Кавказские Кашины

В чем разница в ценности жизни московских и региональных журналистов

В Дагестане несколько дней назад избили журналиста газеты «Черновик» Магомеда Ханмагомедова (см. стр. 6), а в Москве избили журналиста газеты «Коммерсант» Олега Кашина. Первое избиение не привлекло ничьего внимания, кроме интернет-ресурса «Кавказский узел». А второе избиение просто взорвало российскую информационную среду и стало событием международного масштаба.

Российские СМИ наперебой выбрасывают в эфир кричащие заголовки: «Госдепартамент США призвал Россию найти и наказать напавших на Олега Кашина», «Международная журналистская конфедерация обеспокоена судьбой Кашина», «В Москве пройдет пикет с требованием найти заказчиков нападения на Кашина», «Журфак МГУ подготовил обращение в поддержку Олега Кашина», «Дело о нападении на журналиста Кашина будут вести лучшие следователи»…

На этой информационной волне вновь заговорили о законопроекте об ужесточении ответственности за нападения на журналистов. В ответ руководитель Президентского совета по правам человека Михаил Федотов заявил, что этот законопроект уже передан президенту Медведеву. Весьма похвальная реакция журналистского, правозащитного, чиновничьего и даже международного сообщества на вопиющий случай нападения на человека, олицетворяющего свободу слова.

Кашина избили довольно жестоко. Нападавшие сломали журналисту обе ноги, челюсть, нанесли сотрясение головного мозга и оторвали фаланги пальцев. Тем не менее, я отметил в комментарии ресурсу Kreml.org, что для меня, потерявшего на Кавказе уже с десяток пишущих близких друзей, исход нападения на Кашина не так страшен — хотя бы жив остался.

Желая Олегу скорейшего выздоровления, не могу не отметить чудовищную разницу в реакции всех перечисленных выше сообществ на избиение Кашина и на совершенно изуверские случаи избиений, похищений и даже убийств журналистов кавказских. Каждый день с Кавказа приходят вести о насилии над адвокатами и правозащитниками, причем женщинами, пишущими, выступающими и не желающими молчать активистами общественных организаций и СМИ.

«Дагестан становится все более опасным местом для гражданских активистов и журналистов», отмечалось в заявлении правозащитного центра «Мемориал», сделанном этим летом. Действительно, избиения адвокатов,

угрозы правозащитникам и журналистам, а также циничные убийства приобретают системный характер. Это касается не только Дагестана, но и всего Кавказа. Но реакции российского журналистского, правозащитного, чиновничьего и международного сообществ на эти чудовищные преступления, подобной реакции на избиение Кашина, незаметно

Только ли в статусе московского «Коммерсанта» дело? Или только в том, что Кашин критиковал чиновников федерального уровня? Или в том, что насилие над кавказскими журналистами стало уже нормой, в Москве на это еще живо реагируют?..Основная проблема все же в другом.

Она в том, что в сознании огромной части россиян, включая и журналистов, и чиновников, и силовиков, Кавказ уже не воспринимается как полноценная часть остальной России. В их сознании произошло выделение Кавказа в отдельное пространство, где, в отличие от остальной страны, дозволено безнаказанно убивать журналистов, избивать женщин-адвокатов, похищать и пытать любого подозреваемого…

Руслан Вячеславович Курбанов— руководитель Экспертного совета Рабочей группы ОП РФ по Кавказу



0 комментариев