Темное сердце Европы-2. Заметки мусульманина

Религиозный фанатизм крестоносцев средневековой Европы не дает мне покоя. Что вело их в Святую землю проливать кровь сотен и тысяч правоверных, чьих имен, дел и поклонения они даже не знали? Любовь ли ко Христу? Ненависть ли к инаковерию? Жажда ли наживы? Или нечто другое?

Как понять то, что в 1212 году в очередной Крестовый поход, известный в истории, как Крестовый поход детей, были снаряжены десятки тысячи детей со всей Германии и Франции? Что жило в сердцах этих юных слуг католической церкви? На каких преданиях и мифах их растили, что они столь массово вдохновились на убийства и кровопролитие?

Погруженный в эти мысли, я брожу по улицам и кирхам старой Вены, пытаясь заглянуть в самое сердце той Европы…



Культ смерти

Столбом застываю я в церкви Святого Рупрехта. Это самая старая церковь Вены, возведенная еще в доготическом, романском стиле на рубеже VIII и IX веков. Сказать, что я восторге от подобной массивной архитектуры – не сказать ничего. Упиваюсь зрелищем массивных стен, низких, нависших сводов, грубой штукатурки, потемневших балок…

Рожденный в горах Кавказа, я в каждом мегаполисе и в каждой европейской столице ищу то, что близко моему сердцу – суровую, почти первобытную архитектуру, от которой веет мощью, простотой и силой духа ранних поколений…

Но здесь меня поджидал сюрприз. В задней части церковного зала, в застекленном саркофаге лежит скелет человека, так и истлевшего в своей же одежде… Что это? С трудом разбирая немецкие слова в путеводителе, выуживая информацию у плохо владеющих английским языком смотрительниц церкви, я узнаю, что это непогребенное тело принадлежит некоему Святому Виталию, погибшему от рук врагов…

Мне, более знакомому с православной традицией отношения к мощам мучеников, более привычно, чтобы мощи были закрыты. Выставление же на обозрение прихожан и посетителей истлевших останков – это целиком в традициях Католичества. Я долго не мог понять этого обычая, рылся в справочниках, читал мнения авторитетных католических священников… Пока не наткнулся на еще более шокировавшую меня традицию…



Город мертвых

Как я выяснил, в итальянском Палермо существует целая подземная галерея трупов людей, умерших в разное время. В этих Катакомбах капуцинов в открытом виде выставлено более 8 тысяч тел. Это одна из самых знаменитых выставок мумий — скелетированные, мумифицированные, забальзамированные тела усопших лежат, стоят, висят, образуют композиции…

В конце 19 века эти Катакомбы посетил французский писатель Мопассан и ужаснулся, увидев в Катакомбах отвратительное зрелище гниющей плоти и отживающего суеверия: «И я вижу вдруг перед собой огромную галерею, широкую и высокую, стены которой уставлены множеством скелетов, одетых самым причудливым и нелепым образом. Одни висят в воздухе бок о бок, другие уложены на пяти каменных полках, идущих от пола до потолка.

Ряд мертвецов стоит на земле сплошным строем; головы их страшны, рты словно вот-вот заговорят. Некоторые из этих голов покрыты отвратительной растительностью, которая еще более уродует челюсти и черепа; на иных сохранились все волосы, на других — клок усов, на третьих — часть бороды.

Одни глядят пустыми глазами вверх, другие вниз; некоторые скелеты как бы смеются страшным смехом, иные словно корчатся от боли, и все они кажутся объятыми невыразимым, нечеловеческим ужасом.

И они одеты, эти мертвецы, эти бедные, безобразные и смешные мертвецы, одеты своими родными, которые вытащили их из гробов, чтобы поместить в это страшное собрание. Почти все они облачены в какие-то черные одежды; у некоторых накинуты на голову капюшоны…

Говорят, что время от времени на землю скатывается та или другая голова: это мыши перегрызают связки шейных позвонков. Тысячи мышей живут в этой кладовой человеческого мяса…»



Церкви из человечьих костей

Другое мое открытие – неподалеку от центра Праги, возле бывшей деревни Седльце находится цистерианский монастырь и небольшой кладбищенский костел Всех Святых. Он привлекает туристов тем, что на его нижнем этаже находится знаменитое на весь мир костехранилище или костница: помещение, интерьер которого сделан из настоящих человеческих костей.

Это кости десятков тысяч людей, умерших от эпидемии чумы в первой половине 14 века, и которым не хватило места на кладбище. В 16 и 18 веках монахи и владельцы этих мест экспериментировали с костями, и в итоге решили сложить из них целый церковный интерьер… А у входа в костел вывесили обращение мертвых к живым: «Вы те, какими мы были, а мы те, какими вы будете»…

Подобный же храм – Каплица чашек, или Часовня черепов, сложенная из людских костей существует в Польше. Все эти несчастные погибли в ходе Силезских войн в середине 18 века, а так же от инфекционных болезней. Стены и потолок часовни выложены из 3 тысяч людских черепов и костей.

Под полом погребены еще около 20-30 тысяч останков людей. Часовня эта была построена в 1776 году ксендзом Вацлавом Томашеком. Постройка часовни, сбор останков, дезинфекция и пропитывание, а также погребение останков, заняло у него восемь лет...

В Гальштате же, что в Верхней Австрии, любовь к черепам породила иную традицию, существующую до сегодняшнего дня. Через 20-30 лет после погребения, тело умершего извлекается из могилы, череп его скоблится, выбеливается, полируется и разрисовывается крестиками, листьями, цветочками, а потом на него записываются данные о его прежнем владельце - имя, профессия, дата смерти и так далее.

Традиция эта появилась оттого, что во многих местах в Верхней Австрии хронически не хватало земли, кладбища поэтому держали как можно меньшими. И посему придумали экономичное решение - прежний покойник извлекался, а на его место хоронили нового. В настоящее время в гальштатской «галерее» содержится 610 расписанных черепов. На самом деле их больше, просто остальные черепа разобрали по домам.



Черная смерть

Для мусульманина, всегда бережно предающего останки умерших земле, подобное пиршество смерти – более, чем дико. Для средневековой Европы – это было частью культуры. Более того, подобное извлечение тел из могил тел и забавы с останками давно умерших людей приводили европейские страны к периодическим вспышкам болезней и эпидемиям.

Европу на протяжении столетий, к примеру, периодически накрывали жесточайшие эпидемии чумы. Только одна из них середины 14 века унесла жизни около 35 миллионов человек – более, чем трети жителей этой части света. «Черная смерть», как называли тогда чуму, была неистребимым спутником европейца той поры.

Жуткая антисанитария, царившая в европейских городах, отсутствие канализации, помои и нечистоты, изливавшиеся прямо на улицы – все это служило идеальной средой для роста численности крыс – разносчиков инфекции чумы. Невежество европейцев заставляло их объявлять причиной чумы кошек, якобы являвшихся слугами дьявола. А массовое побоище и истребление кошек приводило к ещё большему увеличению численности чумных крыс…

Религиозный фанатизм, невежество, антисанитария, нищета, периодические эпидемии, горы трупов – это именно тот фон, на котором шло формирование внутреннего мира Европы. Смерть шла за жителем Европы по пятам… заглядывала ему в глаза… дышала ему в лицо… Пляска смерти с изображением танцующих скелетов – гримаса корчащейся от смертельных болезней Европы – стала настоящим хитом в искусстве того времени.



Разобранные императоры

Следующая церковь Вены на моем пути – Капуцинеркирхе – таит в себе не менее занятные тайны. Под этой церковью расположен фамильный склеп австрийской императорской династии – Габсбургов. Этот склеп был основан в начале 17 века Анной Тирольской, женой императора Маттиаса. В настоящее время в нём покоятся останки десяти австрийских императоров и пятнадцати императриц.

Причем захоронены здесь императоры, что называется, по частям. Царственного покойника буквально разбирали по кусочкам - лицо разбивали всмятку - чтобы он не предстал на том свете слишком важным и пригожим… Затем вынимали сердца и внутренности. Сердца императоров по сей день хранятся в церкви Августинцев – Августинеркирхе, а бронзовые сосуды с их внутренностями - в катакомбах собора Святого Стефана…

Любовь к человеческим костям, черепам и останкам в католической Европе была повсеместной. Подобные склепы и галереи можно обнаружить и в Португалии, и в Италии, и во Франции, и на Мальте. А в императорских семьях было принято периодически навещать эти склепы и прикладываться к мощам умерших предков.


Лики смерти

Лики смерти сопровождали европейца на протяжении всей его жизни. А страх и постоянное дыхание замогильного деформировало душу жителя Европы той поры. Мне сложно представить, как и какая вера могла жить в сердцах людей, умерщвляемых повсеместным культом смерти и манипуляциями с трупами.

И потом, какими внутренними комплексами должен был обладать средневековый европейский верующий, чтобы пытаться изживать их через такое глумление над мертвыми? И насколько это извращенное отношение к мертвому глубоко проникло в сознание западного человека, что эти кошмары и ужасы вновь и вновь переживаются им даже сегодня через замогильные фильмы и книги, сатанинскую атрибутику и музыку?..



0 комментариев