ИК или ИГ?

В воскресенье утром в Буйнакском районе Дагестана российские спецслужбы заблокировали укрывшихся в одном из домов посёлка Герей-Авлак боевиков. Вскоре было объявлено, что во время спецоперации в буйнакском посёлке был убит лидер группировки «Имарат Кавказ» Алиасхаб Кебеков.

Интересно, что во многих СМИ в связи с этим прозвучала мысль о том, что Алиасхаб Кебеков был умеренным радикалом, смерть которого может стать поводом для укрепления в регионе новых радикальных идей – политики «Исламского Государства».

Отвечая на вопрос о том, что убийство Кебекова может означать для региона, правозащитница Татьяна Локшина говорит: «С одной стороны, несомненно, для силовых структур, для российских властей успех в борьбе с вооружённым подпольем. С другой стороны, сам Кебеков демонстрировал определённую тенденцию к умеренности. Например, он выпускал приказы, запрещая боевикам нападать на гражданских, запрещая организовывать операции, в рамках которых могут, в частности, пострадать старики и дети, запрещая непосредственное участие женщин в вооружённых группировках. И если он действительно убит, то вполне может статься, что ему на смену придёт гораздо более радикальный, жестокий лидер. И такое опасение, мне кажется, нужно принимать во внимание».

Главный редактор интернет-издания «Кавказский узел» Григорий Шведов вдаётся в похожие рассуждения: «Я думаю, что сама суть ситуации нами недостаточно плотно анализируется, потому что, как ни странно, «Имарат Кавказ» претерпел очень значительные изменения в сторону «мягкой» силы, которую они стали активнее использовать, отказавшись напрямую от наиболее известных террористических, кровавых методов. И именно этот набор действий – атаки на гражданское население, казни – как мы знаем, широко практикуется «Исламским государством».

Так что мы можем, конечно, сейчас получить ситуацию, когда руками правоохранительных органов уничтожен основной конкурент растущему «Исламскому государству» на Северном Кавказе. И вместо действий, которые за последний год под руководством «Имарата Кавказ» и конкретно его лидера Кебекова проводились на Северном Кавказе, мы можем увидеть совершенно другой подход. Ушёл основной лидер «Имарата», и на его место может прийти более жёсткий, более радикально настроенный человек. И он может успешно конкурировать с ослабевающим «Имаратом» в лице лидера «Исламского государства» на Северном Кавказе».

Новая модель

«Исламское государство» называют новой моделью радикального ислама, которая отпочковалась от «Аль-Каиды», приверженцем которой ранее и был лидер ИГ. Сама организация была создана в 2006 году. Летом 2014 года ИГ установило контроль над частью территорий Сирии и Ирака, провозгласив халифат, в который вошёл, например, такой крупный город как Мосул. Это дало группировке моральное право на исключительное лидерство среди других подобных групп. Данный шаг фактически привёл к притоку в ИГ радикально настроенной молодёжи со всего мира. Не стал исключением и Кавказ. Влиянию ИГ подверглись даже важные структурные единицы «Имарата Кавказ». Так, о своей «присяге» лидеру ИГ объявили так называемые амир Дагестана и амир Махачкалы, что вызвало раскол в рядах сторонников «Имарата».

Алиасхаб Кебеков обладал определённым авторитетом, препятствовавшим переходу «Имарата Кавказ» на рельсы «Исламского Государства». От представителей последнего пока нет никаких подтверждений о принятии присяги от сторонников «Имарата». Возможно, смерть Кебекова что-то изменит в этом отношении. У ИГ уже есть определённый опыт влияния на регионы, находящиеся далеко от Ирака: к примеру, на верность ИГ уже присягнула действующая на территории Нигерии группировка «Боко Харам». Также готовится почва для вхождения ИГ в Афганистан, где пока эту нишу полностью контролирует «Талибан».

Эксперты высказывают разные предположения о том, как настроения радикальной молодёжи, симпатизирующей ИГ, могут сказаться на ситуации в регионах, в которых появляется влияние «Исламского Государства». К примеру, кто-то называет происходящее развалом «Имарата Кавказ» и победой над подпольем. Другие опасаются прихода на смену «Имарату» когда-то также сменившего «Ичкерию» «Исламского Государства», представляющего гораздо более жёсткую, прямолинейную и бескомпромиссную трактовку вооружённого джихада.

Будет ли радикальная молодёжь покидать Кавказ и направляться в Ирак? Или ИГ создаст для неё соответствующие условия прямо здесь? Какой из возможных вариантов развития разрабатывают спецслужбы? Ответы на эти и многие другие вопросы пока не ясны.



0 комментариев