Из беженцев в олимпийцы

Примета времени: впервые в истории олимпийского движения участие в Играх примет сборная беженцев. "Огонек" разбирался в логике решения МОК допустить на Олимпиаду в Рио-2016 новую команду и пытался понять, за кого теперь можно болеть

Александр Беляев

— Если бы я утонула в Средиземном море, то это был бы настоящий позор,— улыбается сирийская пловчиха Юсра Мардини, вспоминая свое прошлогоднее путешествие из Сирии в Грецию. В августе прошлого года, сразу после того, как дом Мардини был разрушен после очередной бомбардировки Дамаска, 18-летняя девушка вместе со своей сестрой решилась на отчаянный поступок — присоединиться к группе беженцев и отправиться транзитом через Турцию на греческий остров Лесбос.

К этому моменту Мардини была не особенно известна в спортивном мире: несмотря на то что она представляла Сирию на чемпионате мира — 2012 по водным видам спорта сразу в трех дисциплинах, ни одной медали своей команде юная Юсра не принесла. Зато путешествие в Грецию прославило Мардини буквально за один день. Когда до Лесбоса находились несколько километров, 6-местная лодка, в которой оказалось 20 беженцев, перевернулась, и в воде оказалась не только участница чемпионата мира по плаванию, но и с десяток людей, которые не умели плавать вовсе. "Мы с сестрой стали хватать людей, чтобы они не ушли под воду, и одновременно переворачивали лодку,— вспоминает Юсра.— Было ужасно тяжело, и с тех пор я поняла для себя одну вещь: я больше никогда не буду плавать на открытой воде".

Подобным маршрутом в Европу в прошлом году попали около 600 тысяч беженцев, сообщает Международная организация по миграции (МОМ), а общее их число, если добавить и сухопутные маршруты, превысило 2 млн человек. Именно этот факт стал для Международного олимпийского комитета (МОК) основным, когда в октябре 2015 года организация впервые решила создать сборную беженцев и допустить ее на Игры в Рио. До этого момента отдельным спортсменам-беженцам иногда разрешали выступать под олимпийским флагом, но никогда раньше в истории Игр беженцы не были представлены целой командой.

От слов к делу

Сирийская пловчиха Юсра Мардини поразила своего тренера силой характера

Сирийская пловчиха Юсра Мардини поразила своего тренера силой характера

"Олимпиада — это время толерантности, солидарности и мира,— заявил президент МОК Томас Бах в октябре прошлого года.— Именно поэтому мы рады приветствовать сборную беженцев. Они смогут жить в Олимпийской деревне и участвовать в Играх наряду с другими спортсменами".

Заявление главы МОК было громким, однако в спортивном мире вызвало неоднозначную реакцию: с одной стороны, Баха хвалили за внимание к насущным общемировым вопросам, с другой — журили за то, что он слишком заигрывает с мигрантами, и до добра это не доведет. Дискуссии о том, надо ли торопиться с созданием подобной сборной, велись вплоть до марта этого года. И только пару недель назад МОК дал окончательный ответ: сборная беженцев на Олимпиаде в Рио выступать будет.

Это решение было подкреплено и пакетом оперативно принятых структурами МОК регламентных норм. Сразу после оглашения финального решения на официальном сайте организации появился манифест, в котором говорилось о том, какими правами будет обладать новоиспеченная команда. В числе прочих пунктов, в частности, сообщалось: у беженцев будет собственный шеф-повар, технические работники и тренеры; МОК обеспечит команду официальной формой; программа "Олимпийская солидарность" возьмет на себя все расходы, связанные с участием и подготовкой спортсменов; на церемонии открытия Олимпиады сборная беженцев пойдет перед сборной Бразилии, хозяйкой чемпионата...

Правда, какой будет сама эта сборная, а главное, как и из кого будут ее собирать, до сих пор загадка.

Срочно требуются олимпийцы

После слов Томаса Баха о включении в состав участников Олимпиады новой команды оказалось, что сдать олимпийские нормативы смогут лишь единицы, а без этого на Игры, какими бы благими ни были намерения, в любом случае не попасть. Усилия по поиску достойных кандидатов в олимпийцы в нестройных рядах беженцев были предприняты отчаянные, но в итоге в предварительном списке, которым оперирует МОК, значатся (по состоянию на прошлую неделю) чуть больше 40 имен. Сколько останется в заветном списке на финише процедур отбора — вопрос открытый. Примечательно, что сам Томас Бах говорит о том, что успехом будет, если в Рио сумеют выступить хотя бы 5-10 человек. Сейчас в сборной беженцев есть только три спортсмена, которые гарантировали себе участие на Олимпиаде.

Сирийская пловчиха Юсра Мардини — одна из них, и не скрывает, что ей повезло. После Греции беженку бросало по разным европейским странам, но и в итоге она оказалась в Германии и сейчас тренируется в Wasserfreunde Spandau 04 — старейшем берлинском бассейне. Ее день начинается в семь утра: утренняя тренировка, потом занятия в школе, вечерняя тренировка и сон. Типичный график профессионального спортсмена. "Когда Юсра пришла к нам в команду, то я, честно говоря, не знал, что из этого выйдет,— рассказывает ее нынешний тренер Свен Шпаннекребс.— Но после месяца тренировок произошел такой прогресс, что я в нее действительно поверил".

Дзюдоист Пополе Мисенга бежал из Конго в Бразилию, лишь бы не участвовать в войне

Дзюдоист Пополе Мисенга бежал из Конго в Бразилию, лишь бы не участвовать в войне

Фото: youtube.com

Изначально Шпаннекребс планировал готовить девушку к Олимпиаде-2020 в Токио, но после решения МОК обеспечить участие сборной беженцев уже на ближайших на Играх, в Рио, планы пришлось скорректировать: теперь в каждом интервью тренер уверяет, что его подопечная к стартам ударно готовится и отлично выступит в Бразилии. "Вам просто нужно хоть раз посмотреть, как она тренируется. У нее очень сильный характер, мощнейшая мотивация и внутренняя организация. Скажу так: если бы я не знал, что она из Сирии, то был бы уверен — немка",— говорит Шпаннекребс.

Еще одним участником сборной беженцев на Олимпиаде в Рио будет иранская тхэквондистка Рахоех Асемани. Она уехала из родной страны еще в 2012 году и поселилась в Бельгии. На протяжении почти 4 лет девушка пыталась решить два насущных вопроса: найти работу и получить бельгийское гражданство. И если с первым пунктом программы она кое-как справилась (сейчас Асемани работает почтальоном), то до гражданства, и, соответственно, Олимпийских игр, ей было как до Луны.

Но директивы МОК были услышаны во Всемирной федерации тхэквондо: Асемани допустили к участию в европейском отборочном турнире в весе до 57 кг. И иранка шансом воспользовалась: она разнесла в пух и прах всех своих соперниц и завоевала вожделенную путевку на Игры-2016. "Если бы МОК не принял такое решение и не вступился бы за беженцев, то я бы все равно продолжила тренировки, чтобы выступить на Олимпиаде в Японии в 2020 году,— говорит Асемани.— Олимпиада в Рио всегда была мечтой для меня. И теперь я сделаю все, чтобы победить там".

Похожая история случилась и с третьим участником новообразованной сборной — конголезским дзюдоистом Пополе Мисенга, который сейчас живет в Бразилии. После слов Томаса Баха о том, что отныне беженцы станут полноценными участниками Олимпиады, бразильские власти сделали все для того, чтобы найти среди 8,5 тысячи беженцев, проживающих в стране, достойного представителя для участия в Играх. И нашли!

История Мисенга, на которого в итоге пал выбор, и впрямь впечатляющая. Начавшаяся в Конго гражданская война лишила его матери и брата, поставив перед серьезным выбором: либо оставаться в стране, чтобы мстить, либо уехать и начать новую жизнь. "Вокруг меня уже было так много крови и смерти, что участвовать в этом я не хотел. Мне нужно было остаться в стороне и делать то, что я лучше всего умею,— заниматься спортом",— рассказывал Мисенга изданию The Guardian.

Президент Международного олимпийского комитета Томас Бах надеется, что среди беженцев найдется хотя бы 5-10 спортсменов, способных выступить на Олимпиаде

Президент Международного олимпийского комитета Томас Бах надеется, что среди беженцев найдется хотя бы 5-10 спортсменов, способных выступить на Олимпиаде

Истории остальных кандидатов в сборную беженцев — пока тайна. Известно только, где куется основной "олимпийский резерв": из 40 человек, которые теоретически могут выступить на Олимпиаде в Рио, больше половины готовятся в лагере для беженцев Какума, который располагается на северо-западе Кении. Кандидатам в олимпийцы от 17 до 30 лет, однако в МОК их имен и фамилий не называют. Подготовка ведется в рамках специальной программы "Олимпийская солидарность", и, как утверждает ее директор Пере Миро, именно этот кенийский лагерь в перспективе будет основным поставщиком атлетов для новой сборной.

Среди тех, кто сейчас здесь ежедневно тренируется, претендуя на олимпийские путевки в Рио, бегуны на дальние дистанции из Южного Судана, Бурунди и Руанды, а также спринтеры из Эфиопии, Уганды, Мали, Сирии, Ирана и Ирака. Все они пережили многое, и для них именно спорт, по словам Миро, является лучшей реабилитацией. "Беженцы, получившие олимпийские путевки,— это стимул для всех остальных продолжать тренироваться, несмотря ни на что,— уверяет Миро. И добавляет: — Сборная беженцев создается именно для этого — чтобы показать, что ничего невозможного нет..."



0 комментариев