ХАМАС против «Аль-Каиды». Джихад реальных нужд

Апогеем идеологических нападок «Аль-Каиды» на ХАМАС стал момент, когда тот сформировал правительство. После того, как ХАМАС вытеснил ФАТХ из сектора Газа в июне 2007 года, радикалы потребовали, чтобы движение объявило на подконтрольной территории создание исламского Имарата.

Но то, что ХАМАС начал управлять Газой в соответствии с собственной логикой и последовательностью политических шагов, лишь с новой силой разогрело идеологический конфликт между ним и «Аль-Каидой» (здесь мы имеем в виду не полумифический медиа-фантом американских СМИ, а конгломерат крайних групп, имеющих схожую идеологическую базу). В основе этого, как выясняется, лежат два разных видения и подхода к джихаду в современном мире.

Порядок ХАМАС


После изгнания ФАТХ из сектора Газа ХАМАС быстро попытался взять под контроль и пресечь активность иных вооруженных групп, которые размножились по всему анклаву в предыдущие годы. Цели ХАМАС в зачистке Газы от других сил, кроме отрядов самого ХАМАС, и укрепления своей власти по всему сектору, были достаточно широкими.

В их числе - очистить все оставшиеся зоны влияния от сторонников соглашательского по отношению к «Израилю» ФАТХ; восстановить законность и порядок в секторе, отсутствие которого являлось одной из основных проблем местного населения; прекратить похищения иностранных граждан, поскольку 24 иностранца, в том числе 16 граждан стран Запада, были украдены в Газе с 2004 по 2006; а также попытаться повысить свой международный имидж.

ХАМАС быстро мобилизовал свои силы, в частности, против такой несистемной, но одной из самых мощных вооруженной группировки, как «Армия Ислама» («Джайш аль-Ислам»), встроенной во влиятельный клан Дугмуш в секторе Газа. «Армия Ислама» в свое время похитила корреспондента «BBC» в регионе, а затем потребовала освобождения двух заключенных, связанных с «Аль-Каидой», – неудавшегося иракского смертника, находящегося в заключении в Иордании, а также харизматичного проповедника Абу Кутада, который был заключен в тюрьму в Великобритании.

Кроме того, «Армия Ислама» постоянно в провокативной форме обрушивалась с критикой на ХАМАС, почти целиком и полностью воспроизводя обвинительную анти-ХАМАСовскую риторику «Аль-Каиды». В ответ движение сначала обеспечило освобождение британского заложника, затем разоружило и расформировало «Армию Ислама» и, наконец, взяло под полный контроль непокорный укрепрайон клана Дугмуш.

Хорошо вооруженные и натренированные бойцы ХАМАС реализовали ту же тактику в отношении всех других крайних группировок, действующих на территории сектора Газа, в том числе в отношении «Армии исламской уммы» («Джайш аль-умма») и «Воинов сторонников Аллаха» («Джунд ансар Аллах»). Были также проведены обыски и рейды в мечетях с радикальными имамами и прихожанами, а также задержаны отдельные боевики, ориентированные на «Аль-Каиду».

Единственная вооруженная боевая группировка, которую не тронул ХАМАС, - это давний антиизраильский союзник ХАМАС – «Исламский джихад». Но даже его бойцам, несмотря на то, что они направлялись ХАМАС на передовые линии противостояния с израильскими силами, было запрещено патрулирование улиц Газы.


Гнев «Аль-Каиды»

Вполне ожидаемо, что ликвидация ХАМАС связанных с «Аль-Каидой» группировок в секторе Газа вызвала бурю возмущения со сторону руководства последней. В декабре 2007 года Усама бин Ладен (или тот, кто выступает от его имени) уже сам обвинил ХАМАС в «пренебрежении своей религией» и «признании международных договоров» с неисламскими структурами. В то же время его правая рука Айман аз-Завахири обрушился на ХАМАС с обвинениями в «сдаче четырех пятых Палестины».

В феврале 2008 года Абу Умар аль-Багдади, лидер «Аль-Каиды в Ираке», провозглашенный халифом, призвал боевое крыло ХАМАС разорвать отношения с «заблудшим и коррумпированным политическим руководством движения». Этот призыв, фактически, к внутреннему мятежу и перевороту внутри ХАМАС привел только к ужесточению контроля движения над сектором Газа и окончательному подавлению несистемных вооруженных группировок.

Враждебность «Аль-Каиды» по отношению к ХАМАС, в конечном счете, неожиданно привела к тому, что осенью 2007 года Саид Имам аш-Шариф, более известный как «доктор Фадль», один из активистов и основателей «Аль-Каиды», вдруг выступил против Бин Ладена и Аз-Завахири. Этот публичный отход одного из виднейших активистов нанес сокрушительный удар по «Аль-Каиде» в кругах «джихадистов».

Позже Айман аз-Завахири пытался перед своими сторонниками несколько дезавуировать этот случай. Но даже в ходе этого многие выразили свое неодобрение убийствам боевиками «Аль-Каиды» мусульман в таких странах, как Ирак, и агрессивными нападкам на ХАМАС.

Бастион Газа

После этого случая руководство «Аль-Каиды» несколько приглушило свои атаки на ХАМАС и сосредоточилось на том, что они называли «исламским долгом вести войну против «Израиля» и снять «блокаду сектора Газа». При этом они обвиняли египетское правительство Хосни Мубарака в сотрудничестве с Тель-Авивом в блокаде анклава, призывали египетских мусульман восстать против своих правителей и критиковали египетских «Братьев-мусульман» за то, что они смирились с существующей политической системой.

Блокада Газы «Израилем» и превращение проблемы блокированного сектора в боль и трагедию всего исламского мира позволили «Аль-Каиде» использовать образ оккупированной Палестины уже, не вступая, в противостояние с ХАМАС. Так было и на протяжении всей израильской бойни, учиненной в последние дни 2008 года в Газе под названием «Операция «Литой свинец».

А в январе 2009 года Бин Ладен (или тот, кто выступает от его имени) снова призвал к всемирному глобальному джихаду против США и «Израиля», еще раз подтвердив свое обещание свергнуть предательские арабские режимы. Таким образом, Газа, в очередной раз, оказалась не более, чем фрагментом на доске глобального джихада «Аль-Каиды».

Без сомнения, лидеры «Аль-Каиды» были разочарованы тем, что руководство и ополчение ХАМАС не понесло большие потери и сумело выстоять во время израильской бойни «Литой свинец». Ведь до тех пор, пока Газа остается под контролем ХАМАС, у крайних сил практически нет шансов для развертывания своей собственной сети на этой территории.


Ливанский случай. Вакуум власти

Другая ситуация в Ливане в лагерях палестинских беженцев. Тот факт, что ХАМАС всегда отказывался развивать военное присутствие в Ливане и в лагерях беженцев, даже после схода с арены Организации освобождения Палестины, как, впрочем, и просирийских группировок, создал вакуум безопасности, особенно в районе города Сайда и Триполи.

Именно этот вакуум и удалось заполнить «салафитско-джихадистским» группировкам. Зимой 2006-2007 годов лагерь палестинских беженцев «Нахр аль-барид» в северном Ливане стал своеобразным опытным полигоном, где ветераны джихада в Ираке, вдохновленные «Аль-Каидой» проповедники и отошедшие от идеалов национального палестинского Сопротивления бойцы предприняли попытку создания движения, известного как «Фатх аль-Ислам».

Это новое движение потеряло свой укрепрайон в «Нахр аль-барид» в сентябре 2007 года после нескольких месяцев боев с ливанской армией. Но это же движение сохраняет тесные связи с «Аль-Каидой» через свою иракскую ветвь. Тем не менее, только эти лагеря беженцев в Ливане – это единственное место, где «джихадисткая» глобальная идеология с подчеркнутым «салафитским» окрасом вытесняет палестинскую, национально окрашенную идеологию Сопротивления.

Что же касается самого сектора Газа, то до тех пор, пока непредвиденная катастрофа не превратила Газу в новый «Нахр аль-барид», трудно представить, как «Аль-Каида» сможет оспорить власть ХАМАС на его собственной территории.

«Джихад-фантом» и джихад реальных нужд

С практической точки зрения, упор ХАМАС не на глобальный джихад против всех, а на палестинскую борьбу против «Израиля» приводит к некоторому непониманию и даже конфронтации с любым другим глобальным «джихадистским» проектом.

Однако, с точки зрения «Братьев», ХАМАС преуспел в возрождении политической повестки дня 1940-х годов, когда джихад в Палестине обеспечил приток к «Братьям» самоотверженных мусульман со всего региона. Действительно, и «Братья-мусульмане» и, особенно ХАМАС, добились значительных успехов в создании широкой социальной и политической базы.

Они добились этого, ориентируясь и решая реальные проблемы реальных людей, как в своей социальной работе, так и в политической борьбе и джихаде. Это делает их полной противоположностью «Аль-Каиде», провозглашающей такие абстрактные, далекие от нужд реальных людей цели, как единовременный подъем глобального вооруженного джихада по всему миру, без оглядки на нужды, интересы и специфику социальной жизни мусульман в каждом отдельном регионе. Эта утопическая стратегия все больше заставляет задумываться о том, кто реально стимулирует и получает дивиденды от такой деятельности.

Именно поэтому идеология «глобального фантом-джихада» «Аль-Каиды», кажется все больше и больше выпадающей и отрывающейся от мусульманской действительности и от мусульманского населения, которое она стремится мобилизовать под свои знамена. Этот момент является настолько серьезным уязвимым местом крайних сил, что именно из-за него «Аль-Каида» может проиграть и уже проигрывает идеологическую конкуренцию с «Братьями» и ХАМАС.

По материалам зарубежных аналитических ресурсов

Руслан Курбанов, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, кандидат политических наук



0 комментариев