Сигнал из подземелья

Прошла ровно неделя после завершения громкой спецоперации силовых структур в посёлке Семендер под Махачкалой. После неё спецслужбы известили о нейтрализации руководящей ячейки одной из самых боеспособных диверсионных групп в Дагестане – гимринской – во главе с Ибрагимом Гаджидадаевым. Однако, если следовать военной терминологии, бой ещё не закончился, поскольку очевидных фактов куда меньше, чем домыслов и слухов. Причём количество последних продолжает расти в геометрической прогрессии.

Ибрагим Гаджидадаев известен в республике (говорим о нём в настоящем времени, поскольку смерть его официально не подтверждена) не просто как лидер диверсионно-­террористической группы или одиозный боевик. С его именем связывают бум предпринимательского бегства из республики. По разным данным, не один десяток крупных бизнесменов свернули свои дела и покинули регион, получив от Гаджидадаева мини-­элемент современного обихода под ставшим устрашающим для многих дагестанцев словом «флешка». Те, кто осмеливался не завязывать со своим бизнесом после такой грозной посылки, предпочитали платить боевикам суммы с шестью нолями, нередко в долларовом значении. Большинство из влетевших предпринимателей, как правило, не обращались в правоохранительные органы, понимая смертельно опасные последствия для себя и членов семей. Находились и те, кто решался написать заявление в специальные службы, однако там чаще всего отвечали, что не могут гарантировать безопасность. И это далеко не всё. Всё шире в последнее время обсуждалось в республике влияние Гаджидадаева не только на судьбы бизнесменов, но и на крупные предприятия, в том числе госкорпорации. Называется ОАО «Русгидро», которое возводит в Унцукульском районе Ирганайскую гидроэлектростанцию, через которую проходили сотни миллионов рублей, в том числе и на выдачу компенсаций местным жителям в зоне затопления водохранилища ГЭС. Руководство предприятия, по всей видимости, долго не шло на «деловое сотрудничество», однако в сентябре 2010 года у одного из силовых гидроагрегатов станции были обнаружены две самодельные бомбы мощностью 4 кг тротила. Этого хватило, чтобы вопрос решился без дальнейших проволочек. Не секрет, что гимринец Гаджидадаев имел огромное влияние на процессы в родном районе, в частности на формирование руководства. По одним данным, без учёта его мнения в последние годы не назначался ни один глава Унцукульского района. Спецслужбы с переменным успехом давно охотятся на Ибрагима Гаджидадаева. Несколько раз он уже был объявлен убитым в ходе проведения контртеррористических операций (КТО), однако каждый раз его либо не оказывалось в зоне боя, либо он уходил от преследования.

Такое везение объяснялось не только его умением быстро ориентироваться в обстановке и местности, но и предположительными тесными контактами с рядом высокопоставленных республиканских чиновников. Возможно, по этой причине последняя спецоперация в Семендере рассматривалась не просто как очередной (рядовой) огневой контакт с боевиками, а как веяние нового руководителя республики Рамазана Абдулатипова(разумеется, с полного одобрения и карт­бланша из Москвы) в борьбе с криминалитетом в высших эшелонах власти. Тем более что основания, пусть и косвенные, для подобных суждений были.

КТО в бункере… убит?

… но конец локального семендерского сражения выявил другие труднообъяснимые вещи. Напомним, активная фаза КТО началась ночью 20 марта и с разной степенью интенсивности продолжалась до вечера 23 числа. Первоначально силовики предполагали, что в бункере заблокированного дома находилось до 15 боевиков, в том числе Гаджидадаев и близкое его окружение. Неофициальные источники выдвигали версию, что, помимо боевиков, в бункере могли находиться от 3 до 5 высокопоставленных чиновников республики. В пользу существования этого предположения по крайней мере намекал слишком долгий ход переговоров.

Добраться до самого разгромленного гранатомётным огнём бункера спецназовцы смогли только в пятницу вечером. Тогда же поступила первая официальная информация об убитых боевиках – пятеро. Впрочем, тут же было заявлено, что в силу обширных ожогов тел убитых, опознать их на месте не представляется возможным. Прошло уже семь дней, но ни одного имени не названо. Единственный, кого удалось опознать по предварительным данным, это председатель Унцукульского собрания депутатов Магомедхабиб Магомедалиев, а также сотрудник УФСБ республики, который в дни активных боестолкновений считался пропавшим без вести. Совершенно непонятно, для чего и по какой причине спецназовец оказался в бункере среди боевиков. Так же как нет внятного объяснения тому, зачем в оцепленный дом зашёл и Магомедалиев (хотя понятно, что он туда пошёл не по собственному желанию). Ведь если к нему и были какие­то претензии, то он практически был в руках силовиков. С ним можно было ещё работать. На эти вопросы уже вряд ли кто­нибудь ответит. Возможно, у силовиков не было задачи сохранить депутату жизнь. Примечательно, что с каждым последующим днём после завершения КТО о нахождении в доме Гаджидадаева говорилось всё меньше, если не сказать, что вообще не говорилось. По крайней мере с официальной трибуны. Информацию о том, что отец лидера гимринской группы уже принимает соболезнования, местные жители не подтверждают. На этом фоне всё активней обсуждается версия благополучного ухода части заблокированных, в том числе и Гаджидадаева, с места спецоперации. Предположительно, они воспользовались подземным тоннелем, ведущим к протекающему в нескольких десятках метров от заблокированного дома каналу (КОР). В приватной беседе с корреспондентом «ЧК» сотрудник одного из силовых блоков республики подтвердил наличие подобного тоннеля. Хотя официально правоохранительные органы не дают такой информации. Странно тут и следующее. Оперативные работники обнаружили в бункере 3 автомата Калашникова, 2 пистолета Стечкина и 2 пистолета Макарова. Выходит, с таким относительно скудным вооружением пятеро боевиков более двух дней сдерживали подавляющее огневое преимущество спецназа?

Кондиционеры, пока горячо

Когда спецназ покидал горячий Семендер, дом, который штурмовали, но не слишком повредили, взлетел в воздух. Силовики уверяют, что в бункере были обнаружены три самодельных взрывных устройства суммарной мощностью 69 кг тротила. Не рискнув вывезти, было принято решение обезвредить их накладным зарядом. В настоящее время завалы разобраны, а бункер засыпан землёй. Но если это хоть как-­то объяснимо, то непонятно, по какой причине подорвали и близлежащий дом Магомедхабиба Магомедалиева. Как известно, никаких активных боевых действий в нём не велось, более того, не было обнаружено ничего подозрительного и опасного. Так или иначе, в полуразрушенное строение через несколько часов хлынули мародёры. Как свидетельствуют местные жители, молодые ребята, предположительно местные, вынесли с депутатского дома 2 кондиционера, а также сняли устройство для автоматического срабатывания ворот. От дальнейшего грабежа уберегли соседи. Пострадало и ещё несколько соседских домов. В Интернете появился видеоролик, в котором владельцы пострадавших строений подробно рассказывают о случившемся. По словам одного из них, хозяина торгового ларька, спецназовцы два дня тащили из магазина продукты питания, а уходя, подорвали. Сейчас люди тщетно пытаются добиться компенсации ущерба.

Али Ахмедов и не думал уходить так скоро

Звонки на прослушке

Ещё одна особенность данной спецоперации – обилие звонков, исходящих из бункера и входящих, предположительно, на телефоны высокопоставленных чиновников, в том числе и силовых. В связи с этим на этой неделе ряд СМИ опубликовал материалы, в которых упоминалось имя начальника полиции Махачкалы Раипа Ашикова. Генератором подобной версии послужил обыск в квартире офицера, проведённый следователями СУ при поддержке сотрудников УФСБ 23 марта. Свидетелем обыска и одновременно в роли понятого выступил наш коллега Закир Магомедов. По его словам, обыскали три комнаты и прихожую, но ничего противозаконного не нашли. В это же время во дворе дома стояли несколько десятков родственников и знакомых Ашикова. Самого офицера в квартире не оказалось, и, как сообщили в правоохранительных органах, его местонахождение не удалось выяснить. Попутно были задержаны несколько охранников Ашикова, но после беседы с сотрудниками УФСБ их отпустили.

Инфильтрация1 Ашикова в стан членов диверсионных групп выглядит маловероятной, так же как другой поток компромата в его адрес. К вечеру следующего дня появилась другая информация, якобы Ашикова подозревают в участии в организованной преступной группе (ОПГ), которая причастна к убийству депутата каспийского городского собрания и по совместительству руководителя, Магомедгаджи Алиева, в 2011 году. Напомним, киллер застрелил чиновника, когда тот выходил из своего автомобиля. До конца прошлого года следствие буксовало в поисках ответа на вопрос, кто и за что мог убить чиновника. Впрочем, вскользь упоминалось о заказном характере преступления.

В октябре 2012 года сотрудники УФСБ задержали помощника прокурора Кизляра Магомеда Абдулгалимова. К тому времени спецслужбы владели информацией о возможной причастности прокурора к организации убийства Алиева. Помимо этого, Абдулгалимова подозревают в содержании наркобизнеса, а именно – реализации наркосодержащих препаратов («Трамал») через печально известную каспийскую аптеку №11. По данным правоохранительных органов, Алиев пытался помешать «бизнесу» прокурора, что могло стать роковым для него. Эфэсбэшники подозревают Абдулгалимова и в связях с боевиками, однако в чём именно заключалось такое неординарное сотрудничество, не уточняют.

Вполне возможно, что такие же претензии есть и к Раипу Ашикову. 24 марта появилась информация, что его арестовали на российско­азербайджанской границе, однако вскоре МВД республики опровергло эти данные. Впрочем, офицер отстранён от исполнения служебных обязанностей. Также неизвестно, была ли беседа следователей с начальником полиции.

На фоне таких интриг блекло выглядит версия о том, что Ашиков мог стать жертвой своих же амбиций. Он считается одним из боевитых офицеров и потенциальным кандидатом на пост главы МВД Дагестана. Не исключено, что Ашиков стал жертвой подставы. В первую очередь со стороны высокопоставленных, руководящих сотрудников правоохранительного ведомства. По словам источника близкого к силовым структурам, «наезд» на Раипа Ашикова – это не что иное, как попытка надавить на его старшего брата, заместителя начальника полиции РД Зиявудина Ашикова. Тот же источник отмечает, что на него в последнее время была объявлена настоящая охота со стороны замминистра ВД республики Магомеда Магомедова (Кучерявый). Так или иначе, в Москву несколько раз уходили компрометирующие Ашиковых материалы. Ни один из этих фактов в итоге не подтвердился.

С высокого полёта

В минувшие выходные, по нашим данным, прошёл обыск и в доме бывшего непосредственного начальника Ашикова, отставного начальника УВД столицы Али Ахмедова. Напомним, он был уволен из органов, после того как участковый уполномоченный Кировского района Махачкалы застрелил в кафе троих водителей маршрутных такси (1,5 месяца назад). Но обыску, как нам известно, предшествовали совсем другие события.

В конце прошлой недели из Москвы в Махачкалу доставили двоих парней, Гайдарбека Биарсланова иАстемира Гаджиева, подозреваемых в организации финансовой пирамиды. Организовал пирамиду их одноклассник Магомед Муртузалиев. Их обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах – свыше одного миллиарда рублей. Но это только предварительная сумма. По некоторым данным, размер собранных с доверчивого населения денег астрономический – 4,5 млрд рублей. Такого барыша, вероятно, не ожидали и Муртузалиев с одноклассниками. Когда речь идёт о таких деньгах, в дело, как правило, вступает большая политика. Вернее, большие политики. Больше известная в народе как ташкапурская или хаджалмахинская, финансовая пирамида уже сломала немало судеб. Есть люди, вложившие, как оказалось, в никуда, от 10 до 20 млн рублей. Если, к примеру, в пирамиду вкладывался муж, то жена, желая его переплюнуть (сделать для него сюрприз), вкладывала втайне от него сумму в два раза больше. В итоге – пустота в карманах и в душе. Как результат – всплеск отчаянного недовольства обманутых вкладчиков и желание некоторых из них отомстить организаторам пирамиды. Вплоть до убийства. Однако тут вновь в игру вступила политика. По данным «ЧК», львиную долю украденных миллиардов перехватил один из высокопоставленных республиканских чиновников, который быстро остудил пыл «кровников». Им были поставлены устрашающие условия: тот, кто осмелится убить мошенников, автоматически берёт на себя несколько миллиардов долгов. Об убийстве Муртузалиева, Биарсланова и Гаджиева, говорят, больше никто и не задумывался. Впрочем, двое последних не стали заигрывать со следствием и, по инсайдерской информации, слили показания, согласно которым отставной начальник УВД Махачкалы мог быть причастен к пирамидным деньгам. Отметим, что Али Ахмедов считается человеком мэра столицы Саида Амирова.

Такой бурной на «высококриминальные» события недели в Дагестане не было давно. Что это: начало генеральной чистки или стечение обстоятельств, покажет ближайшее время. Впрочем, в случае первого варианта не исключено, что в скором будущем на высокие московские столы (в том числе и директора ФСБ Александра Бортникова) ляжет бумага со списком имён. Далеко не рядовых дагестанцев…


1Инфильтрация – проникновение чего­-либо, кого­-либо в чужеродную, инородную среду.



4 комментариев


  1. (30.03.2013 16:32) #
    1

    Дагестан это корзина корупции, бандитизма, нишеты и беспредела

  2. (30.03.2013 21:32) #
    0

    ну что же, интересное начинается. Ждем продолжения банкета ))

  3. (30.03.2013 21:48) #
    0

    Везде, где идет поклонение выгоде, и капиталу будет процветать коррупция. Кто начинает, противостоять этой системе оказывается террористом и экстремистом и их уничтожают. Напоминает Сталинские репрессии, когда неугодные власти люди исчезали без следа и следствия!

  4. (31.03.2013 01:59) #
    0

    Комментарий удален модератором.