Кровавая интеграция

Мусульманская и кавказские общины Москвы взбудоражены последним происшествием. Две недели назад в столице пропали несколько мусульман, возвращавшихся после посещения московской мечети. Пресс-служба правозащитного центра «Мемориал», куда обратились родственники пропавших, распространила эту информацию по всем СМИ.

По их данным, 24 сентября пять человек, трое из которых, — жители Северного Кавказа, пошли в мечеть на «Новокузнецкой» для совершения пятничного намаза. До сих пор судьба всех пятерых исчезнувших, среди которых были дагестанцы и выходцы из других кавказских республик, — Зелимхана Чибиева, Магомеда Исрапилова, Джамала Магомедова, Акила Абдуллаева и Довара Асадова родственникам не известна.

«Все пятеро исчезнувших были знакомы», — уточняют сотрудники «Мемориала». Ссылаясь на данные родственников пропавших, правозащитники сообщили, что из правоохранительных органов поступила неофициальная информация о том, что мужчины были задержаны по подозрению в совершении преступления.

Правозащитники уже направили запросы в Генпрокуратуру и Следственный комитет, а также обращения Уполномоченному по правам человека в России и Уполномоченному по правам человека в Москве.

Ранее в докладе «Механизмы безнаказанности на Северном Кавказе (2009—2010 гг.) — как они работают?» Правозащитный центр «Мемориал» выразил тревогу в связи с тем, что практика насильственных похищений, практикуемая силовиками на Кавказе, распространяется на другие регионы России.

Нам с коллегами уже неоднократно приходилось писать о том, что за последние десятилетия активной борьбы с террористической угрозой и религиозно-политическим экстремизмом предельно очевидно обозначился разрушительный процесс. Он заключается в том, что не нормы российских законов, не принципы справедливости, не укрепление законности, не защита прав человека начали все шире проникать на Кавказ, а совершенно наоборот — именно беззаконие, нарушение прав человека, жестокие и циничные убийства, взрывы и похищения начали все шире проникать на улицы российских городов.

К примеру, когда Анна Политковская почувствовала угрозу своей жизни на Кавказе, она предпочла остаться в Москве. Видимо, она все-таки верила, что Москва — это не Махачкала и не Назрань, где журналистов и оппозиционеров убивают на улицах. Но оказалось, что для некоторых вся Россия превратилась в большой Кавказ.

То же самое касается показательных убийств и расправ над бывшим командиром отряда «Горец» Мовлади Байсаровым, депутатом Государственной Думы Русланом Ямадаевым, адвокатом Станиславом Маркеловым, главой Хасавюртовского района Алимсолтаном Алхаматовым, следователем дагестанской прокуратуры по особо важным делам Назимом Казиахмедовым.

Совсем недавно уже в Тюмени среди бела дня был в упор расстрелян имам новоуренгойской мечети, руководитель мусульманской общины в структуре Совета муфтиев России Исамутдин Акбаров. Особый цинизм данному преступлению придает тот факт, что это убийство отца десятерых детей и уважаемого религиозного лидера было совершено накануне приезда в Тюмень премьер-министра Владимира Путина и накануне инаугурации губернатора Тюменской области Владимира Якушева.

На эти факты, а также на тот факт, что данное убийство по «кавказской схеме» произошло в мирном сибирском городе, обращают особое внимание в Совете муфтиев России. Так этот ли эффект был целью уже многолетней силовой операции на Кавказе? Такой ли правовой, а вернее, «внеправовой» и кровавой интеграции Кавказа добивалась власть в регионе?



0 комментариев