинения, понятыми при досмотре Кутаева, на самом деле не присутствовали при этом. Оба понятых оказались жителями не Гехи, а Грозного, один из них неоднократно привлекался сотрудниками отдела по незаконному оборону наркотиков Управления уголовного розыска МВД по ЧР в качестве понятого и ранее был осужден условно за незаконный оборот наркотиков.

Защита в суде убедительно доказала и то, что протокол осмотра места событий был сфальсифицирован.

Свидетель обвинения Саид Боботыев (родственник Кутаева) заявил, что Кутаев был задержан не на улице, а в доме свидетеля, никакого пакетика у Кутаева из кармана не изымали, протокол не составляли. Также свидетель заявил, что протокол его показаний, имеющийся в деле, не отражает его показания, которые он давал следователю.

В ходе судебного заседания врач-невролог, проводившая освидетельствование Кутаева, сообщила, что не знает, кто добавил в подписанный ею протокол сведения о наличии в моче Кутаева кодеина и морфина. Она сказала, что забор проб для анализа не делала, лабораторное исследование проводила также не она, кем и когда оно было проведено, свидетель не знает.

Также суду были представлены доказательства того, что обвиняемого пытали. Факт наличия на теле Кутаева гематом, следов применения электрошокера и признаков перелома ребер подтвердил посещавший его после задержания руководитель МРО «Комитет против пыток», член Совета по правам человека при президенте РФ Игорь Каляпин (24 февраля 2014 года). Это же отражено и в справке о посещении Кутаева членами Общественной наблюдательной комиссии ЧР Миланой Бахаевой и Раисой Борщиговой (26 и 27 февраля 2014 года). При этом родственники Кутаева утверждают, что на момент задержания сотрудниками полиции у него не было видимых телесных повреждений. На первой же встрече с адвокатом по соглашению Петром Заикиным Руслан Кутаев дал письменные показания о пытках, а позже обратился с подробным заявлением в СК РФ.

Прокурор Баханоев выступил в прениях кратко и фактически повторил обвинительное заключение. Все, что происходило на протяжении трех месяцев в суде, никак не сказалось на содержании его речи.

Выступление адвокатов Кутаева Ильяса Темишева и Петра Заикина заняло в общей сложности более трех часов. На основании представленных суду фактов они доказывали суду, что Кутаев невиновен, обвинение целиком строится на фальсификациях.

Приговор будет обжалован, заявил адвокат Заикин. Руслан Кутаев настаивает на своей невиновности.



2 комментариев


  1. (11.07.2014 11:53) #
    0

    Помнится, некоторые братья возводили Кадырова в ранг героя своего народа.