"Тема исламской экономики становится все более актуальной" - Мадина Калимуллина

Не так давно в Дубаи завершился Всемирный исламский экономический саммит. На нем обсуждались всевозможные вопросы, связанные с развитием исламской экономики. Быть может, кому-то это покажется "внешней новостью". Но это не так. Ибо в России исламская экономика динамично набирает обороты. Так, в начале октября в Казани в рамках V Международного экономического саммита России и стран Организации исламского сотрудничества состоялся ежегодный форум "Казань саммит 2013". В Москве, в свою очередь, уже 4 раза проходила Международная выставка Халяль (Moscow Halal Expo). На лето 2014 года запланирована 5-я.

Что же такое "исламская экономика" и чем она отличается от "просто экономики"? Об этом рассказала кандидат экономических наук, директор департамента экономики Совета муфтиев России, директор Moscow Halal Expo Мадина Калимуллина.

— Правомерно ли вообще понятие "исламской экономики"? Разумно ли давать науке и хозяйственной практике определение, связанное с каким-то мировоззрением?

— Давайте вспомним Макса Вебера, который написал труд "Протестантская этика и дух капитализма", где достаточно четко увязывается протестантизм и экономическое поведение, что впоследствии повлияло на развитие капитализма. Догматика, в том числе религиозная, имеет влияние на экономическое поведение и отдельного человека, и даже целых государств. Об этом написаны многочисленные труды.

Сейчас тема исламской экономики становится все более актуальной. Следует сказать, что некоторые ее основы есть также и в христианстве. Это вопросы, связанные с ролью человека на земле и ответственностью за сохранение ресурсов, вопросы собственности, а также запрет воровства, обмана, ростовщичества и др. Но именно в исламе ко всем этим пунктам подход сегодня наиболее жесткий. Мусульманин обязан следовать тем положениям, которые есть в его религии, а в ней, в свою очередь, нет разделения на светскую и духовную жизнь. Такое четкое разграничение запретного (харам) и дозволенного (халяль) и привело к тому, что мы говорим об исламской экономике именно как о доктрине.

Среди видов деятельности, являющихся запретными, — любые сделки с незаконными товарами. К таковым, помимо законодательно запрещенных, в исламе относятся свинина, алкоголь, табак и все, что прямо вредит здоровью человека и общества. В исламе, как и в христианстве, присутствует запрет на ростовщичество, под которым понимается какой-либо неравноценный обмен, штраф за просрочку выплаты долга, а применительно к банковским операциям — запрет на кредитование и прием вкладов под проценты. Применительно к торговле – запрет на контроль ценообразования, на спекулятивное завышение цен, когда товар скупается с целью образования дефицита и затем реализовывается по завышенным ценам.

— Но как может работать банк, если он не получает проценты за предоставление кредитов?

— Исламский банк – это фактически торгово-инвестиционная компания, которая также занимается расчетами и денежными переводами. Понятие "кредит" в такой компании может быть только в одном значении – беспроцентный кредит, который выдается в ограниченных объемах на благотворительные цели. Остальные операции исламских банков – это совместный бизнес, проектное финансирование, торговое финансирование, аренда, авансовое финансирование, подряд и др. То есть, исламский банк непосредственно участвует в бизнесе, его доход связан с прибыльностью бизнеса, и он также несет риски, которые разделяют с ним его вкладчики – соинвесторы, открывшие в таком банке инвестиционные счета на основе принципа доверительного управления.

Таким образом, прибыльность исламских банков может быть в разы выше обычных банков, но в то же время может быть и ниже, если ситуация в реальном секторе не самая позитивная.

Однако именно в специфике используемых договоров кроются трудности развития исламских банков. Ведь, согласно закону о банках и банковской деятельности (не только России, но и многих стран мира), банки не имеют права выдавать и принимать беспроцентные кредиты, заниматься торговой деятельностью, участвовать в уставном капитале компаний и т.д. Более того, развитие исламских финансовых договоров через небанковскую сферу также встречает сложности. В частности, операции становятся более дорогими ввиду двойного налогообложения (НДС) в торговых операциях.

— Как могут быть конкурентоспособными исламские бизнесмены, если, помимо разных запретов на финансовые операции, они ещё платят закят?

— Ни одно из ограничений, наложенных на ведение бизнеса для мусульман, не может быть причиной низкой конкурентоспособности. Да, предприниматель-мусульманин не берет кредитов в банке и не перекредитовывает свои долги, как делают многие на рынке. Однако чье состояние более стабильно – того, кто работает на основе собственных средств и средств партнеров, или того, кто работает на чужих деньгах и имеет постоянно растущие долги? Что касается закята, то это отчисления с имущества (кроме оборудования и расходных материалов), составляющие 2,5% и подлежащие выплате ежегодно. Можно сказать, что выплата закята, обязательная для всех обладающих достатком определенной величины, в какой-то степени является стимулом для экономических субъектов заниматься предпринимательской деятельностью, "чтобы имущество не иссякло в результате выплаты закята"…

— На Ваш взгляд, исламская экономика в России развивается успешно?

— Сначала, в 1990-е годы, были хаотичные попытки что-то предпринять, у кого-то это получалось, у кого-то нет. В то время появлялось много мошенников, которые, увидев, что мусульмане стали употреблять в пищу халяль, начали просто наклеивать специальную маркировку либо привлекающие надписи ("мусульманская") или изображения (мечети, полумесяца) на обычные продукты, выдавая их за халяль-продукцию. Это привело к тому, что в 2002 году Совет муфтиев России по распоряжению председателя муфтия шейха Равиля Гайнутдина приступил к разработке и впоследствии принял стандарт производства продукции "халяль", началось развитие системы добровольной сертификации "халяль". Если в 2003-2004 годы были только первые птицефабрики, на которых отрабатывался стандарт халяль, то сейчас их уже десятки. И они не просто производят в рамках внутреннего рынка, часть уже вышла на экспорт своей продукции. Хотя и в настоящее время в некоторых регионах, где, преимущественно, мало мусульман, все еще есть нехватка мясной продукции халяль.

Активный рост рынка наблюдается также в сфере одежды для верующих женщин, причем, продукция мусульманских дизайнеров пользуется спросом и у христианской, и у иудейской общин. Практически каждую неделю можно услышать о каком-то новом начинании в области дизайна.

Следующим этапом развития исламской экономики на территории РФ можно назвать активное развитие сферы услуг. Это, к примеру, халяль-туризм. Он пока еще не пользуется массовым спросом, но количество его потребителей постепенно увеличивается.

Сегодня в России, в целом, если не брать уровень мини-предприятий, около 300 компаний, специализирующихся на халяльных товарах и услугах. С 2012 года в рамках созданного Евразийского союза стандартизации и сертификации "Халяль" было достигнуто соглашение о едином реестре сертифицированных предприятий, единой маркировке халяль и едином стандарте между Россией, Казахстаном и Белоруссией.

В свою очередь, количество потребителей халяль-продукции и услуг оценить сложно ввиду разнообразия продукции и активного роста секторов, хоть и разными темпами. По нашим оценкам, сегодня стабильный осознанный спрос на халяль-продукцию в сфере продовольствия предъявляют свыше 2 миллионов человек, в сфере мусульманской одежды — около 500 тысяч человек. В сфере исламских финансов – не более 100 тысяч человек.

— Подъемы каких сфер можно прогнозировать в ближайшее время?

— Потенциальные потребители халяль – это минимум 25 миллионов коренных мусульман России, плюс около 10 миллионов трудовых мигрантов, а также большое число покупателей среди немусульман, посчитать которое пока сложно. По нашим оценкам, наибольший рост продолжится в сфере продуктов питания халяль, в частности, мясомолочной продукции и кондитерских изделий. Следует ожидать расширения географии производства, а также появления и расширения специализированных торговых сетей, где вся продаваемая продукция будет соответствовать требованиям "халяль".

— Как реагирует на рост исламской экономики российская власть?

— Исламская экономика не представляет собой что-то такое, что не вписывается в рамки правового государства. Это дополнительные добровольные обязательства, которые берет на себя бизнес, с точки зрения соблюдения морально-нравственных норм. А потребители и вовсе не ограничены. В Москве магазины халяль пользуются большим спросом и среди чиновников, и депутатов Государственной думы. Для мусульман халяль – это нечто дозволенное, а для немусульман – качественное, здоровое. Проводимую нами выставку Moscow Halal Expo ежегодно поддерживают федеральные министерства и правительство Москвы, представители которых принимают участие в церемонии открытия мероприятия и в рамках сессий деловой программы.

Правда, Центральный банк России пока весьма недоверчиво относится к вопросу исламских банков в нашей стране. Об этом свидетельствуют ответы и главы Минэкономразвития (Алексея) Улюкаева, который во время своей онлайн-конференции, проходившей пару лет назад (тогда он был первым заместителем председателя Банка России — ред.), сказал, что в банковской системе России есть вопросы поважнее, и ЦБ РФ — на запросы отдельных финансовых организаций и физических лиц.

Существуют и сложности, связанные с самими мусульманами. Среди 25 миллионов коренных мусульман, которые проживают на территории России, очень небольшой процент (5-10) пользуется активно всеми сферами халяльной индустрии. Особенно низок спрос на финансовые услуги. Многие пока смутно представляют себе, даже как правильно оформлять договора о займе, совместном бизнесе или доверительном управлении.

— Но могут ли мусульмане на территории России осуществлять какие-то финансовые операции, не нарушая границ дозволенного?

— Сегодня в России есть ряд успешно действующих исламских финансовых небанковских компаний. Они зарегистрированы в форме товарищества на вере, либо представляют собой торгово-инвестиционные компании. В части банковских операций некоторые из них работают с банками в рамках "исламского окна", то есть открытия отдельного корреспондентского счета, отдельного филиала и отдельных операций с тем, чтобы разграничить финансовые средства, которые осуществляются банком по запретным и дозволенным операциям, с точки зрения ислама. Но, согласно законодательству, такой банк может осуществлять только расчетно-кассовое обслуживание и обменные операции. Поэтому стоит вопрос о его окупаемости. Филиалы, работающие по таким принципам, являются партнерами инвестиционной компании, которая при них действует. Мне кажется, пройдет минимум 3-5 лет, прежде чем вопрос создания исламских банков в России будет активно стоять в повестке дня.

Кстати, вопрос о создании российско-арабского исламского банка уже несколько лет назад поднимался в рамках деятельности Российско-арабского делового совета, однако по сей день не получил реализации.

— А как может быть конкурентна продукция халяль, если она дороже?

— Во-первых, если говорить о продуктах питания, то цена на "халяль" выше максимум на 10%, зато качество говорит само за себя. Относительно более высокая цена также обусловлена пока небольшими масштабами производства и оказания услуг. С ростом уровня продаж и расширением географии есть вероятность снижения цены по отдельным категориям услуг.

Если же исходить из позиции верующего человека, то продукцию, являющуюся харамом (то есть запретной), он купить не может априори, потому она для него не имеет ценности. Таким образом, халяльные услуги для мусульманина – вне конкуренции.

— В каких регионах РФ лучше всего развита халяль-индустрия и исламская экономика в целом?

— Выделяются Москва и Татарстан. Следом, наверное, идет Башкирия. Потом можно обозначить какие-то регионы Кавказа, но по определенным направлениям у них только начинается актуальная работа. Что касается Санкт-Петербурга, там тоже, в принципе, есть интересные направления, проекты. Неоднократно мы получали запрос о том, чтобы провести в Санкт-Петербурге выставку "Халяль". Но пока северный рынок еще дозревает…

— Можно ли говорить о какой-то стране, которая достигла наивысшего развития исламской экономики?

— Это Малайзия, ОАЭ, которые взяли активный курс на позиционирование себя в качестве некого международного халяльного хаба. Безусловно, можно выделить и Великобританию, которая учла в своем законодательстве все возможные договоры исламского финансирования путем внесения поправок в закон о финансах (Finance Act), начиная с 2003 года. Этой осенью в Лондоне прошел Всемирный исламский экономический форум. Лондон очень нацелен на этот рынок, на его развитие.

— Какую роль сыграли (и играют) нефтяные деньги арабских режимов в работе исламской экономики?

— Во-первых, эти ресурсы позволяют развивать экономику данных государств в принципе. Во-вторых, благодаря этим ресурсам были созданы и по сей день успешно работают крупнейшие исламские банки Залива и мира – Al Rajhi Banking and Investment Corporation, Dubai Islamic Bank, Abu Dhabi Islamic Bank, Kuwait Finance House, AlBaraka Banking Group и др. В-третьих, часть из этих банков является крупным инвестором на международных рынках. Естественно, эти инвестиции осуществляются не на процентной основе, но на принципах участия в капитале и проектного финансирования. К слову сказать, в 2010 году первый исламский банк в Казахстане был открыт посредством инвестиций исламского банка эмирата Абу Даби – банка "аль-Хиляль". В Европе (особенно в Лондоне) сегодня крупнейшим инвестором многих инфраструктурных проектов выступают исламские банки и инвестиционные фонды.

— Развитие исламской экономики на территории России — это, в основном, дело рук самих мусульман?

— С 2010 года в России действует экспертное сообщество, которое называется "Российская ассоциация экспертов по исламскому финансированию". И среди экспертов достаточно много немусульман. Многие кандидаты и доктора наук, не исповедующие ислам, пишут исследования на тему исламской экономики. Производители продукции халяль тоже далеко не всегда мусульмане.

Рамки дозволенного и запретного в экономических отношениях в спорных вопросах могут определить люди, имеющие высшее образование в области шариата (исламского права) – это, конечно, мусульмане. Однако чтобы работать в системе исламской экономики, необязательно быть мусульманином.

Для того чтобы человеку стать хорошим специалистом в исламских финансах, необходимо высшее образование (экономическое, юридическое), прохождение курсов повышения квалификации по исламским финансам. Обучение желательно дополнить стажировкой в каком-нибудь инвестиционном исламском банке. В Бахрейне или Малайзии. Или же в Лондоне. Всего этого будет достаточно при условии, что человек по мере своей рабочей практики будет развиваться в своей специализации. Тем более что каждая страна имеет свою специфику, свои регламенты деятельности организаций.

Беседовала Светлана Абросимова, студентка СПБГУ



1 комментариев


  1. (20.01.2014 19:22) #
    0

    Ислам является решением любой проблемы любого человека, так как это система от Создателя идеально подходит человеку! Но в современном обществе, где доминируют светские законы, можно ли достичь благой прибыли?