Хуэйцы и Ислам в Китае

Большинство из нас слышало о том, что в Китае проживает большое мусульманское сообщество. Также известно об их борьбе за свои права, которая жестоко подавляется правительством.

Однако когда речь заходит о чем-то конкретном, выясняется, что мы очень мало знаем о миллионах китайских мусульман, которым удалось сохранить свою религию и культуру в условиях коммунистического режима. Особенно мало мы знаем об этнических китайцах (ханьцах) – мусульманах народа Хуэй.

Ислам в Китае

Ислам появился в Китае в период правления халифа Усмана (да будет доволен им Аллах). В городе Гуанчжоу на восточном побережье до сегодняшнего дня сохранилась гробница, о которой местные жители говорят, что там похоронен сподвижник Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) по имени Абу Вакас (да будет доволен им Аллах). Об этом пишет Мишель Диллон в своей знаменитой книге «Мусульмане Китая».

Ислам проникал в Китай двумя путями: сухопутным и морским. Первый проходит через Синьцзян. Поселившиеся на Центральной Китайской равнине приверженцы Ислама (арабы и персы) в смешанных браках с ханьскими женщинами дали начало потомству, получившему наименование «хуэй-хуэй» (Северная Сун, 960 - 1127). Хуэй-хуэй были мусульманами, именно поэтому в Китае Ислам называют также «хуэйской религией».

При династии Мин (1368-1644), терпимо относившейся ко всем религиям, хуэйцы уже сформировались как самостоятельная группа. Ислам процветал в Китае в этот период. В страну смогли приехать проповедники и ученые из Средней Азии. Вскоре город Наньнин - первая столица династии Мин - приобрел репутацию главного исламского учебного центра региона. В этом городе мусульманский ученый Ван Дайю написал свой знаменитый труд «Праведный комментарий по вопросам истинной религии» и несколько других трактатов.

Мирные условия жизни китайских мусульман радикально изменились во время правления династии Цин (1644-1911). В этот период им пришлось отстаивать свое право на самобытность. Произошел целый ряд восстаний, результатом которых стала гибель тысяч мусульман и масштабные миграции.

Морским путем в Китай Ислам проникал через арабских и персидских торговцев, которых на определенном этапе было достаточно много. Их общение с местными жителями привело к тому, что среди последних появились обратившиеся в Ислам.

Еще одним важным фактором в формировании мусульманского сообщества в Китае было вторжение в эту страну монголов в XIII веке. После разграбления мусульманских городов Бухары и Самарканда армии Чингисхана и его наследников двинулись в Поднебесную империю. Они привезли с собой ремесленников, а также обращенных в рабство женщин и детей, которые должны были стать прислугой монгольской аристократии. Эти рабы совершили настоящий подвиг, сохранив и распространив свою мусульманскую веру в чужой стране.

Завоевание Китая монголами Завоевание Китая монголами

Мусульмане Китая сегодня

Мусульманское сообщество Китая подразделяется на 10 групп, к которым относятся: хуэй, уйгуры, казахи, киргизы, узбеки, татары, салары, баоан, донсинь и таджики. Они причислены к одному из 55 официальных меньшинств страны.

Самая многочисленная из этих групп - хуэй. В Средней Азии они известны как дунгане. Еще их называют лаохуэйхуэй («почтенный мусульманин» - самоназв.), хуэйцзу, хуэйминь (кит. «мусульмане»). Уйгуры - вероятно, наиболее известная этническая группа - являются коренным населением провинции Синьцзян на северо-западе страны. Там проживает их большая часть. О притеснениях и их борьбе за самоопределение знает весь мир.

Большинство китайских мусульман - сунниты, придерживающиеся ханафитского мазхаба. В Китае последователей этой школы называют «кадими», что происходит от арабского слова «кадим» - древний. Есть также немногочисленные шииты.

В Китае довольно много суфиев, среди которых можно выделить следующие основные группы: представители Накшбандийского и Кадирийского тариката, а также тариката Кубравийа. Некоторые ученые считают суфизм главным фактором, благодаря которому китайским мусульманам удалось сохранить свою религиозную идентичность в годы правления коммунистического режима и во время других сложных периодов истории.

Сегодня Ислам официально признается в КНР. Но меньшинства, тесно связывающие свое самосознание с исповедуемой религией, оказываются под жестким контролем властей. Руководство страны весьма ревниво следит за тем, чтобы не допустить вообще какой бы то ни было формы солидарности этнических и конфессиональных меньшинств, тем более исповедующих одну религию.

Китайское правительство, осознавая экономический потенциал национальных меньшинств, проявляющийся в развитии искусства, ремесла, торговли и туризма, медленно движется путем реформ. Однако оно крайне подозрительно относится ко всему, что ему кажется угрозой государственной целостности, безопасности, политическому строю и идеологии.

Такая политика привела к нескольким столкновениям, весьма распространены репрессии. Зачастую под них попадают вполне мирные и далекие от политики формы религиозной деятельности.

Хуэй в наши дни

Согласно переписи 1990 года, общая численность этой группы составляла 8 602 978. Наиболее компактно хуэйцы проживают в Северо-Западном Китае, где создан особый Нинся-Хуэйский автономный район (Автономный район Нинся народности хуэй). Однако при этом нет практически ни одного уезда в стране, где бы ни жили китайцы – потомки мусульманских переселенцев разного рода и местных жительниц.

Например, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе для них созданы Чанцзи-Хуэйский автономный округ, Яньцзи-Хуэйский автономный уезд и четыре хуэйских волости (Юйцюньвэньская в г. Инине, Дунбачжанская в уезде Шаньшань, Саньгуанская в Хоргосе и Мицюаньская в Чабучаре). А в Пекине у хуэйцев есть свой квартал, в котором действует мечеть, история которой насчитывает более тысячи лет.

Хуэйцы говорят на различных диалектах ханьского языка, пользуются иероглифической письменностью (среднеазиатские дунгане пишут на кириллице). Китайские мусульмане, живущие среди представителей других народов, владеют, как правило, и их языками. Незначительная часть хуэйцев знает арабский и персидский языки – языки одних из их далеких предков.

Выделяются три основные этнографические группы хуэй: северная, юго-западная (юньнанско-сычуаньская) и юго-восточная (гуандунско-фунцзянская). Считается, что в формировании последней на территории провинций Фуцзянь и Гуандун арабские поселенцы сыграли наиболее значительную роль, смешавшись с местном ханьско-тайским населением. К народности хуэй в Китае также причисляют потомков китайских евреев, называемых «коричневошапочными почтенными мусульманами».

Хотя в официальных китайских материалах, посвященных языку и письменности национальных меньшинств, в качестве родного языка для хуэй указан ханьский, этот этноним употребляется также в отношении небольшой группы уцулов, живущих на Хайнане. Уцулы исповедуют Ислам, но говорят на языке, который не является родственным китайскому.

В целом, хуэйцы оставили в истории Китая заметный след. И сегодня они имеют один из самых высоких в стране уровней экономического и культурного развития. Хуэйцы считаются наименее конфликтным этническим меньшинством в стране. Их представители заседают в правительстве и парламенте. Среди них много известных и влиятельных людей. В отличие от уйгуров положение этого мусульманского народа в Китае значительно лучше.

Быт хуэйцев

Основные традиционные занятия хуэй – земледелие, огородничество, садоводство. Традиционным занятием были также извоз и торговля, в т. ч. посредническая. Наиболее развитые ремесла – изготовление изделий из кожи, ювелирное дело, резьба по кости, перегородчатая эмаль, ткачество, вышивание. Значительная часть современных хуэй занята в промышленности и на транспорте.

Поселения разделены на кварталы, в каждом из которых имеется своя столовая и мечеть. Жилые дома не отличаются от китайских, но прежде в них выделялась женская половина.

Элементы традиционной одежды, сохранившиеся у хуэйцев – белая (реже черная) шапочка у мужчин, иногда с изречениями на исламскую тематику, по которой их часто отличают от остальных китайцев, у женщин – такого же цвета головная накидка в виде капюшона.

Многомиллионное меньшинство. Мусульмане Поднебесной неоднородны по своей этнической принадлежности и степени лояльности правительству

Кулинарное искусство хуэй славится в Китае (мясные и овощные блюда с острыми приправами, лапша, сладости). Строго соблюдается общий для всех мусульман запрет на употребление популярной в Китае свинины. Хуэйцы едят в основном баранину, говядину, мясо домашней птицы. Кроме чая, пьют квас и прохладительные напитки из кислого молока.

На улицах хуэйских городов и поселков можно видеть харчевни, где готовят традиционные кушанья: желтую лапшу, холодную вермишель из крахмала и т. д. Популярным блюдом на пирушках является мясо, приготовленное в пиалах на пару.

Часто можно увидеть вывески ресторанов и продуктовых магазинов, на которых написано "хуэйминь" или "цинчжэнь" (дословно - мусульманская пища), т.е. халяль – дозволенное к употреблению, согласно нормам Шариата. Они специализируются на обслуживании хуэйцев, но своими известными блюдами также привлекают и представителей других национальностей и религий.

Широко известно и искусство китайцев-мусульман. Поскольку Ислам запрещает изображать живых существ, изготавливавшийся хуэйскими женщинами лубок покрывался рисунками цветов и геометрическим орнаментом; мужчины покрывали лубок каллиграфическими иероглифами на мусульманскую тематику.

На основе Ислама и культурных традиций ханьцев, перенятых хуэйцами, сформировалась специфическая культура. Элементами зданий являются традиционные в китайском зодчестве взлетающие углы кровли, орнаментированные балки, галерея, круглые деревянные колонны. Особенно примечательны хуэйские мечети – в их архитектуре переплелись элементы арабской, персидской, тюркской и китайской архитектуры и искусства. Отличием является направление входа, обращенного на запад (направление на Мекку в Китае).

Страницы истории народ Хуэй. За что мусульмане полюбили Маркса

Начиная с середины XVII в., в первые десятилетия Цинского правления в Китае, суфизм начинает проникать в империю под влиянием экспедиций кашгарского муршида Аппак Ходжи. В XVIII в. его духовные наследники ганьсуйские ахуны Ма Лайчи и Ма Минсинь провели годы в Аравии, а вернувшись на родину, создали суфийские братства, получившие названия «Хуфия» и «Джахрия». Их названия происходят от арабских слов, отражающих наиболее заметное внешнее отличие их обрядности: повторение зикра про себя или вслух. Приверженцы Хуфии и Джахрии играли большую роль в истории хуэйского (дунганского), дунсянского и саларского народа в течение последующих двух веков.

Во время правления династии Цин хуэйцы, как и другие мусульмане Китая, неоднократно участвовали в народных восстаниях, самым крупным из которых было Дунганско-уйгурское восстание 1862—1877 гг. В результате его разгрома карта расселения хуэйского населения претерпела значительные изменения.

Харизматический лидер мусульман Ду Венсю, возглавив восстание 1862 -1877 годов, объявил себя правителем султаната в Шанчжи и Гансу. За период с 1867 по 1877 год в Синьцзяне было создано еще одно независимое государство, возглавляемое Якуб-бегом. Эти недолго просуществовавшие мусульманские государства были уничтожены. Репрессии были настолько жестокими, что численность хуэйцев значительно сократилась. Временами они подвергались практически полному уничтожению.

К примеру, более тысячи защитников Цзиньцзипу на севере Нинся во главе со своим вождем джахрийским муршидом Ма Хуалуном были убиты, после того как их крепость пала в 1871 г; подобная же резня около 7000 хуэйцев имела место и после падения Сучжоу. Другие были переселены на новые места по соображениям государственной безопасности: например, повстанцы, отступившие из долины реки Вэй в южном Шэньси, были водворены на засушливые неплодородные возвышенности южного Нинся и прилегающих районов Ганьсу; мусульмане стратегически важного «Коридора Ганьсу», оставшиеся в живых после резни в Сучжоу, были перемещены в южное Ганьсу.

Некоторые группы смогли найти приют в пределах Российской империи (где стали называться дунганами). С другой стороны, руководители восстания в Хэчжоу — Ма Чжаньао и Ма Цяньлин — перешли на сторону цинских властей; впоследствии их дети и внуки играли немалую роль в управлении хуэйскими землями северо-западного Китая.

Во время Гражданской войны в Китае в 1930-40-х годах основные хуэйские земли (Нинся, Ганьсу, Цинхай) управлялись хуэйскими про-гоминьдановскими правителями, известными под собирательным названием «клика Ма». Четыре самых известных ее представителя были - братья Ма Буфан и Ма Буцин, а также двоюродные братья Ма Хункуй и Ма Хунбинь. Все они потомки руководителей Дунганского восстания в Хэчжоу, перешедших на сторону властей в 1873 г.

Но вскоре после прибытия в эти края в 1935 г. китайской красной армии, совершившей Великий поход с юга, многие рядовые хуэйцы, недовольные налоговым гнетом правителей Ма, присоединились к коммунистам, у которых появились целые мусульманские полки. Многие солдаты Ма также перешли на сторону Мао Цзэдуна. Как отмечал Эдгар Сноу, посетивший красную армию в Шэньси, Ганьсу и Нинся в 1936 г., бойцы-мусульмане активно участвовали в боевой и политической подготовке, а из всех классиков марксизма-ленинизма особенно уважали Карла Маркса, которого они прозвали «Бородач Ма».

Однако когда в 1949 году в Китае пришли к власти коммунисты, снова начались жестокие репрессии, которые продолжаются до сегодняшнего дня, хотя и в более мягкой форме. Исламские школы и мечети были закрыты, а некоторые даже уничтожены. Все то, что не соответствовало маоистской доктрине, включая веру и обычаи, презиралось и подвергалось нападкам.

После смерти Мао режим существенно смягчился. Страна взяла курс на модернизацию и признание на международной арене. Это привело к строительству новых мечетей и медресе и возобновлению работы старых. Но говорить о полной нормализации религиозной жизни и тем более о возрождении «золотого века» Ислама и народа Хуэй еще, конечно, очень рано.



0 комментариев