Дело Берсана Заитова

В августе 2011 года Замоскворецкий районный суд г. Москвы вынес обвинительный приговор в отношении студента Государственной классической академии (ГКА им.Маймонида) Берсана Заитова (по паспорту Шамиль Заитов) и приговорил его к двум годам условно по трем статьям УК РФ: хулиганство с применением оружия, грабеж и побои. Решение суда было обжаловано, срок сократили до 1,5 лет.

Напомним, как развивались события. В сентябре 2010 года, после завершения священного мусульманского праздника Рамадан в мечети на Большой Татарской улице в Москве состоялась пятничная молитва, в которой приняли участие более двух тысяч человек. Так как мечеть не смогла вместить в себя всех молящихся, большинство из них совершали намаз на улице вокруг мечети. Здесь и произошел инцидент, в результате которого на Шамиля (Берсана) Заитова было заведено уголовное дело. А вот что произошло со слов самого Заитова:

«22 октября 2010-го года около 14.30 по московскому времени я пришел в Мечеть на Большой Татарской улице (м.Третьяковская) на обязательную для мусульманина пятничную молитву .

Зайдя на территорию мечети, где находилось сотни молящихся прихожан, я заметил некую гражданку, которая вела себя грубо и вызывающе. Эта особа наступала грязной обувью на молитвенные коврики, снимала всех прихожан на телефон и на повышенных тонах кричала: “Вы у меня помолитесь! вы у меня так помолитесь! расселись тут, что иголке негде упасть! … Да мне плевать, что у вас молитва! Это территория моего дома, я управдом. Молитесь у себя. Понаехали, что не стать, не пройти!”. После этих слов к ней подошел старик, который пристыдил её, сказав, что он бы так на территории церкви себя бы не вел, на что гражданка (позже выяснилось, что её зовут Никандрова Е.Г.) возразила, что она не может выехать из-за толпы молящихся и автомобилей припаркованных вдоль дороги. Молящиеся ответили Никандровой, что до конца службы осталось не больше пяти минут, что сейчас начнётся завершающая молитва, которая продлится минуты 3, и все быстро разойдутся. На что Никандрова вроде бы согласилась и отошла к автомобилю.

Но в тот момент, когда все молящиеся встали на общую молитву, Никандрова Елена начала непрерывно сигналить (автомобиль располагался в полуметре от молящейся толпы). При этом сигналы не смолкали ни на одну секунду, не давая возможности молящимся закончить намаз.

К автомобилю Никандровой сначала подошел молодой человек и пристыдил ее, но Никандрова, приспустив стекло автомобиля, буквально послала его на х*й. Парень в растерянности отошел.

Женщина, сидевшая в машине Никандровой (как выяснилось позже её мать, дама на вид 45 лет, с чёрной тростью), вышла из авто. Она нервно вышагивала возле автомобиля и тыкала в мусульман находящихся в земном поклоне во время молитвы своей тростью, сопровождая это словами: «Лен, глянь, молятся, встав раком. «Подсрачники» надавать бы вам в такой позе».

Сигналы не прекращались всю молитву где-то минуты 2, когда, я подошел к автомобилю Никандровой и потребовал от неё, чтобы она прекратила сигналить. В ответ на это, она демонстративно усилила сигналы. Я настоятельно потребовал от неё прекратить сигналить, но неожиданно получил сзади удар металлической тростью по плечу (от второй гражданки, Никандровой В.В.), я обернулся и отшвырнул её трость в сторону. Мне хватило выдержки, и я попросил её отойти от меня, я ее не трогал. Мать Никандровой крикнула мне: “Верни мою трость, свинья мусульманская!”. Рядом стоящий парень вернул ей трость и попытался пристыдить женщину, сказав: “Ну как вы себя ведёте? Вы же не молодая, вы нам всем тут в матери годитесь, а себя так отвратно ведете!» Но женщина была абсолютно неадекватна и продолжала говорить на повышенных тонах, оскорбляя нашу "нерусскую" нацпринадлежность и религию. В это время из авто вылезла Никандрова Елена и набросилась на меня, толкая и дёргая мою куртку, со словами и угрозами: “Отойди от моего автомобиля! совсем страх потеряли черножопые! Ты у себя права качай, а тут ты никто!” и т.д. Далее она вытащила свой телефон, которым в самом начале снимала всех прихожан. Теперь уже она начала снимать меня. Я неоднократно просил ее прекратить съемку, она грубо ткнула мне этот телефон в нос, показывая этим, что будет снимать сколько хочет. Я выхватил её телефон и положил на крышу её автомобиля. Она продолжила ругаться и угрожать, приговаривая при этом, что она является помощником депутата Язева и что ей не составит труда выжить меня из Москвы. Вокруг уже собралось много мусульман, закончивших свою молитву. Словесная перепалка между мной и Никандровой продолжалась пару минут. Чуть позже к нам подошел милиционер и спросил, что случилось, почему толкучка и общение на повышенных тонах. На что Никандрова заявила, что она была избита мной несколькими ударами по голове и туловищу, а также обвинила меня в том, что я избил её мать, а потом обеих добивал металлической тростью, что всё это я сделал пытаясь украсть её телефон. Она пыталась внушить сотруднику правоохранительных органов, что это разбойное нападение и грабёж средь бела дня.

Милиционер попросил не раздувать необоснованную панику, также стоявшие вокруг прихожане (больше сотни человек), возмущенные действиями Никандровой Елены, начали один за другим заступаться за меня, объясняя сотруднику, что поведение гражданки Никандровой была отвратным и шовинистским, что они все готовы проехать в отделение и дать показания. Увидев такую поддержку меня прихожанами мечети, Никандрова не растерялась и заявила, что вся толпа прихожан смеялась и хлопала в ладоши, пока я избивал её и мать. Якобы все молящиеся подбадривали меня, пока я их избивал словами “Молодец! убей эту христианку!” и т.д., и называла собравшихся экстремистами. Естественно, подобное заявление вызвало негодование прихожан мечети, и они попросили милиционера сказать им адрес отделения милиции, для того чтобы написать заявление на Никандрову и её мать за оскорбление их чести и достоинства, и за разжигание межнациональной и религиозной розни.

Почувствовав, что правда не на её стороне, Никандрова пошла по другому пути – она начала кичиться перед милиционером, что она помощник депутата Госдумы Язева, управдом, юрист и в целом важное лицо. Утверждала, что добьётся того, чтобы этого милиционера наказали за невыполнение своих служебных обязанностей, и потребовала моего ареста. Через несколько минут милиционер согласился меня задержать и далее мы проехали в Отделение Замоскворецкого РОВД.

Там меня продержали до ночи и позднее перевели в СИЗО, где я провёл более 3х суток.

В день происшествия на протяжении 7 или 8 часов толпа мусульман стояла возле отделения и просила принять у них показания об инциденте, потому что, всё то, что говорит Никандрова ложь и они могут это подтвердить, они также просили дать им возможность написать заявление на двух гражданок за оскорбление их религиозных чувств. Но в РОВД их проигнорировали.

Позже ближе к ночи приехал на машине с мигалками мужчина солидного вида, вышел и сказал “Че у вас за чернож*пый зверинец у входа! да на х*й разгоните!”. Так никто и не выслушал показания очевидцев инцидента и не дал возможности оскорбленным мусульманам написать заявление на Никандрову Е.Г.(ныне Дайлида Е.Г.Никандрову В.В.

На сегодняшний день ситуация такая что мне вменяют сразу три статьи:

Хулиганство с применением оружия,

побои,

грабёж

В обвинительном заключении, переданном в суд на разбирательство, нигде не фигурирует, что инцидент произошел на территории мечети в пятничный день во время обязательной молитвы. Не фигурируют очевидцы, которые хотели пойти моими свидетелями (следователь Гордеев Михаил Валентинович просто отказался их опрашивать, назвав всех заинтересованной толпой).

Всё уголовное дело представлено так, будто две ни в чем не повинные гражданки, находившиеся мирно в своём автомобиле подверглись моему злобному нападению с целью грабежа, в деле указано, что я силком вытащил их обеих из автомобиля, сначала избил, повалив на землю, руками и ногами, затем взял трость, вернулся, и стал добивать их большой металлической тростью. Далее забрал телефон и кинулся бежать, но меня якобы вовремя задержали милиционеры.

При этом экспертиза показала, что моих отпечатков пальцев нет ни на трости, ни на телефоне. Медицинское заключение, которое по просьбе Никандровых было приобщено к делу, прямо указывает на отсутствие каких-либо телесных повреждений у этих гражданок. Есть так же показания того участкового милиционера по фамилии Корп, задержавшего меня что место инцидента я покинуть не пытался, добровольно проехал в отделение и что на тот момент, когда он (участковый) подошел к месту инцидента, я стоял возле Никандровой, которая держала в руке свой телефон и внешне не имела никаких признаков побоев и насилия.

Такова правда о том инциденте. Надеться на порядочность и объективность правосудия не приходится, а поэтому надеюсь на помощь и поддержку правозащитников и прессы»

С этим заявлением в апреле текущего года Берсан Заитов обратился в Правозащитный центр «Российского конгресса народов Кавказа». В Правозащитный центр РКНК обращается много граждан с различными жалобами и за консультациями и непосредственной помощью в правовой сфере, в сфере занятости, по бытовым вопросам и т.д. Но этот случай возмутил всех. На пустом месте, с практически высосанными из пальца обвинениями, кроилось уголовное дело. Как показывает судебная практика в России, слишком многие дела в отношении кавказцев, дошедшие до суда, заканчиваются приговором в его усиленном варианте, то есть обвиняемым дают максимальные сроки. Зная это, были предприняты энергичные меры по активизации защиты Заитова. К сожалению, ни обращения к депутатам Госдумы, ни привлечение СМИ, ни свидетельские показания более чем двух десятков очевидцев не помогли Берсану. Суд сделал все для того, чтобы осудить Заитова. Видя поддержку Заитова, обвиняющая сторона попросила сделать слушания закрытыми на том основании, что в ее адрес якобы приходят письма с угрозами, хотя доказательств (ни письменных угроз, ни ссылок на сайты, где были эти угрозы) не предоставила. Тем не менее, судья удовлетворила просьбу Никандровой, и заседания прошли в закрытом режиме. Присутствующие отметили, что сама Никандрова производила впечатление не совсем адекватного человека, была несдержана и очень нервничала. С ее стороны не было ни одного свидетеля, тогда как со стороны Заитова было большое количество граждан, желающих дать правдивые показания в суде. Более того, на протяжении всего процесса, судья не сочла возможным опросить свидетелей. Обвинительное заключение было вынесено в августе, во время летних отпусков, когда большинство свидетелей, которые так или иначе могли повлиять на ход судебных заседаний, разъехались. В итоге Заитов получил 2 года условно, что конечно скажется на его судьбе как юриста.

Приговор был обжалован, и в октябре Мосгорсуд снял обвинения в грабеже и сократил срок до 1,5 лет. Но и этот приговор находится в стадии повторного обжалования.

Даже у людей, не знающих тонкостей права, возникают огромные сомнения в непредвзятости этого суда. С этим мы сталкиваемся каждый день. И только наша гражданская солидарность может помочь нам в борьбе за наши права.

«Российский конгресс народов Кавказа» призывает всех, кому не безразлична судьба чеченского студента, поддержать его в форме, которой они считают возможной и законной.



1 комментариев


  1. (23.03.2013 12:16) #
    1

    Да встречаются свиньи в столице, что поделать.