Идеологические секреты экономического чуда Малайзии

Малайзия уникальная по своей сути страна, которая за сравнительно небольшой срок смогла выйти из экономических и социальных аутсайдеров в локомотивы развивающихся экономик мира.

В чем же суть такого этого рывка? Успех данного азиатского тигра сводится к ряду причин, о которых мы поговорим ниже.

Экономический бум и социальный паралич государства

Малайзия с 1970 года превратилась из сырьевого придатка в быстро растущую многоотраслевую экономику.

В соответствии с программой развития, к 2020 году Малайзия пытается достигнуть более высоких доходов путем привлечения инвестиций в сферу исламских финансов, высоких технологий, биотехнологий и услуг.

Программа экономической трансформации, предпринимаемая правительством, представляет собой серию проектов и политических мер, направленных на ускорение экономического роста страны.

Сразу после обретения независимости в 1957 году руководство страны озаботилось проблемой национального производства, и все 60-ые годы проводило политику импортозамещения.

Импортозамещение было средством налаживания производства простых потребительских товаров, ориентированных на внутренний рынок.

Основными инструментами этой политики стали высокие импортные пошлины и государственная поддержка зарождающихся отраслей промышленности.

К сожалению, эти меры не привели к желаемым результатам. «Тепличные» условия, созданные государством для национальных производителей, лишили последних стимула производить конкурентоспособные товары.

Важно отметить социальные и экономические особенности Малайзии в тот период. Структура населения выглядела следующим образом: 72% составляло коренное население – малайцы, 22% - китайцы и 6% - индонезийцы.

Однако при этом на малайцев приходилось лишь 2% оборотного капитала страны. Все ключевые отрасли экономики, включая промышленность и банковскую сферу, контролировали китайцы.

Ввиду такого отнюдь не пропорционального экономического соотношения наблюдался огромный разрыв уровня жизни между китайцами и остальным населением страны.

Для устранения таких экономических контрастов в 1971 году была принят декрет о НЭПе.

«Ленин» по-малайски…

«Новая экономическая политика» (НЭП) была принята в 1971 году как ответ на этнические волнения после победы китайского кандидата на выборах мэра Куала-Лумпура.

На начальном этапе НЭП была направлена на усиление экспортных отраслей экономики страны. Для такого рывка нужны были инвестиции и достаточно серьезные.

Средства нашлись внутри государства. И данная задача была выполнена: в середине 70-ых норма капиталовложений возросла до 18-19%.

Наметился устойчивый рост в аграрном секторе. Но для развития всей экономики внутренних ресурсов было недостаточно, и Малайзия начинает привлечение иностранных инвесторов.

Для них разрабатывается особая система льгот, формируются свободные торговые зоны. Итоги НЭП впечатляют. С середины 80-ых годов более четверти всей бытовой электроники мира производится в Малайзии.

Во многом это объясняется сравнительно невысоким уровнем коррупции. В Малайзии инвесторы застрахованы от бюрократической волокиты при необходимых согласованиях.

В этот же период прямые иностранные инвестиции в экономику страны были одними из самых активных в мире. Подавляющее большинство внешних инвестиционных потоков шло из соседнего Китая.

Отношения Малайзии с «Главным инвестором»

Рассмотрим отношения Малайзии с «главным инвестором» на примере промежутка правления Махатхира Мухаммада. Премьерство Махатхира Мохаммада это целая эпоха.

Он выдвигал стратегию «Видение 2020», ставящей целью превращение Малайзии в индустриально развитое государство к 2020 году. Большой заслугой Махатхира считается преодоление финансового кризиса 1998 с опорой на собственные силы.

В качестве превентивной меры в отношении подобных экономических потрясений в будущем доктор Махатхир Мохаммад выдвинул «проект золотого динара», который подразумевает создание обеспеченной золотом международной валюты.

Будучи главой правительства Махатхир выстроил достаточно неоднозначную линию поведения с Китаем. В отношениях высматривались двоякие подходы.

Со стороны экономической Китай для Малайзии выступал как важнейший экономический партнер, но при этом Махатхир отчетливо понимал, что обретая такое могущество (а две трети срока правления Махатхира пришлись на китайский экономический бум), Китай может посягнуть и на определенные территории Малайзии.

Выстраивая архитектуру отношений с Срединным государством, Махатхир также не мог не учитывать тот нюанс, что Китай является прародиной значительного количества его граждан.

«Азиатские ценности» Махатхира Мухаммада

Как сторонник традиционных ценностей азиатских народов, Махатхир Мухаммад, правивший страной с 1981 по 2003 годы, заявлял, что малазийское видение «азиатских ценностей» основано на малайско-исламской культуре.

На его взгляд, эти ценности должны быть оберегаемы от поглощения наступающей западной культурой и ценностями. Огромный резонанс во всем мире вызвала речь премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада на открытии 10-й сессии Организации Исламской конференции в 2002 году.

То был чрезвычайно актуальный, великий призыв к единению, вере, всестороннему развитию мусульманских стран, призыв, опровергающий муссируемый на рубеже тысячелетий стереотип о том, что ислам — религия отсталости и террора.

Говоря о необходимости научного и экономического подъема мусульманского сообщества, Мохамад заявил: «Нас благословили наставлением «читать», то есть приобретать знания.

Ранние мусульмане воплощали это наставление в жизнь, переводя и изучая работы древнегреческих и других доисламских ученых. И эти мусульманские ученые своими исследованиями вносили вклад в сокровищницу знаний. Они преуспели во всех областях знания своего времени».

«В то время как средневековые европейцы были по-прежнему суеверными и отсталыми, просвещенные мусульмане уже построили великую мусульманскую цивилизацию, уважаемую и могущественную, более чем способную конкурировать с остальной частью мира и защищать свою умму от иностранной агрессии», – говорил Мухаммад.

«В интеллектуальном смысле в мусульманском обществе начался регресс. Мусульмане проспали Промышленную революцию, - сетовал он, - Мы должны наращивать нашу мощь в каждой сфере, а не только в области вооружений».

«Наши страны должны быть стабильными, сильными в экономическом и финансовом отношении, промышленно развитыми и технологически продвинутыми», — резюмировал премьер Малайзии.

Махатхир стремился следовать своему мировоззрению и в проводимой им политике внутри Малайзии. Он убеждал сограждан: «Малайзийцы — такие же люди, как и европейцы, и то, что могут они, можем и мы, и даже лучше».

Бадави с идеей «Хадари»

В октябре 2003 года на посту премьер министра Махатхира сменяет Абдулла Ахмад Бадави. Бадви до этого долгое время занимавший кресло министра иностранных дел практически продолжил курс прежнего руководителя правительства.

Единственно немного ужесточилась риторика страны в сторону США. В экономическом плане внешняя политика государства осталась прежней. При Бадави инвестиционная привлекательность Малайзии увеличилась. Также увеличился взаимный товарооборот с Китаем.

Бадави как продолжатель курса Махатхира несомненно достиг успехов. В эру правления Бадави экономические успехи были закреплены еще более тесными связями с главным инвестором.

Добившись заметных успехов в экономике нужно было думать и о социальной политике т.е. выработке общественной идеи которая «склеила» бы общество страны новой идеологической платформой.

Этой платформой стала концепция «Ислам хадари» («исламская умеренность», «модернизация с опорой на Ислам»), которую пытался воплотить в жизнь премьер-министр Абдулла Ахмад Бадави.

С его слов, это была всего лишь попытка вернуть умму к основам Ислама, вернуть ее к фундаментальным принципам Корана и Сунны, составляющим основу исламской цивилизации.

Бадави выразил этот подход в своей речи на Генеральной ассамблее UMNO 2004 года: «Ислам Хадари» является полной и всеобъемлющей концепцией… Славное наследие исламской цивилизации во всех ее аспектах должно быть использовано в качестве источника вдохновения для малайской расы и обеспечения ее процветания».

Несмотря на то, что авторы концепции «Ислам хадари» выводили ее основные принципы из интеллектуального наследия таких признанных авторитетов, как Юсуф аль-Карадави, Мухаммад аль-Газали и даже Ибн Хальдун, критики этой концепции утверждали о невнятности заявляемых ею целей.

Как пишет Мохд Сани, «вместо оригинальной творческой мысли, все, что предлагают существенного – это «десять ключевых ценностей» чрезвычайно примитивных и банальных, слишком общих и размытых».

Несмотря на это, Малайзия на сегодняшний день является одним из ориентиров исламской экономики и политической мысли.

Ильяс Капиев



1 комментариев


  1. (15.09.2015 10:43) #
    0

    /«десять ключевых ценностей» чрезвычайно примитивных и банальных, слишком общих и размытых»./
    Великие мысли часто кажутся такими для не особенно глубоких людей.