Неудавшийся теракт на Рождество: знакомый символизм

Чем больше информации просачивается в прессу об обстоятельствах предотвращенного рождественского теракта на борту детройтского рейса авиакомпании Delta Airlines и о личности самого несостоявшегося террориста, тем больше вопросов возникает относительно того, кто же является истинным заказчиком взрыва, который должен был унести жизни 278 человек.

Серьезные планы серьезных людей

Хотя расследование только началось и ряд деталей еще только предстоит вынести на суд общественности, уже есть весьма обоснованные подозрения, что голландский турист, выхвативший из рук террориста горящее взрывное устройство, сорвал или, по крайней мере, отсрочил исполнение очень серьезных планов очень серьезных людей, которые отнюдь не сводились к уничтожению одного отдельно взятого гражданского самолета. Взрыв на Рождество, совершенный посланцем «Аль-Каиды» вскоре после расстрела на американской военной базе, при соответствующем информационном сопровождении мог произвести очень знаковый поворот в общественном сознании американцев. Ну а если сознание подготовлено, то можно и дела делать.

Конечно, предотвращенный теракт по силе информационного воздействия - не чета удавшемуся. Поэтому несостоявшееся действо пришлось красочно описывать словесно. Во время допроса сотрудниками ФБР неудавшийся террорист, ни секунду не колеблясь, подтвердил, что он на самом деле собирался уничтожить самолет, хотя мог бы сказать, что он просто хотел пошутить над пассажирами и таким несколько экстравагантным способом поздравить их с Рождеством. И что он заранее знал, что его адская смесь не взорвется, и принял все меры предосторожности. Но он сказал то, что сказал. Мало того, по его словам, этот теракт, как водится, был спланирован «Аль-Каидой», в йеменском лагере которой он и проходил подготовку. Сотрудникам американских компетентных органов не пришлось за него ничего домысливать, что сразу бы снизило убедительную силу грозной вести. Преступник полностью изобличен и во всем сознался.


Сама персона взрывника тоже добавляет произошедшему изрядную толику колорита. Этот человек никоим образом не вписывается в складывавшийся десятилетиями архетипический образ «бедного негра». Как вскоре выяснилось, он является сыном богатого нигерийского банкира, учился в университете в Лондоне и не далее как в 2008 г. получил там специальность инженера-механика. Причем все эти подробности начали выясняться, когда, как это часто бывает в подобных случаях, парламентарии и СМИ принимаются тщательно копать.

Член комитета по национальной безопасности палаты представителей конгресса США Питер Кинг в интервью CNN заявил, что задержанный значится в базах данных американских спецслужб как лицо, связанное с «Аль-Каидой». Тем не менее, у него была действующая американская виза, которая была выдана ему в 2008 г. для участия в некоем «религиозном семинаре» на территории США. Неназванные представители госдепартамента сообщали, что где-то месяц назад его отец приходил в американское посольство в Нигерии и делился с его сотрудниками своей озабоченностью идеологическими поисками сына, которые могут завести его не туда. По словам банкира, его сын, возможно, был в Йемене. Единственное, что он знал доподлинно, так это то, что он уехал из Великобритании после окончания учебы, движимый желанием посмотреть мир. Дипломаты также сообщили, что информация о метаниях юного нигерийца была передана разведывательным органам. Уже теплее.

Сами разведчики и контрразведчики, очевидно, по горячим следам еще не успевшие выработать правдоподобной версии, под давлением неопровержимых фактов не нашли ничего лучшего, как сказать, что он на самом деле находился в списке террористов, но у них не было достаточной информации, чтобы аннулировать ему визу и запретить летать на американских самолетах. Такую обезоруживающую откровенность, на самом деле, нельзя объяснить ничем, кроме как нехваткой времени. Хотя нечто подобное мы слышали и в период расследования событий 11 сентября.

Отдельно хочется остановиться на роли во всем этом деле Великобритании, являющейся не просто младшим партнером США в их международных замыслах. Английские представители глобальной элиты отвечают в ней за связи с исламским миром, и корни того явления, которое принято именовать «исламским» терроризмом, уходят не в Афганистан, Саудовскую Аравию или сектор Газа, а в респектабельные офисы британских банкиров, разведчиков и интеллектуалов. Хоть в Англии и нет лагерей «Аль-Каиды», но вербовка и идеологическая обработка многих потенциальных террористов ведется именно там. Сейчас, конечно, сложно говорить о том, что происходило с Фаруком Умаром в течение тех шести лет, которые он прожил в Великобритании, но данный политический контекст в любом случае оставляет самый широкий простор для воображения. По крайней мере, его отец стал тревожиться за своего сына именно после того, как тот прошел обучение в Лондоне.

А вот еще более интересная информация – оказывается, согласно американским СМИ, неудавшегося террориста провел на борт самолета некий человек «в дорогой одежде». Причем у нигерийца не было паспорта, и дежурный отказался посадить его в самолет, после чего те вдвоем отправились к начальству. В результате исполнитель планировавшегося Рождественского 9.11 смог спокойно пройти на борт самолета без досмотра. Естественно, возникает вопрос – какие документы предъявил человек «в дорогой одежде», что никаких проблем с посадкой пассажира не возникло? Есть и еще вопросы – почему сразу после неудавшегося теракта в США испанские власти в срочном порядке вводят второй уровень террористической угрозы со стороны баскской группировки ЭТА?


Превращение Обамы

Если рассмотреть попытку теракта на самолете Амстердам-Детройт в более широком контексте, то вырисовывается еще более интересная картина. В декабре у доселе миролюбивого и протягивающего всем и каждому руку дружбы Барака Обамы в голосе вдруг прорезался металл. Знаковыми стали два его выступления. Одно из них состоялось первого декабря в Академии Сухопутных войск США в Вест-Пойнте. В своей речи перед курсантами президент объявил о том, что он отдал приказ направить в Афганистан воинский контингент численностью 30.000 человек в дополнение к тем 32.000 американских солдат, которые уже находятся там. Свое решение он объяснил тем, что «Аль-Каида» и «Талибан» набирают силу, которой нужно противопоставить свою силу. В противном случае ситуация в этой стране будет медленно, но верно ухудшаться. Американские военные займутся непосредственным ведением боевых операций, а также обучением национальной армии Афганистана, чья боеспособность, как было официально признано, до сих пор оставляет желать лучшего.


В своей длинной речи Обама подробно воспроизвел всю историю афганского конфликта, сказав, в частности, что «Талибан» захватил власть после того, как страна была «разграблена за годы советской оккупации», и в то же время отметил, что Америка не собирается оккупировать Афганистан. Он упомянул о том, что именно оттуда был направлен приказ захватить американские самолеты 11 сентября, а также сказал, что «там замышляются новые атаки на нашу страну даже в эти минуты, когда я выступаю перед вами». Было также сказано, что только за последние несколько месяцев на территории США было задержано несколько террористов, которых направили из приграничных районов Афганистана и Пакистана для совершения терактов. Касаясь Пакистана, Обама заявил, что его страна не потерпит наличия на его территории безопасных убежищ для террористов, чье местонахождение известно, а намерения ясны. А ближе к концу своей речи он даже признался, что на самом деле борьба с международным терроризмом не ограничится лишь Афганистаном и Пакистаном. «Везде, где «Аль-Каида» и ее союзники попытаются создать свои плацдармы, будь то в Сомали, Йемене или где-то еще, им необходимо противопоставлять растущее давление и сильные партнерства».

Обама также много говорил в целом о роли Америки в мире, о том, что его страна несет особое бремя в международных отношениях, что она поддерживала безопасность на планете более 60 лет, проливала кровь на многих континентах, но при этом не стремилась никого поработить, в отличие от великих держав прошлого. Эту же мысль он повторил и в своей нобелевской речи в Осло 10 декабря. Несмотря на то, что вручали ему Нобелевскую премию мира, тон Обамы опять звучал очень воинственно. Он говорил о том, что при всей ужасности войны как средства разрешения международных противоречий, она еще долго не исчезнет с мировой сцены. О том, что при всем его уважении к таким людям, как Махатма Ганди или Мартин Лютер Кинг, их подхода, основанного на ненасильственном миролюбии, совершенно недостаточно, чтобы победить мировое зло. «А зло существует в этом мире», - резюмировал Барак Обама. По ходу своей речи он вспомнил президента Кеннеди, который, будучи реалистом, стремился не просто к миру вообще, а к практичному, достижимому миру, который основан не на внезапной революции в человеческой природе, а на постепенной эволюции человеческих институтов. Похоже, восторженность первых месяцев президентства Обамы тоже начинает потихоньку сходить на нет и сменяться так называемым «реализмом», который, по-видимому, подразумевает, что Америка теперь будет гораздо менее стеснительной в использовании силы.

Кому это выгодно?

Такой поворот в риторике Обамы не остался незамеченным неоконсерваторами, которых он сменил у власти, но которые от этого не потеряли влияния на американскую политику. Майкл Барон из Американского института предпринимательства с удовлетворением отмечает, что речь президента наверняка очень сильно отличалась от того, что рассчитывали услышать те, кто присудил ему Нобелевскую премию. Было ощущение, что это говорит человек, придумавший определение «ось зла», только без техасского акцента. «Никаких извинений, - восхищается он, - никакого отрицания американской исключительности, идеи, которую проповедовали предыдущие американские президенты от обеих партий, и которая заключалась в том, что Соединенные Штаты являются особенным и особенно хорошим государством с великой миссией в мире». Та же тональность отличает и статью двух других неоконов Гарри Шмидта и Томаса Донелли в газете Daily Standard. Однако они выражают опасения, будут ли практические действия президента соответствовать его риторике.

По их мнению, показателем истинных намерений Барака Обамы станет следующий военный бюджет. Беспокойство правых связано с тем, что Обама снижает военные расходы и отказывается от ряда военных программ, таких как создание истребителя F-22 для ВВС США, боевой системы будущего для Сухопутных войск, а также планирует законсервировать две авианосные боевые группы и сократить одно или несколько авиакрыльев истребителей. «Такой подход приблизит американские вооружённые силы к странам Европы вместо того, чтобы поддерживать глобальную безопасность».

Особенную же озабоченность неоконсерваторов вызывает тот факт, что на фоне снижения оборонных расходов ниже 3% ВВП, растут социальные обязательства правительства и, что самое ужасное, расходы на обслуживание долга, которые запланированы в размере 22%. Обаме, если он на самом деле таков, как его речи, предлагается это положение исправить, и, возможно, здесь и кроется разгадка тайны неудавшегося теракта.

Коалиционное, по сути, правительство Обамы весьма чувствительно к лоббистскому давлению радикальных неоконсерваторов в американском истеблишменте. И эта чувствительность повышается по мере того, как попытки Обамы решить американские экономические проблемы на многосторонней основе, в рамках «двадцатки» и ей подобных форумов, терпят неудачу. Другие страны становится все труднее убедить в том, что они должны оплачивать американское сверхпотребление из карманов своих налогоплательщиков. И возвращение к старой доброй силовой практике, похоже, видится единственной альтернативой сохранения доминирующей роли США в мире.

Пока военные приготовления ведутся скрыто. В Ираке у американцев уже находятся 120.000 военнослужащих. К октябрю следующего года их численность должна быть сокращена до 50.000, однако, во-первых, наверняка часть выводимого контингента будет переброшена в Афганистан в рамках новой стратегии Барака Обамы, а во-вторых, не факт, что указанные сокращения произойдут. Если бы теракт на Рождество удался, то вполне возможно, что вывод войск мог бы и затормозиться. А теперь посмотрим, как будут развиваться события дальше. Если что, попытку можно и повторить. Так что пусть неоконсерваторы не беспокоятся…

По материалам «Фонда стратегической культуры»



0 комментариев