Что принесли «нулевые» мусульманам России?

Наступил 2011 год. Закончилась целая эпоха, иногда называемая «нулевыми» годами. В преддверии нового года и сразу после него многие средства массовой информации печатают интервью с известными людьми, чем же стал знаменателен ушедший год для общества. Не явились исключением и наши мусульманские СМИ, которые тоже подводят итоги ушедшего года. Но, полностью разделяя интерес к 2010 году, хочется уделить внимание итогам развития мусульманской части российского общества в течение всех «нулевых» (2000-х ) годов.

Что же было и чего не было в мусульманском сообществе России в последние 10 лет. 10 лет – срок долгий с точки зрения человеческой жизни, когда ты их проживаешь или прожил совсем недавно. И в то же время это срок сравнительно ничтожный для истории.

За последние 10 лет мусульмане России не создавали новых политических движений. В этом заключается их отличие от знаменитых 1990-х гг., когда одно за другим было создано несколько политических движений под мусульманскими лозунгами.

В то же самое время была создана более или менее целостная система мусульманского образования, причем скорее стоит говорить создана, нежели чем воссоздана. Одно из отличий от дореволюционной, например, заключается в том, что если у наших предков основным языком обучения был тюркский (татарский, кумыкский), то у нас его место практически полностью занял русский. Значительно снизилась роль и арабского языка, на котором российские мусульмане почти не создают трудов в настоящее время.

Оформились основные интеллектуальные центры ислама в России. Причем здесь опять же заметна разница с дореволюционным периодом – часть старых центров утратила свои позиции (Стерлибашево, Каргалы, Оренбург, деревни Заказанья), однако появились новые, которые никогда ранее в таковом качестве себя не проявляли (Москва, Нижний Новгород).

Шло дальнейшее географическое расширение мусульманского сообщества – мусульманские организации появились в тех регионах, где ранее они отсутствовали. В то же время успехами строительства централизованных организаций мы не баловались. В дополнение к старым централизованным мусульманским структурам 1990-х гг. – СМР, ЦДУМ и КЦ ДУМСК в последнем месяце последнего года добавился четвертый – ВМ РАИС, но жизнеспособность его пока что не понятна. Почти все появившиеся в последние 10 лет Духовные управления входят в те или иные централизованные структуры и выполняют представительские функции для входящих в их состав общин.

Заметно вырос интеллектуальный уровень российских мусульман. Если в начале 1990-х гг. словосочетания «соблюдающий мусульманин» и «человек с высшим образованием» воспринимались как взаимоисключающие понятия, то к концу 2000-х гг. кандидаты и доктора наук, читающие намаз в российских мечетях стали почти заурядным явлением.

Сформировался новый актор в мусульманской умме – профессиональная интеллигенция, которая, как правило, определяет мейн-стрим развития общества, его дискурсы и даже мифологемы. Причем сформировался он не только в виде самой прослойки людей (сами по себе люди были и до того), но и в виде профессиональной среды, объединенной в своеобразную социальную сеть. Несмотря на то, что пока он не играет ведущей роли в мусульманском сообществе России, но само наличие такого слоя диктует намечающиеся качественные изменения.

Наконец-то прекратилась война в Чеченской Республике, бывшая одной из главных проблем мусульманского сообщества России. Теперь мы видим в Чечне пример наибольшего использования ислама в качестве политического ресурса.

Перешло к использованию исламского фактора в своей политике руководство Татарстана. Причем позиционирование Татарстана и Чечни в качестве витрины российского ислама активно используется российским федеральным руководством. Надо сказать, что, в отличие от других регионов страны, именно в этих двух сформировались наиболее оптимальные государственно-исламские отношения. Вообще же государственно-исламские отношения стали гораздо более упорядоченными.

Умма просто выросла. Все эти годы происходил непрерывный рост количества мусульман. Рост отмечался по следующим составляющим: естественный прирост населения, обусловленный превышением рождаемости над смертностью (характерен именно для мусульман России); миграционный прирост (в этот период в Россию въехало значительное число мусульман их стран Центральной Азии); рост религиозного сознания населения.

1. Все мусульманские этносы страны испытывают естественный прирост. В одних этносах он больше, в других – меньше, но в принципе это общее явление. Причем, если у кавказских и среднеазиатских этносов он не зависит от религиозности той или иной семьи, то у татар и башкир можно усмотреть прямой зависимости рождаемости от религиозности той или иной семьи. Кроме того, наблюдалось дальнейшая миграция из трудоизбыточных политически нестабильных регионов Северного Кавказа в Центральную Россию, Сибирь и Урал.

2. Все более заметным становится миграция из стран бывшего СССР, главным образом Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. Выходцы из бывших союзных республик играют все большую роль в жизни мусульманского сообщества России.

3. Про последнюю характеристику следует сказать особо: в принципе это явление характерно не только для мусульман России, но также и для других конфессий. Собственно, это явление имеет общероссийский характер, не специфичный лишь для мусульман.

Именно в последнее десятилетие образовалась большая часть мусульманских средств массовой информации. Если в 1990-е гг. зачастую делалась ставка на лоббирование интересов мусульман в общих СМИ, то к их концу стало понятно, что данный путь неперспективен. В дополнение к «боевым листкам», существовавшим в 1990-е гг. (и без которых современная мусульманская журналистика не смогла бы развиться) появились новые, профессиональные СМИ. Основным из них стали интернет-сайты, хотя появились и развились также журналы и газеты.

Очень интересный путь прошло мусульманское книгоиздание. Оно прошло путь от самиздата и примитивных брошюр до участия в международных выставках и сотрудничества с ведущими издательствами страны. Продукция издательских домов, ориентирующихся на выпуск исламской литературы, представлена в обычной книготорговой сети, некоторые ее новинки рецензируются академиками. В номенклатуре изданий представлен достаточно широкий спектр – от сборников хутб и календарей до научной и художественной литературы. Как минимум, половина изданий представлена аутентичными текстами, в то время как в 1990-е гг. практически все издания были переводными. Все это представляет особенно разительный контраст по сравнению с 1990-и гг., когда издание книг в твердых переплетах расценивалось как достижение, об участии в выставках и не мечтали.

В последнее десятилетие мы все прошли путь сложный и в то же время необходимый. Мусульманское сообщество России заняло новые позиции в обществе, оно ушло от некоторых реалий 1990-х годов, но вместе с тем смогло достичь многого того, что было в 1990-е просто немыслимым. Оно стало более организованным, более профессиональным, оно выросло количественно и качественно. Новые ситуации и возникающие в связи с ними новые проблемы требуют новых подходов к их разрешению, и справимся ли мы с ними, зависит от нас.



3 комментариев


  1. hadya
    (12.01.2011 12:52) #
    0

    очень объективно, кратко.мне очень понравилось, но я дополнила бы, ведь не написано о проникновении экстремистских идей среди мусульман татарстана, о росте запретных группировок, кстати финанисируемых западом.

  2. muslim
    (12.01.2011 13:17) #
    0

    Откуда такая информация? Не из Моссада? Какие западные источники?!!! Коррупция и беспросветность - вот причины молодежного экстремизма! Судебный беспредел порождает радикализм. И Манежка - тому доказательство. Трепещите, буржуи и ворюги!

  3. Ахмад
    (12.01.2011 23:45) #
    0

    На самом деле с радикализмом не все так однозначно. Основная причина радикализма - не внешняя, а внутренняя. Причем не только нашего, но и любого вообще - во времени и пространстве. Нет социальной базы - нет и радикализма. Радикализм и экстремизм - порождение инфернальности. Если ее нет - нет и их тоже. Вы понимаете, Хадия, экстремистские идеи не так уж и распространены среди мусульман Татарстана. Их там не больше, чем среди славянского населения мегаполисов (Манежка и т.д.).