К.Исхаков:"Россия неотделима от исламского мира"

Камиль Исхаков о родине, банках и вере

Россия является частью исламского мира. Даже если бы такое заявление не прозвучало из уст первых лиц нашего государства, оно все равно вытекало бы из логики развития отношений России с исламским миром. Особенно в последние семь лет, которые прошли с момента, когда Россия получила в так называемой «мусульманской ООН» — Организации Исламская конференция — статус наблюдателя. Кроме того, последние пять лет существует и наращивает свой потенциал Группа стратегического видения «Россия — Исламский мир», V сессия которой в конце 2009 года прошла в Кувейте.

В ходе ее работы нам удалось побеседовать с постоянным представителем России при Организации Исламская конференция Камилем ИСХАКОВЫМ (на фото). Наша сегодняшняя беседа касается перспектив и основных вех в истории развития отношений России с исламским миром.

l Как вы можете охарактеризовать пройденный путь в развитии отношений России и исламского мира за последние годы с момента вступления России в ОИК в качестве наблюдателя?

— Во-первых, все руководители нашей страны в любое время на протяжении сорока лет, изъявляли желание взаимодействовать с ОИК, вплоть до того, чтобы даже войти в ее состав. Это удалось Владимиру Владимировичу Путину. В 2003 году он в конечном итоге добился того, чтобы выступить на главном форуме, саммите ОИК. Выступление его было доходчивым, глубоко продуманным, смелым.

Он смог убедить всех глав государств, в том, что Россия и исламский мир исторически близки и обречены на сотрудничество. За счет того, что в жизни и деятельности любого государства, входящего в ОИК, и России много общего. Поэтому сама формальность принятия России в ее состав стала реальностью.

В 2005 году ОИК возглавил наш друг Экмеледдин Ихсаноглу. Ему за полгода удалось подготовить ситуацию таким образом, что за нас проголосовали большинством голосов и приняли наблюдателем в ОИК в порядке исключения. Почему в порядке исключения? Потому что желающих было больше. В том числе и Индия, в которой в 10 раз больше мусульман, чем у нас в России. Но она не была принята.

Исключение сделали только нам. Но это я один пример привел. И мы с тех пор в Организации Исламская конференция. Понятно, что это чисто формальный акт, без которого никак нельзя было. Но вместе с тем его нужно было наполнять дальше содержанием. Началась дальнейшая работа. В том числе работа в рамках Группы стратегического видения «Россия — Исламский мир».

Евгений Примаков провел большую работу в рамках этой Группы. А генератор всей деятельности — наш посол по особым поручениям Вениамин Попов. Вся эта работа как составляющая большого проекта стала улучшать наши взаимоотношения. И потребность в этом у нас есть.

У нас очень плохо развито информационное поле между тем, что делается в исламском мире и у нас. Даже по отношению к своим мусульманам. И это информационное поле приходится отлаживать сейчас. Равно как и работу внутри ОИК. Она организуется внутри всех 35 крупных подразделений ОИК. Мы же об этом знаем довольно мало.

Вот мы знаем о ЮНЕСКО. А такое же ЮНЕСКО есть и в исламском мире. Называется эта организация внутри ОИК — ИСЕСКО. Она ничем не хуже ЮНЕСКО по состоянию и содержанию работы и имеет представительство при ООН, при иных международных организациях. Оттого мы нуждаемся в организациях исламского мира, как и они нуждаются в нас.

Была дата, когда нас приняли. Было время, когда мы налаживали отношения и видели, что мы нуждаемся в дополнительном развитии отношений. Потом было решено создать постоянное представительство Российской Федерации при ОИК. И с момента своего создания оно функционирует и набирает силы. Теперь же логика развития отношений требует дальнейших шагов навстречу друг другу.

В их числе и сегодняшнее мероприятие в Кувейте — V сессия Группы стратегического видения «Россия — исламский мир». Все эти мероприятия и встречи должны вносить свою лепту в развитие наших взаимоотношений. Об этом однозначно говорит и президент России Дмитрий Медведев, многократно повторял и премьер-министр страны Владимир Путин. То есть руководство страны стоит на этой позиции твердо.

l Какова роль мусульманских регионов России, таких как Татарстан, Чечня, Дагестан, в развитии отношений с исламским миром?

— Я, например, представляю всю Российскую Федерацию, в целом все государство со всем его населением и гражданами — православными, католиками, иудеями, мусульманами… Организация Исламская конференция — это не исламская организация. Она не занимается теологическими вопросами. Она — сумма всех государств, в которых проживают мусульмане. Но, когда ОИК, да и весь исламский мир, смотрят на Россию, они смотрят через призму мусульман России.

Они мусульман наших воспринимают как зеркало, в котором отражается жизнь самой России. Вот таким образом складываются наши отношения. Поэтому роль наших субъектов Федерации, в которых проживает большое количество мусульман, огромно. Они являются связующим звеном России с исламским миром. Более ясным, понятным для исламских государств, нежели все остальные части и элементы российского государства.

l Данная встреча уже пятая в рамках Группы стратегического видения «Россия — Исламский мир». Можете ли вы отметить, чем она отличается от предыдущих? И какова динамика развития встреч на этом уровне?

— Да, эта встреча отличается от предыдущих тем, что здесь мы больше говорим уже о конкретных планах и делах. Отметить хотя бы тот факт, что она началась с подписания Соглашения о создании в России просветительского Центра исламской умеренности «аль-Васатыйя», который будет популяризировать в нашей стране кувейтский опыт продвижения умеренного понимания ислама.

Группа развивается достаточно поступательно, и в ее работе присутствует заметный прогресс. Но как всегда и в любом деле мы ожидаем, конечно, большего от нашей совместной работы. Мне лично хотелось бы, чтобы работа Группы была более насыщенной и содержательной.

Действительно, в первый год, в первую встречу мы только присматривались друг к другу. Во вторую — прикидывали. Сегодня мы уже принимаем участие в пятой встрече Группы, и естественно, что люди ждут от нее на пятый год ее существования большего, а не просто дежурных заявлений и заверений в нерушимой российско-арабской или российско-мусульманской дружбе.

Поэтому у этой Группы должна быть сформирована очень ясная и четкая стратегия развития, ясные и четкие стратегические цели. Она поэтому и называется «Группа стратегического видения». И эта стратегия должна выкристаллизоваться в виде некоего согласованного и принятого всеми сторонами документа.

Данный документ, единый для всех, позволит нам достичь того, что каждая из сторон начнет готовиться к каждой новой встрече более основательно, имея перед собой весь набор проблем, задач и заявленных целей. Особенно это актуально в свете тех принципиальных и весьма непростых вопросов, которые сегодня стоят перед нами на повестке дня.

l Сегодня очевидно, что слишком многие силы в мире хотели бы помешать налаживанию отношений России с исламским миром и даже посеять между ними рознь. Насколько эта угроза велика для нашей страны?

— Такие попытки, я уверен, обречены на провал. Как можно отделять Россию от мусульманского мира, если саму Россию населяют 20 миллионов мусульман? Причем Россия — их родина, родина их предков, они не какие-то чужестранцы, они всегда, испокон веков, жили на этой земле.

Россию отличала и отличает терпимость. «Бог один — вера разная» — с этим убеждением в России мирно жили христиане, мусульмане и приверженцы других религий. В тяжелые времена, когда верующих притесняли, одинаково страдали все — и православные, и мусульмане, и иудеи. По счастью, те времена миновали и, хочется верить, навсегда.

Я помню замечательные ощущения и радость людей, когда мы в Казани стали возвращать к жизни православные храмы, мечети, синагоги. Места хватило всем, если возникали какие-то проблемы, то они решались без конфликтов, с взаимным уважением. Одним из символов российской веротерпимости и религиозного плюрализма может служить Казанский кремль, где рядом друг с другом гордо стоят возрожденные мечеть Кул Шариф и православный Благовещенский собор.

Кстати сказать, не все знают, что еще за 120 лет до крещения Руси на территории мусульманского государства Волжская Булгария решением из Константинополя была создана православная епархия. Есть документ на этот счет, и он был представлен публично научным подразделением Русской православной церкви.

В России нет межрелигиозной розни, все конфессии мирно уживаются на благо всем верующим и всей стране. Российские мусульмане — это и полноправные граждане России, и полноценная часть мусульманского мира. Ни российское государство, ни российские мусульмане никогда не допускали и не допустят, чтобы добрые отношения России с мусульманским миром были нарушены или омрачены.

l Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития исламского банкинга в России?

— В направлении развития основ исламского банкинга в нашей стране действует рабочая группа. Ее усилия направлены на то, чтобы наше законодательство стало приемлемым и для страхования, и для остальных форм исламского финансирования. По итогам деятельности российской группы, структур Исламского банка реконструкции и развития будет создаваться фонд.

Это совершенно четкое действие, планомерное, продуманное. К нему мы готовились давно. И сейчас подписан документ, согласно которому начнется создание конкретной структуры, которая будет на основе шариата действовать на территории Татарстана. Ее деятельность будет организована в пределах, допустимых по нашему законодательству.

l В последние годы много говорилось о создании представительства ОИК на территории нашей страны. Говорилось даже о том, что это представительство могло бы появиться на территории Чечни. Как сегодня обстоят дела с этим вопросом?

— Что касается создания представительства ОИК в России, то документ, который был направлен Генеральным секретариатом ОИК, прошел большую экспертизу во всех наших правовых инстанциях. Его идея состояла в том, чтобы создать подразделение ОИК на территории Чечни. Однако статус его таков, что это будет подразделение международной организации на территории другого государства.

Оно должно создаваться после того, как парламент страны одобрит это решение. Такая загвоздка появилась на этапе рассмотрения этой инициативы. Над ее решением мы и работаем сейчас. Возможно, решение будет состоять в том, чтобы предложить проработанный вариант углубления сотрудничества ОИК без создания представительства.

l Насколько верно то, что это сотрудничество с ОИК по линии Чечни будет касаться в основном экономических и гуманитарных вопросов?

— Период гуманитарной помощи у нас закончился. Россия сама справилась с проблемами восстановления Чечни. Сейчас уже идет разговор о восстановлении конкретных объектов. Все исламские государства позитивно смотрят на такой формат развития отношений. При ОИК был сформирован специальный фонд, который будет финансировать строительство подобных объектов. Именно это и является сегодняшним нашим приоритетом.

l Что нас ожидает в этом году? Есть информация о том, что готовится встреча министров иностранных дел стран — участниц ОИК и что она пройдет в одной из стран СНГ…

— Совершенно верно. На этот раз Таджикистан примет гостей. Очередная, 37-я сессия Совета министров иностранных дел Организации Исламская конференция пройдет в таджикской столице Душанбе. Надо отметить, что впервые в истории ОИК такое важное мероприятие будет проводиться в Центральной Азии, известной в исламском мире как «Мавараанахр» — земля, которая в прошлом была одной из самых развитых областей исламского Халифата.

Сегодня в Таджикистане идет подготовка к проведению данного мероприятия на высоком организационном уровне. Эта встреча состоится в мае 2010 года. И там же, в Душанбе, будет объявлено, что следующую встречу этого уровня примет Казахстан. Нашей стране особенно импонирует то, что для этих встреч подряд выбраны две страны — бывшие республики нашего общего в прошлом советского государства, где до сих пор крепки позиции русского языка.

l Вы носите мусульманское имя, родились в мусульманском регионе, представляете Россию перед всем исламским миром. Как вы относитесь к религии? Считаете ли вы себя верующим человеком?

— Да, я верующий. И не по политической моде — принято вслед за начальством зайти в храм, перекреститься, отбить поклоны, послушать молитву, а по жизни. Причем не только своей жизни, а по жизни многих поколений моих предков. Мои родовые корни уходят к булгарам, а средневековое Булгарское государство было исламским и жило по шариату.

Мой прадедушка по маминой линии был очень известным исламским богословом — блестящим знатоком и толкователем Корана, участником богословских дискуссий. По отцовской линии тоже были истинно верующие люди и богословы.

А сам отец хорошо известен мусульманам Татарстана, да и России, поскольку он возглавляет исламскую общину в Казани и мечеть города Казань-нуры находится под его управлением. Свой первый хадж я совершил более десяти лет назад и с тех пор неоднократно бывал в Мекке вместе с муфтием Татарстана, моим однофамильцем — Гусманом Исхаковым.

Беседовал: Руслан Курбанов



1 комментариев


  1. Айдар Харисович Якупов
    (23.03.2010 14:59) #
    0

    Руслан,
    не могу найти почту Равиля Гайнутдина, нашего муфтия, может Вы поможете найти электронку Камиля Шамильевича Исхакова?
    Я сам постоянно проживаю в Москве, мне нужна помощь мусульманского духовенства по поводу проповеди в мемориальной мечети в Москве 31-го марта соответствующего ритуала по поводу сорока дней предания казанской земле моего отца, великого татарского художника Хариса Абдрахмановича Якупова.