«Решение о моем недопуске в Общественную палату России было принято заранее»

В конце минувшей недели завершилось интернет-голосование в Общественную палату России. Закончились они не без скандала — двое кандидатов из Кавказа были сняты за пять часов до официального объявления прекращения голосования. Руслан Курбанов рассказал корреспонденту «НД» о своем участии в этих выборах.

Отметим, что новый созыв Общественной палаты России формировался в несколько этапов. 40 членов были назначены президентом России, 83 члена делегировались от региональных общественных палат, а остальные 43 члена должны были пройти в ОП по результатам рейтингового интернет-голосования. Такой формат был применен впервые, голосование стартовало 1 и закончилось 30 мая.

Свою кандидатуру в члены ОП по направлению «развитие информационного общества, СМИ и массовых коммуникаций» выставил и вице-президент Федеральной лезгинской национально-культурной автономии, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт Рабочей группы ОП РФ по Кавказу Руслан Курбанов.

Незадолго до прекращения выборов, кандидатуры Курбанова и общественного деятеля из Карачаево-Черкесии, главы Российского конгресса народов Кавказа Алия Тотуркулова были сняты.

Решение об этом было принято 30 мая, за пять часов до окончания голосования, на заседании Рабочей группы по организации и проведению конкурса. Помимо них была снята также кандидатура Александра Рявкина.

По словам главы рабочей группы Владислава Гриба это было сделано из-за применения незаконных информационных технологий (DDOS-атаках, накрутках) и попытках покупки голосов: «В результате проведения анализа значений скорости и территориальной принадлежности поступающих голосов появилась возможность свидетельствовать о том, что в голосовании были задействованы технические средства, а именно — роботизированные программы, так как данные значения невозможно реализовать в случае, когда голосуют реальные физические избиратели».


О том, как проходило голосование и что он думает о ее итогах Руслан Курбанов рассказал корреспонденту «НД».

— Официальные представители Общественной палаты России лично вам объяснили причины, по которым вы были сняты с голосования?

— Нет, нам до сих пор никто ничего не объяснил. О них мы узнали через СМИ. Хотя у аппарата Общественной палаты были наши электронные почты, номера телефонов. Никто даже не удосужился позвонить или написать нам.

30 мая вечером у здания ОП собрались сотни возмущенных наших избирателей, но кроме певицы Дианы Гурцкой, которая взяла на себя смелость переговорить с возмущенными, к ним никто не вышел. Все остальные работники, получается, прятались за спиной хрупкой девушки.

— Вы пять лет работали экспертом Общественной палаты и теперь, когда претендуете в ее состав, вас снимают за несколько часов до окончания. Для вас не показалось странным такое отношение к своим экспертам?

— У нас в чиновничьей среде царит бездушное отношение к человеку, даже если он был многие годы твоим коллегой. Если есть сигнал, что кого-то надо оставить за бортом, то в его сторону никто не посмотрит. Этого не избежал в свое время и бывший премьер-министр Михаил Фрадков.

— Рабочая группа считает, что вы «накручивали» голоса. Возможно ли такое при голосовании через портал «Госуслуги»?

— Примерно на третьей неделе голосования поддержка избирателей уже выводила меня в лидеры голосования, но затем меня обошли конкуренты. Второй раз мы в лидеры выбились в последние три дня голосования.

Для того чтобы проголосовать, необходимо было получить через «Почту России» коды активации, а они массово стали приходить только под конец месяца. Соответственно люди, чтобы не упустить время, собирались в штабах, чтобы успеть проголосовать.

Именно с этим запоздалым приходом в регионы писем с кодами активации и был связан резкий рост числа проголосовавших за нас именно в последние дни. На момент снятия моей кандидатуры за меня было отдано около 42 тысяч голосов.

— В ОП считают, что вы использовали специальные роботизированные программы, которые голосовали с невероятной скоростью.

— Максимальная скорость голосования за нас была 1600 голосов в час, это при том, что у наших конкурентов по другим группам скорость доходила до трех тысяч голосов в час. Причем в полночь. Один из них, например, руководитель профсоюза птицеводов.

Кто знает в стране этот профсоюз и кто за него так отчаянно голосует в полночь?

Большое количество избирателей шло на подкуп голосов, были открыты пункты по скупке голосов. У нас есть ссылки на эти объявления.

Один кандидат даже предлагал косвенный подкуп — за голоса он предлагал скидки на подмосковные земли. Эти факты никого не интересуют, но зато двух кандидатов от кавказских организаций очень быстро сняли за пять часов до окончания голосования, чтобы гарантировано пронести своих кандидатов.

Своим заявлением о накрутке нами голосов с помощью роботизированных программ Общественная палата саму же себя и дискредитировала. Если безопасность портала Госуслуг, через который и шло голосование, можно так легко взломать – то все эти выборы надо отменять. Поскольку у других кандидатов было бы гораздо больше возможностей ее взлома, чем у кандидатов с Кавказа.

— А с какой целью создавались специальные штабы?

— Чтобы проголосовать, необходимо было зарегистрироваться, а для подтверждения регистрации получить по почте код активации. Затем, чтобы проголосовать, приходилось переходить с одного сайта на другой.

В итоге люди, которые привыкли только проверять электронную почту, путались и бросали на полпути, пока наши штабы не предложили им свою помощь в регистрации. Штабы были созданы по всему Кавказу и всей России.

— С чем вы связываете такое нежелание видеть вас в составе ОП?

— Я так полагаю, решение о нашем не допуске в палату было принято не в последний день, это было решено задолго до окончания голосования. В группе Тоторкулова «Межнациональные отношения» и в моей «Развитие СМИ» слишком много было креатур власти, которые могли напрямую договариваться о вхождении в ОП.

А такой прыти от кавказских кандидатов мало кто ожидал, думали просто, что останемся в конце рейтинга. А мы из-за невероятного подъема гражданского самосознания возглавили рейтинги. Но как оказалось, голос Кавказа в ОП РФ не нужен ее руководству.

— Лично для вас, что значит членство в Общественной палате России?

— Я знаю эту структуру изнутри, поскольку уже пять лет являюсь ее экспертом. В ней не предусмотрена зарплата для ее членов, им не даются привилегии, служебные машины или роскошные кабинеты. Естественно я шел туда не за регалиями.

Единственное, что получает член ОП — это право писать официальные запросы в органы государственной власти с требованием соблюдения прав и свобод человека в разных сферах — будь-то социальной, образовательной, межнациональной.

Я шел, чтобы иметь в истерической волне, которую накрыла наши СМИ в последнее время, возможность защитить доброе имя Кавказа, ислама, своих земляков и единоверцев, а также остальных граждан РФ.

Видимо, такого активного члена в палате и не захотели видеть. Им наверное нужны гораздо предсказуемые птицеводы и работники профсоюза крематориев, которые гарантировано и прошли в палату.

— Владислав Гриб назвал интернет-голосование новым шагом развития электронной демократии в стране. Судя по тому, что вы рассказываете, это не совсем соответствует правде.

— Любая попытка облегчить демократические процедуры в стране, должна приветствоваться. Но у нас в стране как всегда все делается невероятно усложненно, невероятно замудренным путем, чтобы иметь возможность обойти все эти механизмы, создаваемые якобы для прозрачности.

В итоге мы получили шестиэтажную, абсолютно непрозрачную систему, когда в процессе голосования были задействованы такие структуры как «Ростелеком», «Госуслуги», «Почта России», Российская общественная инициатива, сайт Общественной палаты.

Ничего удивительного я не вижу в том, что эти выборы закончились скандалом, фарсом, профанацией и дискредитацией всей системы прямого голосования для граждан РФ. Думаю, итоги выборов должны быть пересмотрены, или хотя бы существенно доработана сама система он-лайн голосования.

— В случае пересмотра, вы намерены предпринять еще одну попытку войти в состав ОП? И собираетесь ли вы оспорить итоги голосования через суд?

— Сейчас юристы РКНК и ФЛНКА работают, над тем, чтобы отстоять права наших избирателей в правовом поле. На мой взгляд, это абсолютно малоперспективное дело, потому что мы знаем, как в нашей стране умеют затягивать дела в судах, доводить до полного маразма, чтобы человек угробил все свои силы в этих бесконечных тяжбах.

Более эффективный метод — доведения до сведения ответственных чиновников о сложившейся позорной ситуации, в том числе до высшего руководства страны. А мою дальнейшую возможность работать в ОП с этим созывом должен определять не я, а мои избиратели, я буду полностью полагаться на их мнение.

Сейчас наши штабы инициируют сбор подписей к высшему руководству страны, с тем, чтобы обратить внимание к абсолютно дискредитирующим итогам выборов. Общественная палата этим голосованием полностью дискредитировала себя в глазах, в первую очередь, всего Кавказа.

И я просто не представляю себе как этот созыв, который избран на три года, будет работать с кавказскими регионами. С каким лицом они будут приезжать на Кавказ и рассказывать о демократии, о свободе волеизъявления, о защите прав и свобод граждан России.

Поэтому, я считаю, что это удар по легитимности самой палаты, по ее возможности работать в национальных регионах. Я призываю земляков проявить максимум гражданской сознательности, чтобы впредь не позволять вытворять с нами подобные фокусы.

— В этой ситуации, думается, ждать помощи от руководства республики не придется, так как министерство печати и информации и Союз журналистов Дагестана призывали поддержать вашего прямого конкурента — руководителя холдинга «КЧР медиа» Александра Малькевича.

— Я думаю, по Малькевичу - это был чиновничий циркуляр, который спущен с уровня СКФО. Он возглавляет телекомпанию, но на Кавказе он не известен широкой публике. Голосование показало, что обычными чиновничьими циркулярами здесь ничего не решается.

Тут нужна широкая гражданская мобилизация избирателей, что мы с моим старшим партнером и соратником Алием Тоторкуловым и попытались сделать при поддержке избирателя.

Я не понимаю, как органы госвласти могут призвать поддержать какого-либо кандидата при общественных выборах. Это же выборы не в органы власти – а в структуру гражданского контроля за властью со стороны общественности.

В завершение, хотел бы обратиться к своим землякам со словами искренней признательности за ту поддержку, которую они мне оказали на этих выборах. Вместе мы совершили невероятное – обошли все договорных кандидатов и вышли в лидеры голосования.

Это настоящая победа дагестанских, кавказских и российских избирателей над бюрократами, не признающими за жителями страны прав самим избирать своих представителей.

И таких побед у нас еще будет немало…

Мурад Мурадов



2 комментариев


  1. (11.06.2014 17:12) #
    0

    А зачем там хорошие полемисты?

    • (12.06.2014 13:22) #
      0

      А вы этого субъекта,вообще-то считаете, полемистом и дискутантом?