Испанские мусульмане: изгнанные и забытые

На протяжении 700 лет на Пиренейском полуострове, в Испании, существовала блестящая исламская цивилизация, достижения которой вполне сравнимы с величием Древнего Египта, Греции и Рима. Арабы, пришедшие в начале VIII века в Испанию, за короткий период времени сумели творчески переосмыслить наследие древних цивилизаций, обогатить его, вознеся на недосягаемую для средневековой Европы высоту.

Аль-Андалус — это название государства испанских арабов, мавров, могущественного и хрупкого, под крышей которого хватало места мусульманам, иудеям и христианам. Необыкновенная толерантность исламской цивилизации Аль-Андалуса дала толчок расцвету науки и культуры, строительству величественных городов с прекрасными дворцами и мечетями, фонтанами и садами.

«…В то время как Лондон был только крошечной деревней, которая "не могла похвастаться и одним уличным фонарем", в столице Аль-Андалуса Кордове было полмиллиона жителей, 113 000 домов, 700 мечетей, 300 общественных бань по всему городу и его окраинам. Вымощенные улицы освещались по ночам. В домах были прохладные балконы для жаркого лета и трубы с горячим воздухом для зимы. Дворы украшались садами с искусственными фонтанами. Бумага, остававшаяся загадкой для Запада, была повсюду. Здесь были книжные магазины и более 17 библиотек», — пишет английский историк Джеймс Берк в своей книге «День, когда изменилась Вселенная».

Альгамбра — дворец мусульманских правителей

Большинство населения страны было грамотно и знало несколько языков. В главной библиотеке Кордовы насчитывалось около 600 тысяч рукописей. Один список выдающихся ученых мусульманской Испании может занять не одну страницу. Стоит назвать лишь некоторых, именами которых по праву могла бы гордиться любая страна мира.

  • Астроном и математик Ибрагим ибн Яхья Ан-Наккаш Аз-Заркали разработал астрономические инструменты, позволявшие определять местоположение светил на звездном небе, сконструировал водные часы, показывавшие дни лунных месяцев.
  • Хирург Абуль-Касим Аз-Захрави — автор капитальной 30-томной медицинской энциклопедии «Аль-Тасриф». Переведенная на латынь она стала настольной книгой врачей средневековой Европы.
  • Мухаммад Лисануд-Дин ибн Аль-Хатыб разработал теорию инфекционных заболеваний, которая на столетия опередила свое время.
  • Выходцем из Испании был и выдающийся исламский философ, теоретик суфизма Абу Абдуллах Мухаммад ибн Али ибн Мухаммад ибн Араби.

На протяжении трехсот лет большая часть Пиренейского полуострова находилась под контролем мусульманских государств, и лишь на северо-западе сохранялись небольшие христианские королевства. Вскоре после завоевания Испании мусульманами (711 г.) христиане начинают борьбу за возвращение страны, которая получила название Реконкиста. В течение нескольких сотен лет постепенно они отвоевывают у мусульман город за городом, провинцию за провинцией. Их успехам способствует раздробленность и внутренние неурядицы между исламскими государствами Аль-Андалуса.

К концу XV века на полуострове остается лишь один небольшой мусульманский анклав – Гранадский эмират. Он пал в январе 1492 года. Перед капитуляцией между королевством Испании и Гранадой был заключен договор, который гарантировал мусульманам свободу вероисповедования. Всего в договоре было 67 статей, и он был одобрен самим Папой Римским. Помимо мусульман репрессиям подверглись иудеи, которым было предписано в трехмесячный срок принять христианство, либо покинуть Испанию.

Но уже вскоре после капитуляции испанские власти стали нарушать пункты договора, принуждая мавров принимать католицизм. Это вызвало целую серию восстаний мусульманского населения Гранады в период с 1499 по 1501 годы, которые были жестоко подавлены. В карательных экспедициях принимал личное участие испанский король Фердинанд ІІ. Восстания стали формальным поводом для отказа от выполнения условий договора со стороны католической Испании.

После подавления восстания мусульман под угрозой смерти или изгнания заставили принять крещение. Новообращенных стали называть морисками (буквальный перевод – маленькие мавры). Большинство морисков и под властью христианских королей сохраняли родной арабский язык, некоторые из них втайне продолжали исповедовать Ислам.

Соборная мечеть в Кордове

Родившийся в Испании арабский историк XVI века Мухаммад ибн Абдуррафи в своих воспоминаниях рассказал о жизни мусульман-морисков:

«Я выучил арабский, основы религии. Отец познакомил меня с другими мусульманами, тайно придерживающимися Ислама. Я съездил в города Севилья, Кордова, и везде были тайные мусульмане. Даже в Толедо, несмотря на то, что он перешел в руки испанцев еще 500 лет назад, я обнаружил тех, кто тайно придерживается Ислама. Инквизиция усилила свою деятельность. Всех новообращенных христиан проверяли на благонадежность, и если обнаруживали что-то подозрительное, могли сжечь или давали какое-либо другое наказание».

В 1569 году мориски снова восстали. Спустя год численность восставших достигла 25 тысяч человек. Им удалось одержать несколько побед. Ценой больших жертв с обеих сторон конфликта, в 1571 году восстание было подавлено. Но беспокойство испанского правительства продолжало усиливаться. Оно было вызвано демографическим фактором – рост численности морисков был значительно выше, чем остального населения Испании.

В 1609 году испанский король Филипп III издал указ о выселении всех морисков за пределы страны. В период с 1609 по 1614 годы было депортировано несколько сотен тысяч человек (около 4% всего населения тогдашней Испании). Изгнанникам разрешалось брать с собой только то, что они могли с собой унести. Все недвижимое имущество было конфисковано. Большая часть морисков поселилась в Марокко, Мавритании и Алжире. Со временем все они вернулись к вере своих предков – Исламу.

Исход огромной части экономически активного населения стал одной из причин упадка Испании. Католическая монархия стремительно двигалась к своему закату. В начале XIX века Испания потеряла все свои колонии в Америке, надолго превратившись в одно из самых бедных государств Европы.

В феврале 2014 года правительство Испании приняло решение предоставить возможность получения гражданства потомкам изгнанных в 1492 году евреев. О морисках в этом решении даже не упоминалось.

«Испанское государство должно гарантировать равные права всем изгнанникам. Если это не будет сделано, его решение можно будет назвать расистским», — заявил в интервью испанским СМИ Байи Лубарис, президент Ассоциации исторического наследия Андалузии.

Некоторые мориски уже обратились к испанскому королю с просьбой предоставить им гражданство страны. Но бюрократическая машина всячески тормозит этот процесс, делая вид, что такой проблемы вообще не существует.



1 комментариев


  1. (10.03.2016 12:12) #
    2

    Не люблю стихи, но есть очень душераздирающие стихи свидетеля заката Андалусии, написанные непосредственно очевидцем, который ярко описывает атмосферу тех, давно забытых дней

    АБУ-ЛЬ-БАКА АР-РУНДИ

    (1204—1285)

    * * *

    Все, что завершилось в мире, не минует разрушенья,
    Пусть же нас не ослепляют счастья сладкие мгновенья!

    Видишь — и дела и судьбы переменчивы и зыбки,
    Злом и местью обернутся жизни краткие улыбки,

    Что осталось неизменным в этом ветхом мирозданье?
    Все живущее на свете время облагает данью.

    Не гордись, броня стальная, судьбы властны надо всеми,
    Хоть меча ты не страшишься, но тебя источит время.

    Не кичись, булат блестящий, позолотой прочных ножен,
    Хоть ты крепче стен Гумдана, роком будешь уничтожен.

    Где твои владыки, Йемен, их узорчатые троны?
    Где венцы их и каменья, ожерелья и короны?

    Где теперь сады Ирема и колонны Ктесифона,
    Слава гордого Шаддада, сасанидские законы,

    Где сокровища Каруна, где теперь алтарь Ваала,
    Караванов вереница, что долины заполняла?

    Как мираж, они исчезли, без следа промчались мимо,
    Всем им вынес рок жестокий приговор неотвратимый.

    О былых царях и царствах лишь легенды сохранились,
    Бьется понапрасну память, воскресить былое силясь.

    Дарий и его потомки в вихре времени пропали,
    И дворцы Хосроев славных их от смерти не спасали,

    Будто не было героев — Саба, Ада и Кахтана,
    Будто мир не покорялся мудрой воле Сулеймана.

    Ты, прожорливое время, многолико, будто море,
    Там нам радость обещаешь, но за ней приходит горе.

    Нам в несчастиях надежда часто дарит утешенье.
    В той беде, что нас постигла, нет надежды на спасенье.

    Отвечай мне, край родимый, что случилося с тобою?
    Видишь — горы пошатнулись и утес поник главою.

    Глаз судьбы тебя отметил, край родной лежит в тумане;
    Вас неверные изгнали — горе, горе, мусульмане!

    Города, перекликаясь, друг от друга ждут ответа:
    Где Валенсия, Шатиба? О Хаэн цветущий, где ты?

    Где ты, Кордова, столица, что влекла к себе из дали?
    Там нашли приют науки и ремесла процветали.

    Где твои, Севилья, рощи и луга, приют влюбленных,
    И река, что протекает под покровом ив зеленых?

    Нет ответа… Край родимый, мы тебя покинем скоро,
    Кто же может удержаться, коль утеряна опора?

    Города осиротели, пали белые знамена,
    Льем мы слезы, расставаясь, как с подругою влюбленный,

    С вами, милые жилища, — вы для нас пустыней стали.
    С той поры, как христиане вас убежищем избрали,

    Там неверье поселилось, там кресты на минарете,
    Вместо зова муэдзина звон церковный на рассвете.

    Из мечетей раздаются стоны каменных михрабов.
    Не придется ли веками вам оплакивать арабов?

    Просыпайся же, беспечный, слышишь грозный голос рока?
    Ты мечтами убаюкан, но судьбы не дремлет око.

    Коль утеряна отчизна, на земле ты вечный странник,
    Навсегда простясь с Севильей, где приют найдешь, изгнанник?

    Ни в прошедшем, ни в грядущем не найдешь ты утешенья,
    Ни в заботах, ни в веселье ты не почерпнешь забвенья…

    Вижу всадников отважных в дальних странах за морями,
    Там проносятся их кони быстролетными орлами,

    Вижу блеск мечей индийских и клинки их огневые,
    Словно то в пыли сраженья светят искры голубые.

    Слышу музыку и пенье, кубков звон и шум диванов,
    Вижу я эмиров гордых и прославленных султанов.

    Мы гонцов послали быстрых к вам, могучие владыки,
    Донеслись ли из-за моря к вам плененных братьев крики?

    Плачут матери и жены, к вам о помощи взывая,
    Кто из вас, сыны ислама, содрогнулся, сострадая?

    Кто отвел беду от слабых, кто избавил их от горя?
    Братья по крови и духу, что же ныне вы в раздоре?

    Где вы, доблестные души, наша помощь и спасенье,
    Где вы, рыцари, герои, что прославились в сраженье,

    Те, что в трепет повергали города, края и страны, -
    Растоптали вашу славу нечестивые тираны.

    С берегов Гвадалквивира вас похитило насилье,
    Вы рабы в стране неверных, а вчера царями были.

    В стан неверных вас погнали, на спасенье нет надежды,
    Облачили христиане вас в позорные одежды,

    Ваш удел отныне — рабство, не помогут плач и стоны…
    Где ты, неба справедливость, где Всевышнего законы?

    Мать с ребенком разлучают… Словно звери в дикой чаще,
    Сердце жертвы вырывают из груди кровоточащей.

    Сколько девушек прекрасных, словно утренние зори,
    Христиане в плен уводят на мучения и горе!