Политэкономия египетской революции

Вскоре после того, как вице-президент Египта Омар Сулейман заявил об отставке Хосни Мубарака с поста президента, государственный секретарь США Хиллари Клинтон прилетела в Египет, чтобы поздравить египетский народ с хорошо выполненной работой. Революционеры достигли своей цели, сказала она. Теперь все могут идти домой с чувством выполненного долга, а “уборкой” займутся ответственные взрослые люди. Чтобы доказать, что никто не злится на египтян за свержение одного из самых близких и важных союзников США в арабском мире, Всемирный банк, G8 и сами Соединенные Штаты предоставили Египту и Тунису 15 млрд. долларов на безвозмездных и кредитных условиях, чтобы облегчить их переход к «демократии». Такая щедрость заставляет задаться вопросом: почему западные правительства и международные финансовые институты из кожи вон лезут, чтобы продемонстрировать расположение к революционерам и поддержку прогресса на Ближнем Востоке?

Западные идеологические системы и государственная пропаганда в самом Египте поддержали идею, заложенную в послании Клинтон: есть “плохой” и “хороший” капитализм. Теперь, когда Мубарак и его коррумпированная банда сообщников изгнаны, равновесие системы можно восстановить, заменив «плохих» парней «хорошими» с помощью выборов, наблюдать за которыми будет поддерживаемая США египетская армия. Недавние события показали, что приверженность международных финансовых институтов и западных правительств “социальной справедливости” зависит от того, будет ли продолжаться неолиберальная трансформация египетского общества. Но действительно ли проблема, стоящая перед египтянами, сводится всего лишь к ряду неприятных отклонений, или дело в системе как таковой? Не кроется ли здесь нечто большее? И здесь нельзя избежать важнейшего вопроса: как египетская революция и новая расстановка сил соотносятся с глобальным капитализмом?

Опасаясь, что движение может приобрести ярко антикапиталистический характер, западные правительства и международные финансовые институты стремятся сохранить интегрированность Египта в глобальную капиталистическую систему. “Щедрость” Запада – это мощный рычаг влияния на будущее Египта. Пока Египет остается должником, угроза перекрыть кредитный “краник” может использоваться для сохранения связей Египта с зарубежным капиталом и укрепления египетской армии. Эти меры проводят под такими предлогами, как уничтожение пережитков режима Мубарака, экономическая поддержка бедных, свободные и справедливые парламентские выборы. Прибегая к этим мерам, Запад и его египетские союзники стараются оседлать народные массы и ограничить их потенциал по изменению египетского общества.

Неолиберальная трансформация Египта

После смерти Гамаля Абдель Насера тридцать лет назад в Египте начался процесс неолиберализации, в основном в результате усилий Запада. Вызволив Египет из объятий колониализма и феодализма, Насер создал хоть и авторитарную, но крайне централизованную экономику. После поражения Египта в войне 1967 г., преемник Насера Анвар Садат подписал мирное соглашение с Израилем в 1978 г. при поддержке Вашингтона, положив тем самым начало включению Египта в империалистическую систему США. Американская помощь египетскому режиму выросла в разы, а Садат объявил начало политики инфитаха (открытости), которая запустила неолиберальную трансформацию Египта и сделала его экономику зависимой от международного капитала. После убийства Садата в 1981 г. этот процесс (уже при Мубараке) только ускорился. Когда долговой кризис 1982-1990 гг. заставил Египет обратиться в Парижский клуб с просьбой реструктурировать его долги, глобальные финансовые институты поставили условием продолжение кредитных вливаний и выполнение программы “структурных преобразований”. Под таким давлением правительство ограничило расходы на социальные службы, смягчило контроль над ценами, урезало субсидии, дерегулировало и приватизировало промышленность, ввело меры против инфляции и обеспечило свободу движения капитала. Эта программа была призвана разрушить мощную региональную солидарность арабских национальных сил, созданную при Насере, и консолидировать мощь правящего класса, зависимого от глобального капитала, без учета катастрофических последствий для нижних слоев населения.

Такая трансформация повлекла за собой масштабные изменения общественных отношений в Египте, включая усиление неравенства, бедность и социальную незащищенность для низших классов. Миллионы людей были обречены на страдания и нищету. Неолиберальное государство разрушило институты социальной защиты, приватизировав систему здравоохранения и другие социальные услуги, а также многие государственные отрасли промышленности. Во время правления Мубарака субсидии на продукты питания урезали вполовину, а приватизация, как показывает недавний отчет Центра за солидарность, сказалась на “стабильных условиях работы, продолжительности рабочего дня и уровне жизни рабочих”; все это эффектным образом “дисциплинировало” рабочих. Действительно, по словам Международной организации труда, Египет занимает 21 место по распространенности нарушений прав рабочих. С другой стороны, политические союзники режима извлекли огромную выгоду из приватизации. Государственные активы были переданы местным олигархам, в число которых вошли многие армейские офицеры. Новый виток долгового цикла, с помощью которого западные финансисты наживались на Египте, а также рост прямых иностранных инвестиций означали, что прибавочная стоимость, созданная египетскими рабочими, присваивалась новым египетским правящим классом и его западными пособниками.

Федерация египетских профсоюзов, на словах выступавшая представителем рабочих, на деле была подконтрольна режиму и поддерживала неолиберальную приватизацию, которая сильно ударила по трудящимся и беднякам. После вступления в должность в 2004 г. премьер-министр Ахмад Назиф и его кабинет продолжили неолиберальный курс с удвоенным энтузиазмом, что вызвало углубление неравенства и эксплуатации и заставило рабочих искать способы давления на правящий класс.

Беспрецедентная волна стачек и пикетов, которую Федерация профсоюзов восприняла в штыки, начала сказываться на производстве: между 2004 и 2010 гг. рабочие организовали более 3 000 протестных акций. Сначала стачки ударили по текстильной промышленности и индустрии одежды, но вскоре этому примеру последовали рабочие из строительной, транспортной, пищевой отраслей, и даже работники каирского метро. Возмущение сложившимися в обществе условиями усилилось, когда во время пищевого кризиса, прокатившегося по миру в 2007 г. и вызвавшего хлебные бунты, цены на продукты питания выросли на 24%. В ситуации, когда 55 млн. чел - 75% населения - приходилось тратить большую часть своего дохода на еду, самосознание рабочего класса начало меняться самым радикальным образом: голод и отчаяние пересилили страх перед силами внутренней безопасности. Вопреки собственным неолиберальным принципам, государство было вынуждено выделить значительные денежные ассигнования на стабилизацию цен.

Одновременно в промышленных городах Египта, таких как Махалла, начало набирать силу рабочее движение. В 2006 г. 25 000 работников прядильно-ткацкого предприятия "Миср" вышли на стачку, которая оставалась крупнейшей акцией протеста вплоть до свержения Мубарака. 6 апреля 2008 г. тысячи людей в Махалле присоединились к демонстрации, которая по словам бывших государственных чиновников "приковала к себе внимание всей страны" и "потрясла режим до самых его оснований". Участники протестов прошли по улицам, выкрикивая анти-мубараковские лозунги, вступая в столкновения с полицией, поджигая машины, и завершили шествие, победоносно сорвав со щита портрет Мубарака.

Как оседлать народное движение

Однако, в этих протестах зародилось «Движение шестого апреля» (движение, имеющее тесные связи с глобалистскими структурами), привлекшее множество сторонников среди молодежи на Фэйсбуке и положившее начало альянсу, которому было суждено свергнуть режим Мубарака несколько лет спустя. Движение продолжило набирать обороты в конце 2009 г., когда муниципальные налоговые инспекторы провели трехдневную сидячую забастовку на улицах Каира, в которой приняло участие около 10 тыс. человек. Зимой 2010 г. работники более чем десятка компаний установили "постоянный центр рабочего протеста в центре Каира" и организовали сидячую забастовку напротив здания парламента, продолжавшуюся несколько месяцев.

То, что «Движение 6 апреля» напрямую поддерживается США, хорошо видно из специальных внутриамериканских депеш, опубликованных на сайте WikiLeaks. Согласно этим телеграммам (подлинность которых до сих пор не была опровергнута) активисты египетских организаций предоставляли революционные планы американским дипломатам еще в 2008 г. И несмотря на то, что такие планы были названы «нереалистичными», американцы тайно помогали диссидентам. Помимо «Движения 6 апреля» контакты шли и с другими группами, среди которых назывались либералы из партии «Вафт», «Братья-мусульмане» и движение «Кифайя». Слово «Kefiya» означает «хватит!», «стоп!» или даже «надоело!», что довольно похоже на слоган «gotov je» (покончено) сербского «Отпора», или организации «Пора» (т.е., «время пришло») – молодежных группировок, стоявших во главе цветных революций.

Символика египетского «Движения 6 апреля» также не оставляет никаких сомнений во влиянии сербского «Отпора» и других молодежных движений, действовавших во время цветных революций на территории Евразии. В донесениях, опубликованных на Wikileaks, отмечается, что руководитель «6 апреля» принял участие в форуме «Саммит Молодежных Движений» в Колумбийском университете Нью-Йорка. Там он познакомился с активистами из других стран, которые научили его техникам пользования социальными сетями и уклонения от полицейского надзора в Интернете. Он также встретился с заместителем министра иностранных дел США и рассказал ему о необходимости демократических реформ в Египте. По поводу съезда в Вашингтоне активист «Шестого апреля» сказал, что остался им весьма доволен: также были проведены встречи с конгрессменом Эдвардом Ройсом, сотрудниками аппарата палаты представителей и аппарата сената. Американские дипломаты пишут, что представитель «Шестого апреля» пытался убедить представителей правительства в том, что «правительство США должно оказать давление на Египет для проведения важных реформ, пригрозив открыть информацию о предполагаемых оффшорных банковских счетах членов правительства Египта. Он надеялся, что США и международное сообщество заморозят эти счета, как счета президента Зимбабве Роберта Мугабе».

В депешах также отмечается, что блоггер Исраа Абдель Фатах входила в группу активистов, принявших участие в одной из обучающих программ, организованных в Вашингтоне НПО «Freedom House». Эта программа под названием «New Generation» (Новое поколение) была финансирована Госдепартаментом США и Агентством США по Международному Развитию. Целью программы было обучение «политических и социальных реформаторов». В январе 2010 г. эта поддержка американскими дипломатами тогда еще формирующейся египетской оппозиции с целью организовать «демократический» государственный переворот была публично озвучена в программе под названием «Проект за демократию на Ближнем Востоке», которая не ограничивается только территорией Египта, но касается всего Ближнего Востока.

В марте 2010 г. некоторые из лидеров «Движения 6 апреля» были вновь приняты американской стороной и прошли обучение в области технологий общественной мобилизации, стратегического планирования и использования новых средств информации. Кроме того, они учились тому, как «сделать гражданское общество компетентным в вопросах информации» и «способствовать тому, чтобы политики и общественность делились в Интернете информацией об истинном положении демократических свобод в Египте». Именно тогда (начало 2010-го) оппозиционные движения «6 апреля», «Кифайя» и «Братья-мусульмане» заключили между собой соглашение о том, что в свете предстоящих президентских выборов-2011 в Египте они устроят серию скандальных акций.

Руководители Международной группы по предотвращению кризисов организовали образовательную подготовку активистов и блоггеров и непосредственно на местности, в Египте, обучая последних ненасильственным методам ведения революций и тиражируя учебник Джина Шарпа, где описано 198 акций без применения насилия. Учебник Джина Шарпа, переведенный на арабский язык, столь широко циркулировал по сети, что был загружен в Египте более 17 тысяч раз.

Нельзя не отметить, что Международная группа по предотвращению кризисов (International Crisis Group) учреждена в 1995 г. международной неправительственной организацией по инициативе группы «известных европейских и американских деятелей, разочарованных неспособностью международного сообщества эффективно предотвращать и реагировать на трагические события, произошедшие в Сомали, Руанде и Боснии». И одним из главных советников этой международной группы является ни кто иной, как Збигнев Бжезинский - один из главных теоретиков современной американской геополитики.

По материалам зарубежной прессы



2 комментариев


  1. Гость
    (19.12.2011 19:43) #
    0

    Вспомнил новую программу -"Хватит молчать"....сяна.

  2. Гость
    (20.12.2011 08:54) #
    -1

    а у нас разве что-то по другому делается?
    технологии госдепа по раскачиванию и дестабилизации одинаковы во всех странах мира.

    Находят недовольных чем-то внутри страны (а такие всегда есть, ведь не раю живем) и начинают их финансировать, следовательно контролировать и руководить. Вот и все.